Взлет “Серебра” и падение Сердючки (ФОТО)

“Евросонг” в Белграде может стать съездом поющих лесбиянок

13 мая 2007 в 19:25, просмотров: 1987

  До поздней ночи в воскресенье вся Европа, Россия, Австралия и пол-Азии не смыкая глаз наблюдали за горячей битвой за первое место на самом пышном, масштабном и дорогом в истории “Евровидения” конкурсе. Как и предсказывали последние прогнозы, победу с рекордными 268 баллами одержала баллада “Молитва” в исполнении певицы из Сербии Марии Шерифович. Наше “Серебро” уверенно заняло третье место с 207 баллами.
     — У меня свело судорогой левую ногу, — поведал Макс Фадеев с радостью младенца, которому дали леденец. — От волнения. Но я так доволен девчонками. Блестяще! А ведь это — их первый выход на сцену, боевое крещение. Я не знаю, какое они получат место, но знаю только одно — мои девчонки и я не опозорили свою страну… Они очень боялись моей реакции, потому что я их постоянно журю: это не так, то не так. А тут, когда они вышли со сцены и увидели меня танцующим гопак, очень удивились. Я их расцеловал и считаю, что они лучшие…
     Это мнение разделили чуть позже миллионы телезрителей в Европе, отдав голоса за “Серебро”, а также многие эксперты, которые назвали группу из России “самой большой загадкой “Евровидения” и “самым неожиданным прорывом”. Утром в субботу, за несколько часов до финала, британский BBC давал 6-е место “Серебру” как самый оптимистический прогноз, хотя и хвалил русскую группу за стильность, “весьма редкую для “Евровидения”. “Даже модным и трендовым Girls Aloud не было бы стыдно иметь такую песню в своем репертуаре”, — уверял ведущий ток-шоу.
     
      Поддержать нашу команду перед финалом в Хельсинки приехали и герой прошлого “Евровидения” Дима Билан, и соратник Лены Темниковой по “Фабрике звезд” Иракли, и даже Сергей Жуков, отец-основатель мегапоп-проекта “Руки вверх!”.
     Результат превзошел самые смелые прогнозы. Даже “музразборчивая” Англия впервые дала России не то что какой-то балл, а целых шесть, что можно считать королевской похвалой. Пусть и не удалось превратить “Серебро” в “золото”, как призывала телереклама, но их “бронза” оказалась и впрямь на вес золота!

Раз, два — и в дамках…

     У “Серебра” не было оглушительной промокампании, как, скажем, у Сердючки, которая устроила в Хельсинки настоящую психическую атаку; не было истории и мощных фан-клубов, как у большинства раскрученных исполнителей; не было нанятых “пиар-квакеров”, создающих закулисный ажиотаж на подобных мероприятиях; и самое главное — только 12 мая в Хельсинки они впервые (!) вышли на сцену как коллектив. День рождения! И сразу — на международной во всех смыслах сцене! Рисковое дельце…
     — Может, отсутствие так называемого “опыта” нас и спасло, — пустилась рассуждать после оглашения результатов одна из “темных лошадок” Лена Темникова, вместо того чтобы колотиться в положенных по такому случаю конвульсиях выстраданной радости. — Нам все вокруг рассказывали про “мандраж”, про ноги, которые подкашиваются перед выходом в финале. А у нас, честное слово, как будто отрубило — ни мандража, ни дрожи в коленках. Мы знали, что надо идти и работать. На полную катушку. Что назад дороги нет. И пошли! Вроде получилось. Мы довольны, и нам за себя не стыдно… Меня сейчас другое волнует. Мы еще толком-то и не раскрутились, а в желтой прессе уже столько гадостей про меня написали, что моя мама теперь с валерьянкой сидит. И, главное, ведь вранье сплошное! Что, мол, после “Фабрики звезд” я от каких-то рук отбилась, гуляю налево-направо и ни о чем, дескать, больше не думаю, как об этом. Откуда что взяли? Я после “Фабрики” уже два года света белого не вижу — только и делаем, что репетируем с нашим Максимом Александровичем (Фадеевым). Удушила бы этих подлецов собственными руками. Как же так можно — врать и не краснеть?!
     Впрочем, Марина Лизоркина — которая светленькая — оказалась чувствительнее своей стойкой подруги, и когда девчонок все расцеловывали и обнимали за кулисами после оглашения результатов, не выдержала и пустила скупую девичью слезу. Было видно, что Оле Серябкиной тоже очень хочется зарыдать для приличия, но, как она ни тужилась, ничего не вышло. И хорошо — пусть берегут слезы, еще наплачутся…

