Сердце Джоконды

Константин Крюков: “Люблю фригидных женщин”

8 октября 2006 в 00:00, просмотров: 701

Если бы будущему исполнителю роли Джоконды в знаменитой “9 роте” еще каких-нибудь три года назад сказали, что он вскоре станет настоящей звездой, кумиром тысяч девушек, — парень бы не поверил. Студент юрфака и помыслить не мог, что будет осваивать азы киноискусства. Но сейчас предложения о съемках на 21-летнего Константина Крюкова, у которого, кстати, нет никакого актерского образования, сыплются как из рога изобилия. Роль в сериале Павла Санаева “Нулевой километр”, “Три полуграции” Тиграна Кеосаяна, сериал “Любовь как любовь” и, наконец, еще не отснятый до конца, но уже нашумевший фильм “Жара”…

— Наверное, мне просто повезло, — признается актер и по совместительству племянник Федора Бондарчука и внук “оскароносца” Сергея Бондарчука.

О том, какую роль сыграло в жизни Кости родство с известными личностями и какой он, Крюков, в реальной жизни, мы попытались выяснить у самого парня.

Завидный зятек

— Константин, уже ощутил на себе всю прелесть славы?..

— Отчасти эта слава приятна, отчасти — нет. Иногда бывает зажатое такое состояние, когда начинают тыкать пальцем и обсуждать тебя за спиной.

— Когда на тебя обрушилась популярность? После “9 роты”?

— Скорее, после сериала “Любовь как любовь”. После “9 роты” я был лысым и не особо узнаваемым. У нас с Лешей Чадовым теперь происходят похожие ситуации — подходят люди и говорят: “Эй, чувак, ты такой вообще, такой! Дай автограф!” Я даю, а они добавляют: “А где ты играл-то?” (Улыбается.)

А сериал смотрит больше старшее поколение, женщины. Встречая меня на улице, они говорят: “Вы хороший зять! Как же мне хочется такого! Мой зять придурок!..” А ведь я даже не женат…

— Костя, я слышала, что часть твоей жизни прошла в Швейцарии. Как тебя туда занесло?

— Туда занесло моего отца, по работе. Мы переехали всей семьей. Мне было 4 года. В Швейцарии мы жили шесть лет. Но я туда ни в коем случае не вернусь. Это своеобразная страна. Они думают, что все русские — мафиози.

— Чем занимаются твои родители? Они имеют отношение к кино?

— Когда-то давно отец был главным редактором журнала “Советский фильм”. Но сейчас он занимается бизнесом и живет в Европе. Моя мама — Алена Бондарчук, актриса МХАТ имени Горького.

Дядин стриптиз

— Костя, твой дядя — Федор Бондарчук, твой дедушка был известнейшим режиссером. Выходит, твоя карьера была предопределена заранее?

— Это совершеннейшее заблуждение! Вчера я видел отрывок интервью с Федором Бондарчуком, где он говорит, как я попал в “9 роту”. Звучало это примерно так: “Я ему сказал: а ты не хочешь сняться, попробовать? Костя ответил: ну хочу. Я дал почитать сценарий. Он пришел и сказал: Федь, мне очень понравилась роль. Я его попробовал 15 минут. И взял”. На самом деле у меня были совершенно другие планы: я учился в юридической академии, готовился к поступлению в бизнес-школу…

— Режиссер на площадке давал тебе поблажки? Все-таки вы родственники!

— Когда мы появлялись на площадке, мы не воспринимали друг друга как дядя и племянник. И никто меня не выделял. А ведь могло быть, что все бы шептались: о, племяш, племяш... У Артура Смольянинова я иногда спрашивал такое! После чего он мог сказать: а что этот человек вообще делает на съемочной площадке? Но Артур при всей трудности его характера отвечал на самые дебильные мои вопросы.

— А спорить с дядей приходилось?

— Был принципиальный спор насчет сцены Белоснежки. Федору пришла мысль, что я должен выбежать голым и орать про Киприду и так далее. У меня не было никаких комплексов по поводу того, чтобы выйти голым. Но ведь Джоконда с ней ничего не делал! Мы из-за этого поспорили, и Федор согласился.

— А вне работы вы общаетесь с Федором? Может, созваниваетесь?

— Конечно! Мы же живем практически в соседних домах. Я с утреца люблю прийти к Феде, сесть на улице, на диванчике, когда погода позволяет. И вот мы с ним сидим молча: я чай, он кофе. И сигарету.

Вырванные ногти

— Ты как-то специально готовился к своей роли в “9 роте”?

— У меня же нет актерского образования. Поэтому пришлось прочитать Станиславского и Чехова. Но когда я первый раз увидел кинокамеру, то понял, что, кажется, влез куда-то не туда...

Мы вообще пришли бледными, хиленькими московскими парнями. Но по ходу съемок прошли такую маленькую армию. Мы здоровели, у нас отрастала щетина, менялись глаза. В Крыму в первый же день нам выдали форму, берцы, автоматы: “Ну, ребята, пошли в марш-бросок”.

— Тяжело было?

— На третий день кто-то наступил мне на руку и вырвал с корнем два ногтя. Я прихожу к Федору и говорю: “Федь, ну как обидно...” И упал в обморок! Принесли нашатырь, перебинтовали — и снова в бой. Потом ногти у меня отрастали, появлялись два облезлых синеющих полуногтя-полудырки. И какие-то гримеры, посмотрев “9 роту”, спрашивали потом у наших гримеров: “Не, ну как ты ему палец сделал?! Какой страшный палец!” (Смеется.)

— А ты служил в армии?

— Нет. Что бы ни говорили военные чины, считаю это бесполезным времяпрепровождением.

Знаток ювелирки

— Что говорили близкие, посмотрев “9 роту”?

