Страсти по Эсмеральде

Света СВЕТИКОВА: “С мальчиками мне неинтересно”

4 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 579

Она маленькая, темноволосая и очень веселая. Звезда мюзиклов “Метро” и “Нотр-Дам”, которую французы назвали лучшей в мире Эсмеральдой. Выпускница “Фабрики звезд-3”, признанная самой сексуальной девушкой проекта, и участница “Последнего героя”.

Последние полгода 20-летняя Света Светикова страдала из-за отсутствия настоящей работы и неурядиц в личной жизни. С работой после завершения телевизионных проектов оказалось сложно.

С личной жизнью — еще сложнее. Теперь Света ощутила 100-процентную перемену в себе и вокруг. Рядом с ней уже нет улыбающегося мальчика Ромы, с которым так непросто развивался роман у Светиковой на “ФЗ”, зато есть мускулистый красавец по имени Саша, вселивший в девушку надежды на лучшее. За совместным ужином мы и застали пару в одном из кавказских ресторанчиков.

Звезд ссорили продюсеры

— Света, что-то о тебе в последнее время не особо было слышно. Уж не творческий кризис ли настал?

— Если говорить прямо, у меня действительно был неприятный творческий застой, который длился полгода и начался после “Последнего героя”. Я металась туда-сюда. Не понимала, что делать, с кем работать.

А затем случилось все сразу: я нашла близких мне по духу продюсеров, стала записывать новые песни, встретила прекрасного молодого человека и, в общем, снова ожила.

— А как же твой конек — мюзиклы?

— Мой последний мюзикл — “Ромео и Джульетта”, где я сыграла не один спектакль. Но в какой-то момент я поняла, что там и без меня много прекрасных Джульетт. И пусть они играют себе в удовольствие. А я сыграла роль Эсмеральды — первой и самой молодой в России — пусть за мной останется это имя. Хотя если у нас в стране будет поставлен мюзикл, который мне понравится, — я буду в нем участвовать.

— Слушай, а как ты, такая маленькая, умудрилась в большой мюзикл попасть?

— Началось с того, что в восемь лет я оказалась в Московском детском театре эстрады. Тогда у меня началась прямо-таки детская звездная болезнь, потому что в театре обо мне только и говорили: ах, Светикова такая необыкновенная!

В 15 лет я выиграла в конкурсе “50 на 50” и три года контракта на обучение в Майами. Я была на седьмом небе от счастья, пока подруга не принесла кассету с песнями из “Метро”. И у меня буквально снесло крышу. Я объявила, что обязательно пойду в мюзикл.

В итоге после кастинга я пришла и сказала: мама, я никуда не поеду. У нее была истерика. Папа хватался за ремень. Постепенно все смирились. Это было самое прекрасное время моей жизни.

— Скажи честно, тебе как участнице “Метро” сделали поблажки при отборе в следующий мюзикл, “Нотр-Дам”?

— Изначально на роль Эсмеральды вообще планировали Теону Дольникову. Продюсеры даже не заикались о моем участии, пока я не пришла, не положила книгу на стол и не сказала: вы читали про Эсмеральду? Вот прочтите — и посмотрите на меня. Это я. Никуда от этого не деться: маленькая, черноглазая, хорошо поет и танцует.

Тогда за моей спиной говорили неприятные вещи. Что меня тащат за уши, что богатые родители. Наглая ложь! Мама моя, вокалистка, всю жизнь посвятила моему воспитанию. А папа — художник в очень редком жанре флорентийской мозаики. Его труд кропотливый, каждая работа — шедевр. И потому теперь (Света переходит на шепот) я содержу семью.

— Тебя не смущали сравнения с Дольниковой?

— Нас специально сталкивали продюсеры, им, видимо, нравился этот накал страстей. Между нами, конечно, не было грандиозного конфликта, но мы часто появлялись с ней одновременно в одних и тех же местах, ходили на одни сеансы со своими молодыми людьми и так далее. В общем, выпендриться хотели.

Сейчас у нас хорошие отношения. Мы поговорили и поняли, что просто были не совсем правы.

“Мне говорили в лицо: ненавижу!”

— Насчет мюзиклов понятно, но зачем тебе, уже состоявшейся артистке, нужно было идти на “Фабрику”?

— После премьеры очередного мюзикла мне позвонили с “Фабрики” и предложили: а приходите к нам на кастинг! Я тогда подумала: какая “Фабрика”? Там какие-то дети бездарные! А потом вспомнила, что там еще есть педагог Владимир Коробка, с которым я мечтала работать. Я знала, что он очень дорого стоит, и не могла себе позволить учиться у него.

Меня взяли в проект, и это было для меня первое действительно тяжелое испытание. Постоянные репетиции. Поесть некогда абсолютно. Поэтому хватали все, что готовится в микроволновке. Естественно, набрали килограммов по пять минимум.

Нас спасали только ежедневный фитнес и очень много нервов. Как можно не нервничать, когда люди смотрят тебе в глаза и открыто говорят: я тебя ненавижу. Такие были ребята. Человек семь из шестнадцати мне это точно говорили.

— За что же тебя так?

— Да просто у меня в первую же неделю был самый высокий рейтинг.

— Помню, как по окончании проекта ты расплакалась, когда тебя назвали самой сексуальной фабриканткой.

— Да, потому что я хотела получить “лучший вокал”, честно признаюсь. Потому что, извините меня, как так: я отыграла столько спектаклей! По три часа живых спектаклей выдерживала, а потом пела на “Фабрике” попсу. Так разве мой вокал не заслужил похвалы?!

— А сама ты считаешь себя сексуальной девушкой?

