Золото в капле крови

Судьбы спортсменов можно высосать из пальца

31 мая 2007 в 20:00, просмотров: 491

У современных спортсменов — начинающих и действующих — сегодня появилась уникальная методика определения их профессиональных возможностей. Они могут пожертвовать науке всего лишь капельку крови, чтобы потом основательно испортить кровь своим соперникам.
Точно знаю одно: эту каплю крови никому не отдам. Вдруг выяснится, что я бездарно профукала пьедестал, славу? Гены бились и просились наружу, а я осталась так холодна…
Но, если серьезно, я не знаю, как к этому относиться. Есть объективная и научная реальность — по капле крови сегодня можно предсказать спортивное будущее спортсмена. И безжалостно обрубить надежды, развеять иллюзии. Правда, великим всегда остается спасительный поцелуй небес: они могут взлететь на спортивный олимп вопреки наследственным генам и медицинским показаниям. А могут и с их помощью: вот, говорят, у Александра Попова ну просто божественный генотип…

Мамы и папы молодых спортсменов приходят к доктору Лидову на консультацию, предварительно сдав с ребенком необходимые анализы. Выходят — переполненные информацией. Если говорить коротко, идет спортивная селекция. Пока очень щадящая и приближенная не к пьедесталу, а к рядовой жизни.
— Петр Игоревич, вы же не берете на себя смелость сказать родителям или спортсмену, что кто-то точно может быть звездой? Или берете?
— В спортивных успехах на наследственные гены приходится процентов 80 успеха. Это то, что приходит от Бога. А остальное — это сила воли, тренировки, квалификация тренеров, семья, правильное питание. Наша задача — проанализировать гены и дать прогнозы и рекомендации: быть ли человеку в профессиональном спорте, как заниматься, какую тактику выбрать. В ближайшее время генное направление — не путайте с генным допингом — будет основным в мировом спорте.
— Судя по напряженной маме, которая только что вышла из вашего кабинета, многие, даже согласившись на обследование, пребывают в замешательстве.
— Потому что многие сегодня еще и не готовы к такому разговору — это же не конкретный приход к хирургу, когда надо что-то вырезать. И не только обычные люди. “Это что, шарлатаны?” — недавно спросил одну мою знакомую профессиональный врач. Поэтому на консультации надо собеседника элементарно убедить в научности выводов. Мы не очень переживаем, если у нас нет слуха и нам не светит карьера музыканта мирового уровня. А вот почему-то карьера спортсмена видится многим более реальной, и кажется, что достаточно просто загрузить начинающего спортсмена побольше, и все будет хорошо.
— Вам в капле крови видно все, и вы хотите убедить, испугав болезнями, к которым человек предрасположен?
— Мы приоткрываем завесу будущего, генетический анализ позволяет заглянуть в него. Если бы ваш генотип был полностью расшифрован и врачи могли бы вам сказать, что через десять лет надо обратить внимание на, допустим, желудочно-кишечный тракт или сердце, вы бы это проигнорировали?
— Я бы скорее проигнорировала приглашение врача на расшифровку. Может, не все хотят влезать в судьбу? Сколько иллюзий, сколько надежд может быть разрушено! Я вижу своего ребенка спортивной звездой, таскаю его на тренировки, подчиняю жизнь его режиму, а вы мне говорите: гены папины надо было проверять! И куда девать те 20 процентов, которые спорят с генетикой — силу воли, кураж?
— Согласен, никакие идеальные физические гены не дадут стопроцентного результата в большом спорте, если у человека не будет спортивного куража. У меня, кстати, была интересная беседа с одним явно негативно настроенным папой, он пришел и для начала честно сказал: “Я очень плохо отношусь к врачам”.
— И разбудил ваш кураж…
— Да, я сразу мобилизовал все свои внутренние ресурсы. Ведь при подобном родительском нигилизме проигравшей стороной может оказаться ребенок. И когда мы в разговоре дошли до стадии функционального питания, он меня подогрел еще одним обстоятельством. Я двадцать минут рассказывал, что надо есть и почему, на что папа ответил: “Уважаемый Петр Игоревич, вот эту дрянь мой сын есть не будет”.
