Ползвезды

Ирина Безрукова учит мужа целовать других женщин

14 января 2007 в 00:00, просмотров: 592
  Сергей и Ирина Безруковы — одна из самых заметных и красивых актерских пар в российском кино. И, что немаловажно, одна из самых стойких. Сколько ни разводили их всеведущие сплетники, чета Безруковых и не думает расставаться с семейным счастьем.
     Во многом это из-за того, что Ирина Безрукова знает, как совмещать профессию актрисы, роль любящей жены и обязанности заботливой матери. Этими и другими секретами она поделилась с “МК-Воскресеньем”.

Пробуксовка в карьере

     — 2006 год был для меня в общем-то неплохим. Все близкие люди здоровы и счастливы. Только если говорить о карьере, скажу честно, бывало и лучше. Я на виду, востребована, с телевидения регулярно звонят, на светские рауты пачками приходят приглашения… Но если нет той самой заветной роли, остальное не имеет особого значения.
     — Пачками приходят приглашения, а вас не так часто видно...
     — Раньше тусовки были мне интересны. Когда я на них еще не бывала, я представляла себе, что там все красиво, все улыбаются, все замечательно. Я, кстати, тогда даже не очень-то понимала, что такое дресс-код, в чем разница между “блэк тай” и “коктейль”. Но потом вдруг мне все стало ясно. Это же просто трата времени. Ну насчет эстрадных певцов понятно — им популярность поддерживать надо. А у актеров вообще-то не считается хорошим тоном ходить на все вечеринки. Мы лучше пойдем на премьеру спектакля.
     — Тем не менее, чтобы ходить, пусть и редко, на гламурные мероприятия, надо поддерживать себя в форме. Много денег на это уходит?
     — Да, это дорого. Во-первых, это потерянный день. Ведь для того чтобы хорошо выглядеть вечером, надо как минимум выспаться. Во-вторых, вечернее платье и макияж требуют профессионального подхода, значит, надо идти к стилисту. А это сто долларов за час.
     Опять же прическа — траты, наряды… Стоит пару раз появиться в одном и том же, напишут, что Ирина Безрукова пришла в старом платье. Пусть оно и очень дорогое. К счастью, у меня есть приятельница-модельер, она дает мне платья из новых своих коллекций — потом, кстати, хвастается этим фактом перед заказчиками с Рублевки.
     — За минувший год вы приобрели что-нибудь значительное?
     — К сожалению, российские актеры не имеют возможности покупать так часто квартиры, как голливудские звезды. У нас есть одна, вот мы в ней и живем уже несколько лет. Ничего сверхъестественного — обычный современный ремонт. Рублевка нам не по карману.
     Думаем дачку купить подальше от Москвы, в деревне где-нибудь. У родителей есть дача — так она нам кажется раем на земле: стриженые газоны, плодовые деревья. Костя Хабенский, Андрей Ильин, кстати, купили себе срубы прямо у воды. И это правильно, потому что, чтобы нормально отдохнуть, надо быть подальше от цивилизации.
     Машину поменяли. Был у меня “Гольф” 98-го года выпуска. Теперь я езжу на новом. Маленькая машина — это замечательно! И парковаться удобно, и успевать везде. У меня же нет личного шофера и собственного гаража.

Дармовые украшения

    — День Ирины Безруковой — это...
     — Я сейчас относительно свободна, нигде не снимаюсь. А вообще за мной каждое утро приходит машина, я приезжаю на съемочную площадку, меня гримируют, и я работаю целый день. Зато бытовыми делами занялась, опять же интервью, вечеринки…
     Теперь не понимаю даже, сова я или жаворонок по натуре. Вечерний образ жизни — спектакли, затянувшиеся съемки… К тому же в семье принято — во сколько бы Сергей ни вернулся домой, я его встречаю. Пока поест, пока пообщаемся — еще часа два-три не до сна. Так что сейчас я вечно сонный жаворонок.
     — А что произошло с телевизионным проектом, где вы так успешно рекламировали ювелирные украшения?
     — Я вела эту передачу на одном из центральных каналов. Потом оттуда решили убрать все коммерческие программы. Мы перешли на другую кнопку, но наш продюсер не справился с конкурентами.
     — Когда вели передачу об украшениях, не возникало желания их приобрести?
     — Когда я пришла на кастинг, думала, что меня не возьмут. Потому что на вопрос “как вы относитесь к ювелирным украшениям?” я ответила: “Не поверите, абсолютно равнодушно”. А им этого и надо было. Правильно, кстати. У меня есть подруги, которые замирают над прилавками с украшениями, знают все названия фирм и навешивают на себя, как на елку, все подряд. Предложи им рассказать в эфире о драгоценностях, они дар речи потеряют.
     А мне сейчас вообще не нужно покупать украшения. Ювелирные дома меня буквально забросали предложениями: “Ирина, приезжайте в любое время и выбирайте, что вам хочется. Мы отложим”. Так приятно.

