Шибко думные стали

За что с депутатов снимут иммунитет

31 мая 2007 в 00:00, просмотров: 1675

  Новый политико-криминальный скандал ожидает вскоре Госдуму. Как стало известно “МК”, Генпрокуратура намерена привлечь к уголовной ответственности депутата от фракции ЛДПР Рифата Шайхутдинова. Он подозревается в организации преднамеренного банкротства крупнейшей некогда организации — Главного агентства воздушных сообщений гражданской авиации — и присвоении государственного имущества в особо крупных размерах.
     Уже в ближайшее время в парламент может поступить представление о снятии с Шайхутдинова депутатской неприкосновенности. Необходимое для этого заключение Верховного суда о наличии в действиях парламентария признаков состава преступления Генпрокуратурой уже получено.
     Грядущее дело депутата Шайхутдинова станет для Госдумы довольно неприятным сюрпризом. Нынешнему созыву парламента удалось проработать почти весь срок без подобных скандалов. Если в предыдущие годы прокуратура регулярно требовала снятия неприкосновенности с депутатов, которые периодически дебоширили и расхищали народное добро, то за эти три с половиной года ничего подобного и близко не случалось. (Даже когда Жириновский устроил драку прямо в зале заседаний, прокуратура не увидела в том ничего криминального.)
     У такой идиллии имеется несколько причин. Во-первых, изменилась сама Дума. Во-вторых, прокуратура, многократно обжегшись на круговой парламентской поруке (за все эти годы на заклание были отданы лишь трое депутатов), предпочитает действовать теперь, лишь будучи заранее уверенной в успехе.
     И все же, если скандал вокруг Шайхутдинова не удастся замять на излете (как случилось, например, с многократно анонсированным делом сенатора Андрея Вавилова), Думе — особенно накануне выборов — будет крайне затруднительно сохранить его неприкосновенность.
     В этом деле политикой не пахнет и близко; довольно банальная история про то, как пустили козла в огород.
     Если кратко, Шайхутдинов, в бытность свою гендиректором крупнейшей некогда государственной структуры — Главного агентства воздушных сообщений гражданской авиации (эта организация занималась продажей и организацией авиаперевозок в структуре Минтранса), — сознательно подвел ее под банкротство, вывел за бесценок на сторону казенное имущество, после чего волшебным образом превратился в миллионера и депутата. А возглавляемая им структура прямо напротив — почила в бозе.
     Только прямой ущерб от действий Шайхутдинова, по оценке прокуратуры, составляет свыше 900 миллионов рублей. (Таких денег хватит даже не на один депутатский мандат.)
     Уголовное дело по факту преднамеренного банкротства ГАВС было возбуждено прокуратурой Москвы еще летом 2004 года. Уже очень скоро следствие вышло на главного фигуранта — Рифата Шайхутдинова, — однако депутатский иммунитет надежно защищал его от любых напастей. (От дачи показаний Шайхутдинов предусмотрительно отказался.)
     Тем не менее собранные следствием доказательства не оставляют и тени сомнения в чистоте его помыслов. Именно Шайхутдинов систематически заключал от имени ГАВС совершенно не выгодные для предприятия сделки, подводя его к краю финансовой пропасти. При этом на другом конце таких операций неизменно находились фирмы, подконтрольные самому же Шайхутдинову, а также его бизнес-партнерам и родственникам. (Одним из активнейших участников всех афер выступал, например, шайхутдиновский шурин — некто Шептенко.)
     В частности, Шайхутдинов передал все оборудование агентства, необходимое для продажи билетов, в бессрочное безвозмездное пользование подконтрольной самому же себе коммерческой фирме “Главагентство-Сервис”, в результате чего уже к 2001 году ГАВС потеряло возможность заниматься основным видом своей деятельности.
     Параллельно, дабы создать искусственную задолженность, будущий член ЛДПР распылил около 140 миллионов казенных рублей (он раздавал кредиты “своим” фирмам и заключал подложные договоры якобы на оказание ГАВСу технологических услуг), которые назад уже не вернулись и были выведены за рубеж. В то же время Шайхутдинов сознательно набрал у фирм, организованных его бизнес-партнерами, крупную сумму кредитов (свыше 183 миллионов рублей), погасить которые, разумеется, не мог.
     Остальное было уже делом техники. “Родственные” фирмы инициировали банкротство ГАВСа, поставили своего конкурсного управляющего — близкого друга Шайхутдинова — и выкупили за бесценок все имущество агентства. (Для примера — здание четырехзвездочного отеля “Аэростар” на Ленинградском проспекте ушло всего за 44 миллиона рублей, а городской аэровокзал — за 126 миллионов; нетрудно подсчитать, что реальная стоимость этих объектов была в десятки раз выше.)
     В конце 2003 года ГАВС было окончательно ликвидировано. Буквально через неделю после этого Ринат Шайхутдинов стал депутатом Госдумы по списку пресловутой ЛДПР. Отныне ему нечего было опасаться.
     Даже после возбуждения прокуратурой уголовного дела Шайхутдинов продолжал хранить стоическое спокойствие. Не так давно в беседе со мной он заявил, что не видит никаких оснований для тревог.
     Отчасти такая уверенность объяснялась довольно странной позицией, которую поначалу заняла прокуратура. Следователь, у которого находилось дело в производстве, не скрывая, вел его к прекращению. Когда руководство управления по расследованию преступлений в сфере экономики столичной прокуратуры попыталось изменить ход событий, оно было попросту… уволено. Ситуация изменилась лишь с приходом нового прокурора Москвы Юрия Семина, который взял скандальное дело под личный контроль. Следователь был заменен, а уволенных некогда руководителей экономического управления возвратили на службу.
     Еще в начале года генпрокурор Юрий Чайка обратился в Верховный суд за заключением о наличии в действиях Шайхутдинова признаков состава преступления сразу по двум статьям УК: преднамеренное банкротство и присвоение. В феврале такой вердикт был вынесен, с чем, понятно, Шайхутдинов не согласился и подал кассационную жалобу. Однако на днях Верховный суд оставил это решение без изменений.
     Между тем очевидно, что борьба на том ничуть не закончилась. Украденные у государства 902 миллиона — это оружие, быть может, посильнее даже, чем депутатский мандат.
     Если же вдруг оружие это не сработает, Шайхутдинов запасся уже запасным аэродромом. Не так давно он приобрел особняк в австралийском городке Вест-Лэйк, оформив его на имя жены. (В прокуратуре есть также данные о том, что депутат получил в Австралии вид на жительство, однако окончательно проверить эту информацию можно будет лишь после снятия с него иммунитета…)
     Там-то, в окружении кенгуру и медведей коала, Шайхутдинов вполне сможет найти себе защиту от российского правосудия. Подобные прецеденты во фракции ЛДПР — явление вполне обыденное. Прокуратура уже много лет не может найти пару бывших депутатов, исчезнувших за кордоном, едва только прекратилась их волшебная неприкосновенность.
     Лиха беда начало…

