Брюнет в шоколаде

Тимати променял Алексу на Ксюшу Собчак

13 апреля 2007 в 19:30, просмотров: 822
  За историей их любовных перипетий следили все. Тимати и Алекса казались одной из самых романтичных пар шоу-биза. Но теперь Тимати — завидный холостяк. Правда, о том, чтобы связывать себя с кем-то узами брака, парень задумывается меньше всего. Рэп- и RNB-исполнитель предпочитает полностью отдаваться делам рабочим — интервью “МК-Воскресенью” стало первым после его долгого молчания в прессе.
     Кроме того, Тимати теперь сольный исполнитель. Группы “Банда”, о которой не так давно вспоминали в связи с трагической гибелью ее участника, Ратмира Шишкова, больше не существует.

Какая “Банда” без Ратмира?

     — Что сейчас происходит у тебя в жизни? Поделись новостями.
     — Честно говоря, одна новость перебила все остальные. Брата похоронил...
     — Говорят, ты был одним из первых, кто узнал о трагедии с Ратмиром Шишковым...
     — Это так. Ратмир пропал на сутки — не звонил, не объявлялся. А потом в прессе появилась информация, что разбился “Мерседес” с такими-то номерами, принадлежащий Тимуру Байсарову. Тимур был моим другом. Поскольку они с Ратмиром тоже общались, я сразу понял, что случилось. Позвонил его маме и сообщил…
     — Каким был Ратмир?
     — Светлым, добрым, безумно талантливым. Он очень здорово пел, очень хорошо читал рэп, незаменимый был человек в моем коллективе. Друг, настоящий. Не лживый, без гнильцы. Шоу-бизнес его никак не портил, это все мимо него прошло.
     Помню, когда мы только вошли в дом на “Фабрике звезд”, он сказал: “Все, братан, я с тобой...” Ну и он за меня все время держался, я его отчасти воспитал.
     — Сейчас звучат разные версии трагедии: мол, водитель был под влиянием наркотического опьянения...
     — Нет, они все были трезвые. Была же экспертиза. И разговоры о том, что в машине якобы нашли какие-то граммы наркотиков, абсурдны. Все сгорело — там было месиво и каша. На опознании людей можно было узнать лишь по фрагментам тел — ничего же не осталось. Я узнал Ратмира по татуировке.
     — Как живут остальные участники “Банды”?
     — Настя Кочеткова дитём занимается. Доминик сидит на студии и пишет треки, продюсирует и воспитывает сына Мартина. Кстати, его крестной мамой будет мама Ратмира, Ляля Михайловна.
     А вообще, проекта “Банда” уже нет давно. Я в сольном плавании. Мы просто решили, что для каждого участника так будет лучше.

В постели без Алексы

     — Ваша история отношений с Алексой длилась не один год. Вы то расставались, то снова сходились. Сейчас общаетесь?
     — Мы общаемся, можем посидеть в кафе, в кино сходить, но мы больше не встречаемся. Это же жизнь — естественно, что люди сходятся и расходятся. Принимают решение расстаться, а потом “всплеск забытых чувств”, и снова — в одной постели. (Улыбается.)
     Мы с Саней решили, что нам не нужны любовные отношения. Наверное, мы их уже переросли или пережили, чувств нет, но есть красивые воспоминания! Сейчас мы друзья!
     — В чем причина произошедшего?
     — На самом деле пережить в любви можно любые трудности, было бы ради чего... Сначала просто решили взять паузу в отношениях, но пауза затянулась. Кровь у меня горячая, я Алексе мог сказать что-нибудь достаточно жестко — четко высказывал суть претензии. Если она не понимала — просто переставал общаться.
     — А ведь говорили, что она хотела даже замуж выйти.
     — Ну не только она хотела... У меня с ней тоже разговор о свадьбе был и какое-то время родителями подогревался. Но до свадьбы дело не дошло. А может, оно и к лучшему. (Улыбается.) Я к этому точно не был готов. Абсолютно.
     — А она? Все знали ее как ранимую девочку из “Фабрики звезд”. Какая она сейчас?
     — Она очень повзрослела. Выглядеть стала солиднее. Грация, движения... Она изменилась даже в том, как говорит по телефону — меньше пауз, меньше эмоций. Как в той песне Земфиры: “а девочка созрела”.
     — И кто же сейчас в твоей личной жизни?
     — Скажу лишь два слова: Ксюша Собчак...