— Да, когда вы сегодня советовали маме обжаренный кусок мяса обрезать со всех сторон и дать мальчику серединку, я тоже подумала о том, что он вечером скажет вам большое человеческое спасибо…
— Но я ведь не всем это советую, а тем, у кого вижу по результатам анализа состояние “предболезни”. Так вот папе я ответил: “К сожалению, вы уже пришли на консультацию, до сих пор вы жили в одном измерении, не зная то, что я вам сказал, а теперь вы все знаете и несете за это ответственность”. Я к чему это говорю? Если мы располагаем знаниями, то не имеем права их утаивать, мы должны ими делиться и, главное, уметь ими пользоваться. А в спорте это вообще может определить будущее.
— Но все же есть и другая правда — например, олимпийская чемпионка, которая по всем параметрам не подходила для спортивной гимнастики, у нее длинные мышцы, высокий рост, слабая спина, но тренер грамотно подобрал методики, и вид спорта, который ей физически был противопоказан, ее прославил.
— Да, понятно, Светлана Хоркина. В этом-то и прелесть всего спорта, что вне зависимости от прогнозов появляются самородки, которые переворачивают с ног на голову все научные понятия. Мы молимся на них, и все хотят найти именно таких — нестандартных, нестереотипных. Бойцов по жизни.
— Гены могут это показать?
— Да, мы приближаемся и к этому. Гены выносливости сейчас уже расшифровываются. Исследуется вообще более ста генов, которые в той или иной степени связаны со спортом. Есть более значимые, менее, есть притянутые за уши. Но, подчеркиваю, мы не занимаемся экспертизой, не говорим: он будет звездой. И, кстати, еще и потому, что есть Хоркина и ей подобные. Выносить “приговор”, глядя только на данные анализа и генов, наверное, еще рановато. А вот через несколько лет, когда этим займутся компьютеры и когда мы будем анализировать не 140 генов, а 1400, тогда, наверное, наш вердикт будет достаточно весомым. Хотя уже сейчас мы очень многое можем подсказать.
— Примитивно говоря, что есть, когда отдыхать, какую нагрузку максимальную допускать?
— Существует много скрытых проблем организма, которые в случае интенсивных занятий спортом могут всплыть. Нам надо их увидеть как можно раньше. Не для того, чтобы сказать родителям: “Знаете, ваш ребенок бракованный, пожалуйста, пусть он займется чем-то другим”. А для того чтобы подсказать, каких продуктов питания избегать, как планировать режим тренировок, какие фармакологические программы стоит применять.
— Это что, модель будущего развития спорта?
— Мы в самом начале пути. Вот есть, например, шесть генов, которые определяют работу сердечно-сосудистой системы. И по ним можно четко сказать, кто перед нами, стайер или спринтер. Кстати, идеальный по показателям спринтер — это идеальный кандидат для инфаркта миокарда в 40 лет. Так что хорошие гены для спорта бывают палкой о двух концах. Есть другая группа генов, которая определяет скорость нервной реакции, как спортсмен способен адаптироваться к стрессам. Есть ли у него тот самый кураж, или так называемая скрытая агрессия, очень важное спортивное качество. Еще одна группа генов определяет, с какой эффективностью печень справляется с переработкой продуктов обмена веществ, — это орган выносливости. Любопытно, что эти спортивные гены необязательно реализуются в успешной карьере, они есть у всех нас. Но, когда человек занимается спортом, а этих генов у него нет, наверное, ему стоит выбрать для карьеры не спорт, а что-то другое.
— И что, эта информация открыта для всех?