Как депутатов лишали неприкосновенности

     •1993 г. — Генпрокуратура просила Госдуму снять неприкосновенность с Сергея Станкевича, но получила отказ. Депутат обвинялся в получении взятки в 10 тысяч долларов. Дело было прекращено.
     •1994 г. — депутаты не дали “добро” на лишение иммунитета члена фракции ЛДПР Сергея Скорочкина, обвинявшегося в убийстве двух человек. В феврале 1995 г. депутат был убит.
     •1994 г. — в Госдуму поступило представление исполняющего обязанности Генерального прокурора РФ Алексея Ильюшенко о лишении депутатской неприкосновенности лидера фракции ЛДПР Владимира Жириновского в связи с тем, что в его книге “Последний бросок на Юг” содержится состав преступления. Однако на пленарном заседании депутаты не дали согласия на привлечение Жириновского к уголовной ответственности.
     •1995 г. — по запросу и.о. генерального прокурора Госдума рассматривала вопрос о лишении депутатской неприкосновенности Сергея Мавроди. Сначала депутаты высказались за лишение его иммунитета, однако по просьбе Жириновского было проведено повторное голосование, которым неприкосновенность Сергея Мавроди восстановили. Правда, позднее Дума досрочно прекратила его депутатские полномочия.
     •1998 г. — по представлению Генпрокуратуры большинством голосов депутатов Госдумы был лишен депутатской неприкосновенности Надиршах Хачилаев. Поводом стал тот факт, что его сторонники с оружием в руках ворвались в здание Верховного Совета Дагестана и захватили его.
     •1998 г. — Генпрокуратура предложила думцам лишить неприкосновенности за антисемитские высказывания члена фракции КПРФ Альберта Макашова. Но народные избранники эту инициативу не поддержали.
     •2001 г. — в Госдуму поступило представление Генпрокуратуры о лишении депутатской неприкосновенности Владимира Головлева в связи с возбуждением против него уголовного дела. Госдума приняла постановление о лишении Головлева депутатской неприкосновенности и дала согласие на привлечение депутата к уголовной ответственности. Однако решение было половинчатым: арестовывать коллегу депутаты все же не разрешили. В августе 2002 г. Головлев был убит в Москве.
     •2005 г. — Генеральная прокуратура направила представление в Госдуму с предложением дать согласие на лишение депутатской неприкосновенности депутатов, принявших участие в драке в ходе пленарного заседания палаты: лидера ЛДПР Владимира Жириновского, руководителя фракции либерал-демократов Игоря Лебедева, членов этой фракции Сергея Абельцева и Алексея Островского, а также представителя фракции “Родина” Андрея Савельева. Госдума отказалась принять это представление.
     •2007 г. — Генпрокуратура передала в Госдуму представление о лишении депутатской неприкосновенности двух депутатов — единоросса Павла Анохина и члена “Справедливой России” Евгения Ройзмана.



Партнеры