Плазменная любовь

Ирина Дубцова “Многим не по себе от моих взглядов”

14 мая 2006 в 00:00, просмотров: 461

После “Фабрики звезд-4” любители поп-музыки открыли для себя еще одно имя — победительницы проекта Ирины Дубцовой.

И начала девушка неплохо: хит “О нем” заполонил радиоэфиры, а впоследствии появилось и несколько клипов. Но музыкальные достижения оказались ерундой по сравнению с главным “призом” проекта: прямо в ТВ-эфире Ирина вышла замуж за солиста группы “Плазма” Романа Черницына.

А недавно певица и мужняя жена стала еще и мамой: у Романа и Ирины родился мальчик, настоящий богатырь. Беременность девушка по возможности скрывала.

И даже когда все свершилось — не особо распространялась на темы семейной жизни. Однако нам все же удалось узнать, как поживает Ирина в новом качестве.

Диеты не помогают

— Ирина, что-то тебя особо не слышно и не видно по ТВ.

— Вообще-то я, еще будучи беременной, начала писать свой второй альбом. Последний раз была на студии за 11 дней до родов. Но, конечно, главное сейчас — сын Артем. Ему вчера исполнилось два месяца. Мы принимали поздравления по телефону, подарили ему игрушки и книжку. Он уже начал активно интересоваться игрушками.

— То есть ты пока целыми днями дома, с ребенком?

— Сейчас — никаких туров с “Фабрикой”. Я думаю, такая ситуация будет еще полгода. Единственным исключением станет “Новая волна” в Юрмале. Мы вчера созванивались с Игорем Яковлевичем Крутым, он спросил, готова ли я работать, похудела ли я. Я сильно поправилась за беременность — на 20 килограммов, хотя нормой считается 15. Зато ребенок родился почти на четыре килограмма — богатырь, словом!

— Наверное, на диетах после родов сидишь?

— Я пробовала разные диеты. Сидела на безуглеводной, но от нее быстро худеешь, а потом быстро набираешь. Голодание пробовала, но после него начинаются боли в желудке.

Летом планирую вплотную заняться спортом, благо моя мама и Ромина с удовольствием сидят с ребенком. Единственное (Ирина смеется) — папы в родном Волгограде уже воют: верните нам жен!

Семейный общак

— Известно, что песня “О нем” была посвящена Роме. А замужество и рождение ребенка отразились в твоем творчестве?

— Эта песня о неразделенной любви была написана в период абсолютного женского счастья. Так что на творчество моя жизнь не влияет. А вот характер мой поменялся...

— И в чем же это проявляется?

— Я стала мягче. У меня много друзей-мужчин, я всегда была такая девочка-друг. Но сейчас уже нет той “пацанки”. Кстати, многие считают, что у меня злой и тяжелый взгляд. Но у меня просто такое строение глаз — верхним веком чуть прикрыт зрачок, и кажется, что взгляд исподлобья.

— Вы с Романом во многом похожи или в вашем случае сошлись противоположности?

— Начну с того, что мы познакомились еще семь лет назад, когда оба жили в Волгограде. И до свадьбы встречались два года. Естественно, изначально были моменты, которые нас объединяли. Мы воспитаны очень похоже, оба из полных семей, наблюдаем, как долго и счастливо живут вместе наши мамы и папы. А еще часто бывает: он подумал, я сказала. Рома тогда говорит: “Так и поверишь в переселение душ”.

— И что, у вас тоже идиллия по примеру родителей? Случается хоть, что милые бранятся?

— О-о-о! Это милое дело! (Смеется.) Но больше двух минут мы дуться не умеем. И переделывать друг друга не пытаемся. Мы оба взрослые люди, хотя у нас разница в возрасте 9 лет. Правда, она не ощущается. Иногда мне кажется, что я старше. (Улыбается.)

— Обязанности-то по дому между собой распределили?

— Ну то, что Рома не готовит, — это точно. Я люблю готовить, умею готовить всяческие иностранные блюда. А Рома заведует деликатесами. Он может их купить и съесть. (Смеется.)

Распределения обязанностей у нас нет, как-то все само собой получается. Нам по барабану, кто помоет посуду. Я могу это сделать, он — и даже не заметит. Часто женщины охают: мой муж разбрасывает носки! Да пусть разбрасывает — я подниму и не вспомню об этом.

— А на ком лежит семейный бюджет? Кто главный добытчик?

— А все поровну! То я меньше зарабатываю — он больше, то я больше приношу денег. У нас общий бюджет. Я знаю, где лежат деньги в доме, он знает.

Свадьба за чужой счет

— Ира, ты успешная девушка, многого добилась. Зависть к себе ощущаешь? Вот ходят разговоры, что ты попала на “Фабрику” по блату...