— Бабушка сказала, что ей очень понравилось. Это было для меня очень важно. На премьере многие прослезились. Даже проректор юридической академии.

— Давно ты закончил юридический?

— В этом году. У меня специальность — гражданское право. Все “госы” сдал на 4. Приезжал со съемок сериала на полчаса, быстро сдавал и уезжал.

— Значит, кроме актерской деятельности можешь заниматься и юридической?

— У меня еще есть профессия — я геммолог. Это специалист по драгоценным камням. Если мне принесут камень, я скажу, что это такое, и составлю на него описание. Я даже своим подружкам советую, что покупать.

— Говорят, Джоконду ты сыграл неспроста: ведь ты еще и художник. И давно этим занимаешься?

— Моего деда, Сергея Бондарчука, все знают как режиссера, но он ведь много занимался и живописью. Дед настоял, чтобы я учился в Швейцарии в художественной школе. Там я выучился какой-то технике. Но серьезно я начал рисовать лет с 16. Одна галеристка убедила, что мне надо этим заниматься. Теперь я член Союза художников Чехии.

Несостоявшийся гей

— Тебе предлагали сняться в каких-нибудь сомнительных ролях и проектах?

— Ну, к примеру, мой герой сериала “Любовь как любовь”, должен был стать гомосексуалистом. От чего я отказался. Потому что в России люди настолько ассоциируют тебя с твоей ролью... Я очень хорошо отношусь к такого рода людям. Но сам к ним не отношусь...

— А съемки в постельной сцене предлагали?

— Если это снято красиво, то могу сняться с удовольствием... У меня была постельная сцена в сериале, была в “Трех полуграциях”. Там я играл любовника, отвратительного парня. Под одеялом мы с партнершей лежали в белье, но внешне, по ощущениям и действиям, все было по-настоящему.

— Ты сказал, что актерского образования у тебя нет. Не собираешься получать?

— Если и буду, то только в каком-то частном порядке. Идти на полный курс на 4 года — у меня времени нет.

— Сейчас заканчиваются съемки фильма “Жара”. Кого ты там играешь?

— Молодого парня, которого отец выслал в Лондон, потому что тому не нравилась папина любовница. Мажора, говоря современным языком. Что самое интересное, некоторые думают, что и я такой в жизни.

— Как тебе новоиспеченный актер Тимати?

— Раньше я был о нем абсолютно плохого мнения. Но после съемок понял, что это фантастически талантливый человек, очень организованный и мудрый. А еще — страшно харизматичный.

“Жить с девушками я не хочу”

— Ты сказал, что знаешь все о камнях. И часто ли ты даришь девушкам проверенные украшения?

— Мне больше нравятся подарки со смыслом. Люблю дарить книжки или рассказики небольшие, которые я сочинил о человеке. Ну и цветы, разумеется...

— Может, тебе просто некому дарить пока?

— К счастью, у меня есть девушка. Ее зовут Женя. Хотя, признаюсь, жизнь меня туда-сюда кидала: то я с ней общался, то нет. Когда мы расходились, моя линия жизни пересекалась с линиями других девушек. Это видно по страницам светской хроники. Но в какой-то момент я понимал, что это не мое, и мы снова сходились с Женей.

— Влюбчивый, значит, парень Константин Крюков?

— Влюбчивый. Но с моей девушкой мы общаемся уже четыре года. Довольно давно получается.

— И по какой же вы причине расставались?

— Мы два человека достаточно упертых. К примеру, она говорит: я хочу жить вместе. А я: не хочу жить вместе. Она: а я хочу!.. А я: слушай, надоело мне все это. Ну пока!.. Пока...

— И почему это ты не хочешь жить с девушкой?

— Я очень своеобразный человек, мне важно какое-то отграничение от окружающих, мое одиночество. Я не могу долго находиться в обществе.

Любовь четвертого размера

— Признайся, какие девушки тебе нравятся?

— У меня вообще нет женского идеала. Женя, к примеру, шатенка. Но модельным стандартам она не соответствует. Моя девушка в теле.

— Обладает модным четвертым-пятым размером груди?

— По-моему, у нее как раз четвертый. Но это не важно. Мне нравится гордость в женщинах, мне нравится безответственность. Девушка должна быть ветреная. Мне страшно нравится, когда женщине безразлично. Когда она показывает явный интерес к тебе — это одно. А когда говорит: “Ну и что ты хочешь от меня?..” — это другое.

— Твоя девушка соответствует всем этим требованиям?

— С безразличием у нее проблемы. А так все вполне. (Улыбается.)

— Как вы с Женей познакомились?

— Мне тогда было лет 18. Я зашел в какое-то кафе на Арбате, и ее подружки, абсолютно сумасшедшие, очень смешные, буквально перетащили меня к ним за стол.

— Чем занимается избранница?

— Она закончила МГИМО по специальности “менеджмент”. И поступила учиться на психолога.

“Не успеваю тратить деньги”

— Расскажи, на что у тебя уходят заработанные деньги?

— Я деньги не успеваю тратить, они лежат в банке пока. А вообще я очень люблю чай и иногда могу потратить такую сумму на это, что люди удивляются. Не могу пройти мимо хорошего чайника. Особенно глиняного китайского. Убьюсь, но куплю.

— Солидная коллекция чайников не напрягает остальных членов семьи? Или ты один живешь?

— Я живу с мамой. И мне это нравится. Я о ней забочусь, она обо мне. Мы вместе — о ее муже. Под боком Федор… Я очень семейный человек. У меня вообще мечта, чтобы был один огромный дом, где вся наша родня жила бы. Всегда было огромное количество народа, в пятницу — семейный ужин, огромный стол, все общались.

— А с родственниками ты не делился подобными мыслями?

— Делился. Федор меня поддерживает...




Партнеры