— Мы формируем специальные электронные медицинские карты спортсменов, где каждому присваивается определенный шифр. Но это серьезная тема — американцы и англичане, например, законодательно засекретили всю генетическую информацию. По разным причинам. Страховые компании могут заинтересоваться: а нет ли в генах их клиентов каких-то угроз благополучию. Кто-то на основе генетической информации может прибегнуть к шантажу — предположим, у человека обнаружены гены, которые могут сформировать шизофрению или еще какую-то психическую болезнь. Вся наша фактура многократно зашифрована, доступ к электронным медицинским картам отсутствует. Дальше нас информация не пойдет.
— И все же я уверена, что вам часто задают вопрос: не может ли быть со стороны тренеров или самих медиков злоупотреблений — ваш ребенок гений, давайте денежки… И что делать с “черными рынками”, на которых всплывает все — вплоть до интимной информации?
— Еще часто спрашивают, не будут ли в будущем скауты тайком дергать волосы у талантливых спортсменов, чтобы по ДНК определить, насколько он перспективен? У нас есть определенный опыт, как сохранить эту информацию от чужих глаз. Опыт, пришедший из практики антидопинговых служб, которые умеют хранить тайны.
— А вы морально готовы к бытовой реальности? Вот мама придет с наездом: вы мне ребенка посоветовали кормить тем-то и тем-то, гены его спортивные хвалили, а он вообще перестал показывать результаты...
— Обязательно придут, и не одна мама. Они придут даже не по своей воле. Их натолкнут на эту мысль. Люди внушаемы, “доброжелателей” в любом виде деятельности много, а уж в спорте-то… Но вперед идти надо. Что касается возможных претензий, мы ведь не применяем лекарства. И злоупотребления возможны только со стороны родителей: вместо пилюли, в которой заложен недостающий организму кусочек хлеба, они “на радостях” дадут десять пилюль.
— Это, видимо, тот самый человеческий фактор, с которым не справиться.
— Мы не занимаемся самодеятельностью — в Росспорте наша программа утверждена как проведение генетических исследований. С методикой работает профессор Дурманов — уж авторитетнее найти специалиста вряд ли можно. Все врачи, привлеченные к работе, — практики, это важно.
— За полгода консультаций вы отказали кому-нибудь из детей в занятиях большим спортом?
— Отстранили двоих, прошедших обследование, у одного мальчика выявлено тяжелое наследственное заболевание. У него должен быть свой режим жизни, он передан специалистам. Его родители, конечно, были в шоке, для нас это тоже была тяжелая ситуация, потому что своим “нет” невольно разрушаешь очень многое.
— Каким видам спорта в первую очередь может помочь генетический анализ?
— Легкая атлетика, бег, особенно на длинные дистанции, лыжи, плавание, гребля. Спортивные единоборства — здесь генетика очень много значит: важны устойчивость к боли, скорость реакции. В организме любого спортсмена существуют места наименьшего сопротивления. У одного слабая печень, у другого — сердце, у третьего — щитовидная железа. Проблему можно выявить в зародыше, на бессимптомной стадии. Бывает достаточным добавить в рацион питания такого спортсмена всего один микроэлемент, чтобы предотвратить грядущую болезнь.
— Все ли соглашаются на генетический анализ?
— Конечно, нет. Скептики останутся даже тогда, когда подобная программа станет частью госпрограммы оздоровления нации. Вроде все мы понимаем необходимость проводить прививки против кори, полиомиелита, дифтерии. А сколько осталось противников вакцинаций детей? Но наш прогноз оптимистичен. Вспомните, как 10 лет назад в нашу жизнь входили мобильные телефоны?
…Специалисты утверждают, что знают теперь, почему знаменитые кенийские бегуны опережают всех на длинных дистанциях. Все бегуны родом из одного племени, живут около озера Виктория. И в этом племени лет 400 назад произошла очень полезная мутация: кенийцы тратят меньше кислорода, у них один фермент работает немножко не так, как у всех остальных. Они от Бога получили очень сильное преимущество. Медали для них — не вопрос. Правда, и жить на высоте ниже, чем полторы тысячи метров, они не могут. Генетика им запретила. Капля крови сказала это со всей ответственностью.



    Партнеры