— Ну, безусловно. Видишь молодого человека рядом? Не зря же! — Света смеется. — А еще я вошла в FHM в сотню самых сексуальных девушек. Хотя я довольно юная, чтобы в принципе туда войти.

Кочеткову на “Фабрику” привела ревность

— С кем из коллег ты сейчас общаешься?

— Да со многими. С “Тутси”, Соней Кузьминой, Иркой Ортман, Никитой Малининым и другими. С девчонками мы периодически созваниваемся и тусуемся.

— Смотрю, все-то у тебя в друзьях ходят...

— Ну, не все, допустим. Одно время я не общалась с Настей Кочетковой. Она выдумала историю, что я отбила у нее парня. Хотя это неправда. И вот ее прям тогда колбасило. Говорила, что со мной разберется, но потом, слава Богу, переменила свое мнение.

— То есть ты не отбивала, он сам к тебе ушел?

— Да нет. Это был просто приятель. Мы с ним пару раз приехали в клуб. Она была его девушкой, от которой он как раз в этот период ушел. И тут я появляюсь! Настя, естественно, придумала историю, что Костик ушел к Светиковой из “Фабрики звезд”.

Может, это ее и подтолкнуло пойти на “Фабрику звезд”? — Света задумывается. — Но сейчас мы уже помирились. Недавно она подошла ко мне в клубе и сказала: “Света, я тебе благодарна, ты изменила всю мою жизнь”. Да, и такое случается.

— Признайся, ты уже успела вкусить прелести фанатской любви?

— А как же! К нападениям фанов я уже привыкла. Видимо, так у них любовь проявляется. Например, на гастролях мужик подошел, попросил автограф для его дочки, а потом как за волосы схватил! Слава Богу, охрана была рядом. Но все равно было больно, и он успел вырвать клок.

“Последний герой” испортил желудок

— С “Фабрикой” мы выяснили, а на “Последнем герое” ты как очутилась?

— Очень просто. Мы ехали в какой-то очередной город. Ко мне подходит Соня Кузьмина и говорит: тебя отвозят в “Последний герой”. Я такая: вы что — с ума сошли? Какой “герой”?! А вдруг тараканов придется есть?! Но тут я подумала: лучше я испробую все, чтоб не жалеть. В общем, уехала. А что было там — страшное дело!

— И что же?

— Ну, во-первых, истощение организма, после которого я лежала в больнице. По приезде я сразу заболела, мой желудок до сих пор всю пищу не принимает. На третий день я захотела вернуться домой, потому что это было страшно, я не выдерживала: постоянные ливни, москитные шрамы, постоянно в крови и грязи. Сорок дней не чистить зубы — как вам?..

— А жвачку не давали?

— Щас прям! За жвачку можно было подраться, просто убить.

— Тебя подстегивал финансовый стимул?

— Да что ты! На выигрыш я и не рассчитывала. А за съемки там мне заплатили только по приезде. И то — невеликие деньги.

Я приехала абсолютно истощенная. Мой молодой человек, когда меня увидел, сказал: “Быстро жрать!”. Так прямо и сказал. Потом пирожки стояли везде по квартире. Я была очень худая, все вещи висели, и это было не особо-то красиво. Хотя мне нравилось.

Любовь убили километры

— Раз уж упомянула о молодом человеке, признайся: что у вас с Ромой не заладилось? Насколько я знаю, несмотря на вашу ссору во время “Фабрики”, вы же потом помирились?

— Честно говоря, главной причиной всему послужило расстояние. Я встречалась с ним целых два года. После острова он сразу меня увез в Англию. Там я отдыхала и выступала. У меня был джазовый концерт, который мы делали с моей подругой Теоной Контридзе. Кстати, англичане обожают русскую музыку — особенно “ВИА Гру”. У них диски и плакаты по всей квартире валяются.

Так вот, мы расстались, потому что я его фактически не видела. Я не могла все время жить в Англии. С тех пор как он уехал учиться, я постепенно отвыкла от него, намучилась одиночеством, у меня все и прошло. Причем мы расстались, когда он уже вернулся в Москву.

— А как произошло ваше знакомство с Александром?

— Он летел в самолете в Египет. Там я его приметила. Потом летела через неделю обратно — опять не стала знакомиться. Через два месяца он случайно пришел в клуб, хотя вообще практически не тусуется, и ему подруга показала меня: “А вон девочка с “Последнего героя”. Мы увидели друг друга, подошли, узнали и уже не стали расставаться.

— И с тех пор — сплошная идиллия?

— Ну почему? Саша довольно ревнивый. Потому что молодых людей, которые мне звонят, очень много. А он прямо досье о каждом спрашивает. Меня это немножко напрягает, но он вроде бы уже привыкает, я сказала — сам выбирай: ты понял, кого встретил.

— А сама-то ревнуешь?

— Было пару раз. К сожалению. — Света многозначительно покашливает, искоса бросая взгляды на Александра. — Ну, это и хорошо. Для меня ревность не в тяжесть.

— Свет, твои парни все как на подбор. Тебя можно взять смазливым лицом?

— Идеала внешнего у меня нет точно. Бывает, что глаза начинают выделяться, то тело, то носик с ума сводят или волосы. Конечно, у моих парней есть общая черта. Они крепкие, высокие и обязательно мужественные, потому что с мальчиками мне неинтересно. Меня поражает, когда парень потрясающе водит машину, или он серьезный, читает книги. Он может сесть, рассказать мне про звезды. Я ни фига не пойму, но это будет так здорово! Потому что я девушка глупенькая, живу на одних эмоциях.




    Партнеры