Смешной секс

     — Каково это — играть в паре с супругом?
     — Мне нравится (смеется). Легко, потому что нет внутреннего сопротивления. С другим партнером всегда иначе — играешь порой любовную сцену и думаешь, что он подумает, что вокруг подумают, что потом напишут.
     — А когда Сергею приходится играть в любовных сценах, не ревнуете?
     — Часто даже наоборот — очень смешно. Если посмотрите “фильм о фильме” к “Поцелую бабочки” с Сергеем в главной роли, вы меня поймете. Партнерша начинает раздеваться, Сергей на коленях, уже рубашку снял и протягивает руку к бокалу с вином. А бокала-то и нет — его забыли поставить. И мы видим, как ползет по-пластунски ассистент с пакетом вишневого сока и наливает в фужер. А Сергей берет как ни в чем не бывало, выпивает “красное вино”. Команда “Стоп”, и все ржут, просто валяются.
     — Вы часто “блюдете” мужа на подобных съемках?
     — Я стараюсь вообще не приезжать на них, чтобы Сергея не отвлекать и чтобы на меня все не смотрели: а как там Ирина в этот момент себя чувствует? Да нормально чувствует. Тем более я сажусь перед монитором и вижу: а вот здесь голову лучше так повернуть, а здесь — вот так.
     Реальные поцелуи не смотрятся красиво на экране. Приходится долго добиваться, чтобы было романтично и красиво. Начинается: “Ты губой туда, а ты — сюда. А ты вообще носом его перекрываешь”.
     Помню, мы с Сережей Жигуновым снимались в историческом фильме. И он во время поцелуя смотрел мне на ухо, а я — ему, чтобы не было в кадре глаз без зрачка. Я ему говорю: “Сереж, мы с тобой извращенцы”. И вот в такой неудобной позе, которая смотрится совершенно естественно на экране, и снимают любовь.
     — Поклонницы мужа сильно донимают?
     — Его поклонницы в основном интеллигентные. У них даже есть клуб ФСБ — фанклуб Сергея Безрукова (смеется). Помню, однажды мне Сережа рассказывает, мол, подходит после спектакля девочка, цветы дарит и говорит: “Я из ФСБ”. На нее люди оглядываются — почему у ФСБ интерес к Безрукову?
     Но бывают и фанатки. Когда только вышла “Бригада”, это было что-то невообразимое. Сергею просто не давали работать. Но потом как-то остепенились — перестали шуметь в театре, подбегать к сцене и фотографировать во время спектакля…

Месяц на обольщение

     — Слышала, что вы вегетарианка.
     — В общем, да. Иногда могу съесть немного рыбы, но мяса не ем.
     — И мужа тоже растениями кормите?
     — Почему? Я ему все готовлю. У меня нет времени ездить на рынок, покупать мясо, овощи. Так Сережины родители помогают — привозят продукты, забивают ими морозилку. А я готовлю потом на аэрогриле. Сережа любит все свежее.
     — А это правда, что до встречи с Сергеем вы вообще о нем ничего не знали?
     — Да. Я пришла на фильм к Дыховичному “Незнакомое оружие, или Крестоносец-2”. Сижу в кабинете, тут влетает — иначе не скажешь — Сергей, плюхается в кресло режиссера и начинает крутиться, шутить. К тому времени я ни одного его фильма и спектакля не видела, ни одного! Потом, когда посмотрела на него в роли Есенина в театре, подумала: “Ничего себе!”
     — Долго ухаживал?
     — Напористый такой товарищ, должна сказать. В принципе где-то месяц…
     — Считается, что вся романтика после женитьбы улетучивается. А у вас?
     — Естественно, первые эмоции самые сильные. Они доходят до точки кипения и дальше либо поддерживаются, либо “выключаются”. Хочется призвать людей к тому, чтобы они не переставали говорить друг другу комплименты. Только от нас самих зависит, в какой семье мы живем.

