Сопля голландская

Сергей Прохоров: “Я блефую по совместительству”

7 мая 2006 в 00:00, просмотров: 3854

Как считают зрители, ведущий передачи “Блеф-клуб” Сергей Прохоров должен всегда ходить в красном пиджаке, улыбаться и начинать разговор с вопроса: “А верите ли вы?” Однако сам он считает себя замкнутым человеком, любит собак и работает директором санкт-петербургского Дома ученых.

Униформа оптимиста

— На телевидении у вас очень позитивный образ. Это привычная роль или вы на самом деле такой оптимист?

— У каждого человека есть маски, которые он надевает в разных ситуациях. Когда я прихожу в хорошую компанию, я, наверное, такой, как на телевидении. Но если я всегда буду ходить со счастливой улыбкой, меня примут за идиота. Вообще-то я довольно замкнутый человек, в умных компаниях больше люблю слушать.

— Не похоже, что вы замкнутый…

— Ну почему. Я люблю побыть в одиночестве. Хотя всегда приятно, когда на улице ко мне подходят незнакомые люди, здороваются. Кстати, часто на улице со мной начинают разговор с вопроса: “А верите ли вы?”

— И вас это не раздражает?

— Нет, я уже привык. Многие еще думают, что я всегда должен ходить в красном шарфике… Хотя по правилам нашей игры красный шарфик на игроках.

— Вы должны быть в красном пиджаке?

— Точно. Кстати, он появился у нас в программе совершенно случайно. Мы снимали видеовопросы для “Блеф-клуба” в Голландии. Например, верите ли вы, что знаменитая фраза “сопля голландская” принадлежит Эразму Роттердамскому, который написал ее в своем труде “Похвала глупости”? Это был вопрос для Игоря Корнелюка. Он, кстати, ответил “да”.

Так вот, под конец нам дали всего час времени на походы по магазинам. Я влетел в какой-то магазинчик. И там на вешалках висело три пиджака. Они были как сигналы светофора: красный, желтый и зеленый. Причем таких ядреных цветов… В желтом я бы выглядел просто попугаем, а зеленые тона у нас в программе уже были. Поэтому купил красный. И этот голландский пиджак прожил на телевидении целых девять лет.

— Но потом вы сменили униформу?

— Да, ему на смену пришел пиджак с вышитыми картами, в котором я сейчас веду передачу. Его сделала для меня питерский модельер Дана.

Энциклопедия обмана

— Вы сами придумываете вопросы для финальной игры?

— Практически с самого начала. Читаю тучу журналов вроде “Наука и техника”, “Знание — сила”, “Наука и религия”, юмористические — “Красная бурда”, все газеты, в которых может быть что-то интересное, слушаю радио. У меня вся жизнь подчинена этому.

— Вы, наверное, очень эрудированны?

— Если судить по передаче “Что? Где? Когда?”, то не очень. Там все-таки играют действительно умные люди. Некоторые приходили в “Блеф-клуб” и, как правило, отвечали на все мои вопросы. Правда, однажды мне все-таки удалось поставить Сашу Друзя в тупик. Я прочитал где-то интересный вопрос: почему на уссурийских тигров охотятся только зимой? И решил, дай-ка я на Сашке его проверю. Он думал больше минуты, выдвинул две версии, и они оказались неправильными.

А ответ очень простой: потому что тигра можно вычислить только по следу. Но то, что я заставил его сильно задуматься, было очень приятно. У Саши поразительная память. Я ему как-то честно сказал: “Саша, ты большая советская энциклопедия, а я — детская”.

Ловушка для дятла

— Почему в “Блеф-клуб” приглашают артистов, а не обычных людей?

— Чуть больше года у нас играли обыкновенные люди. А потом мы попробовали пригласить Михаила Светина, Семена Альтова, Кирилла Набутова. И почувствовали, что с артистами намного интересней. Они запросто могут что-то спеть, рассказать. Подкалывают друг друга.

— Знаменитости сильно расстраиваются, когда проигрывают?