— Да я не платила ни копейки. Первое и второе места заняли самые малообеспеченные участники — я и Зацепин. Но и остальные тоже были на кастинге и прошли как простые смертные. Хотя у Насти Кочетковой родители небедные, у Тимати обеспеченная семья. Алекса прошла, несмотря на все разговоры про ее богатого папу, без денег: она красивая и очень талантливая. Это на “Фабрике” она пряталась под кровать от испуга, был этакий детский сад. А сейчас она стала совершенно другой девушкой.

— Кому пришло в голову сделать свадьбу прямо на “Фабрике”? Многие считают, что это было только для пиара...

— Действительно, ходило много таких слухов. Но никто не подумал, что нас разлучили на три месяца. Мы не имели возможности ни увидеться, ни созвониться. И чувства настолько обострились, что Роман решился на нереальный для него шаг. Он никогда не выставляет это напоказ. А здесь ему было наплевать, что вокруг люди, камеры — он делал мне предложение.

— Экспромт экспромтом, но Яна Чурикова сразу сказала, что свадьба состоится на проекте...

— Как выяснилось позже, Игорь Крутой был знаком с Романом и знал, что между нами отношения. И когда он увидел Рому на концерте “Фабрики”, он ему сказал: “Женись!” Рома тут же ответил: да я-то готов, но как? Игорь Яковлевич ответил: “Встань да скажи”. В общем, так они договорились заранее.

— Что больше всего запомнилось на свадьбе?

— Свадьба была классной. Наши родители, правда, не смогли приехать, не успели решить вопрос с работой. Но были родители Насти Кочетковой, они нас так опекали. У нее очень хорошая семья — пример для подражания.

Вечером тогда было невыносимо холодно, и тут Настины мама и папа подошли и передали нам новые теплые носки. Где они их взяли? А Настин папа принес рюмку коньяка. Я почти ничего не ела и так опьянела с этой рюмки! Села в уголочке и все сокрушалась: “Рома, я такая пьяная!”

— Я слышала, что родители Кочетковой помогали в организации свадьбы...

— Да, весь корабль, на котором мы справляли, палаты — это был подарок от их семьи. Настин папа позвонил Роме и сказал: позаботься о платье-костюме и кольцах, а банкет мы организуем. Рома долго отказывался, но Настина мама его уговорила, сказала: “Какая разница, мы бы вам деньги подарили с таким же успехом”.

Кесарево сечение

— Расскажи, как прошло появление на свет малыша?

— Сама беременность прошла легко. Но во время родов было кесарево. И в роддом я приехала сама за рулем. Мы договаривались на другой день, но с утра позвонил врач и сказал: “Приезжай! Будем рожать!” Рома как раз ехал в поезде из Киева, а я дома, машина под окнами. Ну и поехала. Артем родился в 14.15: часы висели у меня перед глазами. Рома рассмотрел его первым, как только примчался в больницу.

— Что он сказал тогда, помнишь?

— Он пришел с круглыми глазами из детской и сказал: “Там такой мой нос!” (Смеется.) Все в один голос говорят: да это копия папы! Уши, правда, мои.

— Ты заранее позаботилась о всевозможных кроватках, пеленках? Или, согласно примете, делала все “по факту”?

— Мне кажется, необходимо заранее все покупать. А эту примету придумали еще в советские времена, когда манежи и резиновые мячики с неприятными запахами раздавали по талонам.

На последних месяцах уже трудно ходить, болят живот, спина, но я с удовольствием ездила выбирать детские вещи. К тому же я заранее знала, что будет мальчик, — первое же УЗИ показало. Вон Настя Кочеткова мне говорила: я не хочу знать, не хочу знать. А сама звонит недавно: “А у меня будет девочка!” —“Ты же не хотела знать?” Она: ну я не удержалась!

Кстати, я не считаю, что мальчику нужно обязательно покупать все голубое. У Артема спальня голубенькая с цветом слоновой кости, но полно розовых ползуночков. Это маленький ребенок, что ж теперь — если его одеть в розовое, он вырастет с неправильной ориентацией?

— Что ты накупила в первую очередь?

— Было куплено все самое необходимое, не очень необходимое и вещи, которые вообще не нужны. Например, подогреватель детского питания нам не нужен. У Артема сейчас смешанное питание. Или вещь, которая, нам казалось, совершенно не нужна — радионяня, — стала жизненно необходимой. Положу рацию в карман и мою посуду, а он заплакал, закряхтел за стенкой — все слышно.

— Какие вы предусмотрительные...

— Нам еще друзья помогли. Сначала они просто подарили деньги, а сейчас дарят одежду на вырост. Ребенок так быстро растет, что ползуночков хватает максимум на две недели. Ходунки подарили — мы их забыли купить. Альбина, жена Доминика Джокера, привезла мне прямо в роддом весы. А я ей в свое время привезла прибор для сбора грудного молока. А еще поклонницы “Плазмы” дарят всякие сувенирные вещи: носочки, серебряную ложечку, коробочку для первого зубика…



Партнеры