Романы мужа

     — Как вы считаете, за что вас Сергей любит?
     — Наверное, как и я, за что-то и ни за что одновременно. Вы лучше у него спросите. А я могу сказать, что у Сережи масса хороших качеств для семейной жизни. Он очень внимательный, бережливый и вообще не похож на актеров-мужчин. В стандартном понимании все они немножко женщины — капризные, зацикленные на себе, несдержанные, для них внешность — самое главное.
     Сергей не такой. Надо очень постараться, чтоб услышать от него негатив. И это очень важно в семейной жизни. Оброненные грубые слова впечатываются в память, и от этого никуда не деться.
     — Ходили слухи, будто вы расставались с Сергеем и снова сходились…
     — Да что вы говорите? (Улыбается.) Я это тоже почитывала. Но научилась относиться к подобного рода слухам спокойно. Не то что раньше. Я обижалась, когда говорили и писали неправду. Недавно Сергей приходит, хохочет: “Нам с Аленой Бабенко стали приписывать роман”. Разумеется, ничего общего с правдой. Мы с Сергеем прекрасно живем.
     — Любите делать друг другу сюрпризы, подарки?
     — Обожаем. Как правило, Сергей дарит их на памятные даты. Есть у меня одно украшение, антикварное… Мы как-то собрались пойти в один ресторанчик, недалеко оказалась антикварная лавка. Заглянули и в нее. Тут Сергей говорит: смотри, какое украшение красивое! И действительно — ощущение было, что оно из сказки. Когда настал день годовщины нашей свадьбы, он вдруг говорит: помнишь, тебе украшение нравилось? Ну, вот оно. Будет наша первая фамильная драгоценность. Я была, конечно, очень тронута.
     — Удается вам иногда отдыхать?
     — Иногда — да. Но тоже активно. Просто валяться на пляже или на диване — не для нас. Я вот уговорила Сергея в этом году нырнуть с аквалангом. Фотографировать люблю. Еще верхом ездим. Правда, Сергей раз в десять лучше, чем я, держится в седле, умеет скакать офицерским галопом.

“Позвоночные” отношения

     — Ваш сын, несмотря на свой юный возраст — 17 лет, спел в мюзикле “Норд-Ост”. В семье Безруковых растет новая звезда?
     — Честно говоря, сын еще не определился с карьерой. Я мама — я могу умиляться сколько угодно. А вот зал не купишь, и, если он аплодирует неизвестному мальчику в очках, это здорово по-настоящему. В этом году Андрей поступал в Школу-студию МХАТ…
     — Неужели не поступил?
     — Ему не хватило совсем чуть-чуть. Бывают такие пробивные ребята, которые всегда на подхвате. А он не такого склада. Он спокойный. Читал, кстати, замечательно. Я-то в этом разбираюсь.
     — А как насчет того, чтобы подсобить отпрыску?
     — Мы как-то были в одной компании с Иосифом Кобзоном, и он спросил: “Ира, и никто туда не позвонил?” Я: “Нет, мы хотели, чтобы он сам”. На что мне Кобзон ответил: “Да ладно, все там во МХАТе позвоночные” (смеется). Но я уверена, это шутка.
     Сейчас слышу от сына: “Может, это и не мое. Режиссура ближе”. В общем, не хочу сына никуда пристраивать, он сам будет для себя решать, кем быть.
     — У вас были особые методы воспитания сына?
     — Мы воспитывали его личным примером. Андрей видел, что все вокруг работают. Его родной отец (актер Игорь Ливанов. — Авт.) имеет на него большое влияние. И слава богу. Общаются часто — на рыбалку ездят, бывают у Игоря на даче, летом отдыхают вместе.
     Отчим — не заменитель отца. Скорее старший товарищ. Андрюша мужа все время называет Сережей. Сейчас у них уже какие-то общие интересы, разговоры.
     — Тем не менее Сергей участие в воспитании ребенка принимал?
     — Помню, однажды Андрей крикнул в запале: “Мама, ты не права”. Или что-то в этом роде. Я обиделась. Сергей зашел к Андрею, закрыл дверь, что-то ему сказал и вышел. Это было раз или два. А сейчас уже Андрей, к примеру, говорит: “Мам, скажи Сереже, что нельзя так много работать”. Заботится...
     На последний Московский кинофестиваль меня сопровождал — Сергей не смог. Очень хорошо держался. Он вообще себя свободно чувствует в этой тусовке. Всех знает, общается. Кстати, таблоиды тогда написали, что Ирину Безрукову видели с неким молодым человеком (смеется).


Партнеры