Свидания с Наоми Кэмпбелл

     — Ты сказал, что Алекса за последние годы изменилась, а о себе ты можешь такое сказать?
     — Да, наверное. Я стал заниматься собой — ходить на йогу, тайский массаж, плавать в бассейне, больше времени проводить на студии. На тусовки если и хожу, то, как правило, по работе.
     — И все же о твоих тусовках по-прежнему ходят легенды. Не так давно тебя видели в компании с самой Наоми Кэмпбелл...
     — Наше знакомство было довольно спонтанным. Недели три назад я летал к Паффу Дэдди (известный американский рэп-исполнитель. — У.К.) и Сноуппу Доггу — у них был концерт. Я был с моим другом — французским рэпером. После концерта мы все вместе встретились, поехали в ресторан поужинать. И туда пришла Наоми. Пафф Дэдди меня с ней познакомил.
     А недавно, когда она прилетела в Москву, мы снова встретились. Она заезжала ко мне в клуб (Тимати — совладелец одного из московских ночных клубов. — У.К.), я ей рассказывал о нем, а она такая — любит отрываться по полной. Не хочу преувеличивать эту историю — мы знакомы, но в принципе ничего особенного.
     — Тем не менее о характере Наоми каких только разговоров не ходит. Недаром ее даже приговорили к исправительным работам...
     — Она очень непредсказуемый человек. Капризная, с большой претензией. Может послать кого угодно и куда угодно. Она не улыбается всем подряд, как все американцы, ей всё вокруг по барабану, она тащится только от себя.
     Хотя, с другой стороны, ее можно понять, она революционная. Первая темная модель, ставшая мировой звездой. И еще Наоми реальный магнит, к ней тянет.
     — Кстати, а со Сноуппом Доггом ты давно “закорешился”?
     — Познакомились где-то полгода назад на общей тусе. Сейчас даже планируем совместное видео. Ему, кстати, очень нравятся русские девчонки. Он все время мне говорит: “Они у вас все такие красивые!” На что я отвечаю: мол, тогда стоит приехать. Может, скоро организуем его приезд.

Апартаменты холостяка

     — Тимати иначе как мажором не называют. Тебя не смущают подобные разговоры?
     — Есть большая разница между мной и мажором. Тимати — это золотой ребенок. То есть ребенок, который родился в семье богатых родителей. Но родителей не выбирают...
     А что есть мажор? Тот, кто продолжает жить за счет родителей. А я в тринадцать уже стал зарабатывать деньги. Тогда я жил один в Америке — мыл машины, работал в столовой при университете. Просто потому, что деньги были нужны. И по возвращении я уже прочно стоял на ногах. То, что я сейчас себе покупаю и могу позволить, — я заработал сам. Стиль моей жизни спонсируется мною лично.
     — Неужели папа не помогал любимому и дорогому сыну?
     — Мы с папой долгое время были в ссоре и вообще не общались, потому что я бросил институт и занялся своими делами — тем, что он не одобрял. Сейчас он смотрит на меня с уважением и выражает мне респект. Но денег у него я не беру — сам делаю дорогие подарки маме.
     — И на что же ты заработал? Говорят, твой гараж — это что-то…
     — У меня несколько машин: “Крайслер Кроссфайер” белого цвета на черных дисках, крутящихся спинерах, с красным салоном, весь натюнингованный. “Мерседес-SL” дизайнерский. Он стоял на Женевской выставке. Ну я его прямо там и купил. Это эксклюзивная модель. В нем 570 лошадей, он разгоняется до 320 километров в час.
     И вот недавно появился еще “Порше-кайен-турбо-С”. Тоже сделанный на заказ, оранжевого цвета. Краска от “Ламборгини”, из Италии была привезена. Весь салон оранжевого цвета. И везде на нем написано Black Star, даже на подголовнике вышито.
     — А сколько у тебя квартир?
     — Квартира у меня пока одна, но в планах вторая — уже побольше, эдакий “семейный” вариант. Сейчас мое жилье — квартира холостяка. Там не бывает много гостей, тусовок. Там есть я!
     Ремонтом занималась дизайнерская компания, сделав предварительно виртуальный проект по моим желаниям. Через два года мне отдали ключ от квартиры, где было все, вплоть до посуды, постельного белья и зубной щетки. Я боялся, пока ехал на 17-й этаж в лифте: то ли это, что я хочу? Но зашел внутрь и понял: то. Все до последней мелочи.


Партнеры