Сердючка, гудбай…

     В лагере Верки Сердючки тем временем царило смятение, как в ставке немцев под Сталинградом — “зибен, зибен, ай лю-лю”…
     Верка — не Билан, чье “серебро” в Афинах стало признанным триумфом. В той ситуации, которую он(а) сам(а) себе создал(а), любой другой результат, кроме победы, был смерти подобен. А ситуация напоминает старый фильм Рязанова, где Бурков за гараж в кооперативе “родину продал”. За место в евромузкооперативе Андрей Данилко готов был отдать все и закрутил скользкую “дурку” с “непоняткой” — “Раша, гудбай” или “лаша тумбай”.
     Артист не учел жестокой реальности. Он — не только не Билан, но и не Борат, а Россия — не Калифорния. “Политсатиру на злобу дня” расценили на Руси как “плевок и унижение страны”. Данилко растерялся, но и отказываться от “фишки” не спешил, надеялся, что на нее все-таки купится Европа.
     На репетициях в Хельсинки он продолжал “дурковать”, путая строчки — то “лаша тумбай”, то “Раша, гудбай”. Но в субботу на “арене цирка”, в который она превратила “Евровидение”, Сердючка все-таки сделала окончательный выбор и шесть раз подряд с выражением, чеканя слог, решительно попрощалась с Россией: “Раша, гудбай”. Шла ва-банк, надеясь, что победа уже в кармане. А победителей не судят. Ажиотаж вокруг “фрика-трансвестита с Украины” был и впрямь нешуточный. Зал в Хельсинки и впрямь стоял на ушах, но в итоге Европа Сердючку “прокатила”. В победный тур по шести странам за счет “Евровидения” с триумфом, песнями и плясками отправится сербка Мария Шерифович.
     После оглашения результатов Верка натянуто улыбалась в телеобъективы, хорохорилась и старалась крепче прижиматься к Филиппу Киркорову, как к спасительной соломинке. И так чувственно вдруг стала вспоминать о “вечной дружбе и славянской солидарности”... Из большой, “хитропопой” и самоуверенной транс-хабалки она в один миг сдулась до маленькой, жалкой и испуганной дворняжки. Куда ж теперь податься с этой “Раша, гудбай”?..

Соломинка Филипп

     Филипп Киркоров и впрямь превратился в соломинку. Столько сил, нервов, бессонных ночей и колоссальной энергии в борьбе “с врагами и завистниками” он отдал, чтобы “сказка стала былью”, что “два метра его красоты” стали значительно стройнее. Фил отощал за последние 4 месяца на 10 кило.
     И Колдун с песней Киркорова “Work Your Magic” действительно покорил “Евровидение”. Оглушительная овация в зале не оставляла сомнений, что это — один из номеров-триумфантов. Но после оглашения результатов (145 баллов и 6-е место) Дима Колдун выглядел разочарованным.
     — Я не за себя переживаю, — с подкупающей искренностью сказал он, — а за Филиппа. Мне-то нечего переживать. Я даже кайфанул, мне лично мое выступление понравилось, считаю, что отработал хорошо, достойно, и мне ни за что не стыдно. Уверен, что не подвел Филиппа, но результаты голосования его могут разочаровать. Он столько сделал и для меня, и для того, чтобы эта история состоялась. Если бы не он, ничего бы этого не было вообще…
     Тут появился Филипп и сам стал по-отцовски успокаивать Колдуна: “Ты, Дима, делал все правильно, молодец”. Потом, развернувшись к набежавшим телекамерам, продолжил:
     — Я хочу поздравить Диму. Он сделал даже больше, чем я от него ожидал. Как профессионал я могу сказать, что горжусь им. А шестое место для конкурса, в котором участвовали 42 страны и в котором нам надо было сперва победить в полуфинале, я считаю превосходным результатом. У Белоруссии еще никогда не было такого успеха на “Евровидении” и, скорее всего, еще долго не будет. Потому что нам Белоруссия не столько помогала, сколько мешала, а помогала Греция, которая сделала для нас столько, сколько не сделал никто…
     Впрочем, не место красит человека, а наоборот. Россия, которая отдала Колдуну свои 12 баллов, послала и артисту, и его продюсеру Киркорову ясный мессидж: круто, клево, так держать!

Марш, марш, лесбой!

     Нынешнее “Евровидение” побило много рекордов. Финны угрохали на “праздник жизни” рекордные за всю историю конкурса 13 миллионов евро. Трансляцию в прямом эфире видели более 100 миллионов человек от Новой Зеландии и Сибири до Индии и Исландии. И теперь многие “коренные” участники из Западной Европы удивленно чешут репу, разглядывая тоже рекордную в своем смысле итоговую таблицу, на вершине которой, не считая Турции, сплошной славянский междусобойчик — Сербия, Украина, Россия, Болгария, Беларусь… Такая загогулина, однако.
     Сербская Келли Осборн, 23-летняя Мария Шерифович, при этом победила не только в финале, но была и безраздельно первой в полуфинале. Правда, в нашей делегации ее нашли больше похожей не на дочку хеви-монстра Оззи Осборна, а на родственницу Ким Чен Ира. Однако баллада “Молитва” и впрямь пробрала многих до костей и пронзительной чувственностью, и сочным эмоциональным вокалом, и совершенно откровенной лесбо-эстетикой. После Русланы в Киев каждый второй вез барабаны, после Lordi случился наплыв фриков, рокеров и клоунесс. По логике, следующее “Евровидение” в Белграде должно стать европейским форумом поющих лесбиянок. И, что самое приятное, у нас есть как минимум три талантливые и признанные рок-кандидатки на это мероприятие, не считая t.A.T.u, которым можно дать еще один шанс…
     
     Анекдот от русской делегации на “Евровидении”:
     В финал отборочного тура на “Евровидение” от Казахстана вышли Сергей Пенкин и Борис Моисеев. Победил Моисеев с разрывом в одно очко.


Партнеры