Фестиваль в Италии омрачил несчастный случай

Фестиваль “Черешневый лес” пустил корни

3 мая 2007 в 14:46, просмотров: 685
 И сделал это не метафорически, как сицилийская мафия, а конкретно: семь саженцев вишневых деревьев, вывезенных из подмосковного совхоза им.Ленина, теперь будут расти в Сорренто, возле музея "Вилла Фиорентино" в самом центре города. Озеленительные работы на итальянской земле осуществили знатные люди российской культуры.

Сорренто, в сознании наших людей, - прежде всего туристическая точка и томный шлягер 50-х годов “Вернись в Сорренто”. А вернуться сюда, действительно, так и тянет. Город угнездился на горе, с которой открывается роскошный вид на неаполитанский залив и, естественно, на Неаполь.

Этот вид, а также мягкий климат, ценили многие художники. Колоссальный след оставили в Сорренто и русские художники. Один из них — Сильвестр Щедрин, чье творчество стало поводом для открытия выставки, привезенной в Сорренто Русским музеем с помощью “Черешневого леса”.

Открытие выставки началось, однако, не с перерезания ленточки, а с трагической ноты. Накануне, 1 мая, в городе, с утра заполоненном туристами, сорвавшийся с крана механизм, убил двух местных жителей и нескольких искалечил. Вот уж, действительно, не стой под стрелой. Поэтому “Черешневый лес”, который привык и умеет зажигать, убрал неуместное в подобных случаях веселье и оставил традиционную и конструктивную часть своей итальянской акции.

Традиционная — это посадка вишневых деревьев. Перед открытием выставки озеленением занимались Галина Волчек, директора Пушкинского и Русского музеев — Ирина Антонова и Владимир Гусев, Илзе Лиепа, Николай Цискаридзе… Знаменитый танцовщик так активно копал, что даже скинул свитер, оставшись в одной майке.

— Я первый раз сажал вишневый сад, прежде не получалось, — говорит Николай. — Все время находился где-то на другом краю земли, на гастролях, а в этот раз смог. “Черешневый лес” умеет делать невозможное — объединять необъединимых, казалось бы, людей.

Ну, не знаю, как “монтируются” друг с другом некоторые деятели из разных сфер искусства, но в Италии акции фестиваля г-на Куснеровича, судя по присутствующим лицам, носили характер еще и светского мероприятия. Среди гостей: Юрий Башмет, Юлия Бордовских, Степан Михалков с сыном, Ингеборга Дапкунайте, а также представители делового мира. В Сорренто подъехали отдыхавшие неподалеку актриса Вера Глаголева и главный редактор “Коммерсанта” Андрей Васильев. Но не на светскую тусовку собрались эти и другие люди возле виллы Фиорентино. В центре внимания — русский художник Щедрин (1791-1830 гг.) и его великие современники — всего 98 живописных и графических работ.

Директор Русского музея Владимир Гусев говорит, что творчество Щедрина опровергает расхожее и, увы, устоявшееся мнение, будто русская живопись всегда плелась в хвосте у западно-европейской.

— Неправда, они развивались параллельно и, например, Корро восхищался пейзажами Щедрина.

Уникальным ландшафтным пейзажистом и счастливым человеком был Сильвестр Щедрин. В девять лет его приняли в Академию художеств в Петербурге и уже с ранних лет он знал, что будет заниматься только пейзажами. Жил в гармонии с собой и миром, и единственное, что могло его вывести из равновесия — это плохая погода, которая могла помешать Щедрину работать на пленэре. А рисовал он только с натуры — наследие насчитывает 108 пейзажей, из них 47 посвящены Сорренто.

Пейзажи тонкие и поэтичные, будто утопают в необыкновенном свете — то золотисто-теплом, то голубом, то в свете холодной луны, льющемся на неаполитанский залив. “Вид на Сорренто”, “Неаполь в лунную ночь”, “Неаполитанская набережная Санта Лючиа ночью”, “Вид на Неаполь”... На его ландшафтных пейзажах с подробной проработкой деталей обязательно присутствуют люди, корабли, очертания домов, но несмотря на реалистичность деталей, картины наполнены невероятным романтизмом.

“Свет Италии” — именно так называется выставка объединившая русских мастеров темой Сорренто и Италии — Брюлова, Кипренского, Айвазовского, Лебедева, Чернецова и других. Свет Италии вдохновил живописцев не только на создание полотен и рисунков, но и изменил жизнь многих из них. Орест Кипренский, например, принял католичество, чтобы жениться на итальянке. Лапченко увез в Россию итальянскую жену, где она слыла первой красавицей. Карл Брюлов имел в Италии немало возлюбленных. А Сильвестр Щедрин прожил здесь 18 лет, умер молодым, в 39 лет от разлива желчи. Похоронен в Сорренто, и садовники “ЧЛ” сделали всё, чтобы восстановить стелу на его могиле.

Устроители выставки надеются, что она, возможно, поможет отыскать картины Щедрина и других мастеров, оставленных некогда в Италии. Завершив свои итальянские акции, “Черешневый лес” возвращается в Москву и с 14 мая начинает работать в столице.



Партнеры