— Бывает. Некоторые даже открыто выражают недовольство. Тем, кто привык всегда выигрывать, в “Блеф-клубе” бывает тяжело.

— Часто отказываются от участия?

— Иногда такое случается. Кому-то не нравится название “Блеф-клуб”, потому что в нем уже скрыт обман. А кто-то просто признается, что не умеет рассказывать истории. Например, Олег Иванович Янковский смело заявил, что считает себя плохим рассказчиком. Может быть, он просто не хотел играть.

— Легко ли обдурить артиста?

— Со всеми по-разному, конечно. Например, актера Анатолия Юрьевича Равиковича обманывать одно удовольствие. Да он, по-моему, и сам этому рад. Он мне как-то сказал: “Сережа, вы меня можете обманывать, когда хотите и сколько хотите. Я доверчивый”.

Но даже самых недоверчивых можно поставить в тупик специальным вопросом. Например: “Верите ли вы, что Иван Сусанин — автор первого маршрута по Золотому кольцу для польских туристов?” Вы скажете “да”, я скажу “нет” или наоборот. Это вопрос-ловушка. А вот то, что гигантский дятел не может задолбать маленького слона, — это точно.

Антиквариат в лесу

— Почему вы не ушли из Дома ученых, когда появился “Блеф-клуб”?

— Знаете, Дом ученых в Лесном — это старинный особняк. Он стоит в парке, где по деревьям бегают белочки… И мне часто говорят, что в таком кабинете, как мой, у нас даже министры не сидят. Он действительно очень красивый. Там антикварная мебель, картины, скульптуры, канделябры. Я видел много кабинетов, но, честно, у меня лучше.

— То есть вы остались из-за белочек и красивого кабинета?

— Ну, не то чтобы из-за кабинета. Просто одна работа другой не мешает. Поэтому я никогда не задумывался об уходе. Как сказал один наш политик: “Вы блефуете по совместительству”.

— Правда, что в Доме ученых, кроме директорской должности, вы еще бываете электриком и водопроводчиком?

— Может, это неправильно, но мне проще сделать все самому, чем ждать, когда приедет пьяный водопроводчик в резиновых сапогах, все затопчет, испачкает. У меня техническое образование. Оно ума не прибавляет, но дает умение пользоваться справочниками. Вот я и пользуюсь.

— Когда строили свой коттедж, архитектора все-таки приглашали?

— Приглашали. Но у нас с ним были принципиальные споры. Из-за лестницы. По правилам архитектуры лестница должна быть устроена так, чтобы подниматься по часовой стрелке. Вот вспомните, в том доме, где вы живете, по часовой?

— По часовой…

— Правильно, потому что правая рука должна держаться перил. А мы ее задумали против часовой стрелки. Архитектор говорит: не по правилам! Но нам с женой так удобней. Зачем нам эти правила?

“Плачу за укусы”

— Вы сторонник порядка? Чтобы все на своих местах…

— Что вы! У меня в кабинете такой бардак, что я всегда извиняюсь, когда завожу туда людей. Но в этом бардаке я всегда знаю, где что лежит. Главное, чтобы жена ничего не трогала. Обожаю всякие картинки, скульптурки, цветочки, рамочки, подсвечники. На них уходит куча денег, но зато их можно все время переставлять с места на место.

— Я слышала, что у вас целая команда собак?

— Под Новый год умерли сразу две собаки, которые были с нами очень долгое время: дворняжка Маша и овчарка Мела. Мы тут же взяли щенка восточноевропейской овчарки, назвали Нора. А в Доме ученых живет Дина. Я подобрал ее на улице. Мы с женой часто подбираем собак, выхаживаем и пристраиваем в хорошие руки. Иногда Дина кусает посетителей за брюки… а я за них плачу. Третья наша собака, Рыжик, поселилась в будке охранников.

— У вас личная охрана?

— Нет, конечно. Это был бы перебор. Охраняется наш коттеджный городок. Я вообще очень спокойно отношусь к своей персоне. И так жалко бывает людей, у которых крыша съезжает от собственной значимости.




Партнеры