Протоколы французских мудрецов

Опера Дебюсси впервые поставлена в России

22 июня 2007 в 00:00, просмотров: 525

Спектакль “Пеллеас и Мелизанда”, премьера которого состоялась на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, — сенсационная копродукция театра, Чеховского фестиваля и Французского культурного центра в Москве. Сложный по сценическим решениям и загадочный по содержанию, этот амбициозный проект интересен не только самим фактом первой в России постановкой оперы Метерлинка-Дебюсси. Беспрецедентна и постановочная группа, сплошь состоящая из соотечественников композитора.

Оливье Пи — режиссер, Марк Минковски — дирижер, Пьер-Андре Вейц — сценограф, Бертран Кили — ассистент по свету, Давид Зобель — педагог по вокалу, да еще и исполнители главных партий — Жан-Себастьян Бу (Пеллеас), Софи Марен-Дегор (Мелизанда), Франсуа ле Ру (Голо) — французы. Не то чтобы это было уж очень необычно — импорт оперного креатива практикуется в последнее время весьма активно. Но, во всяком случае, абсолютная адекватность в прочтении малоизвестного в России музыкального материала была обеспечена.

Сам факт постановки одного из самых загадочных литературно-музыкальных текстов ХХ века (Дебюсси написал оперу в 1902 году) вызывает восхищение. Постановщики сделали акцент на музыке, то есть интерпретировали в первую очередь гениальную в своей непростой красоте, сотканную из тончайших нюансов партитуру. Но и шифрованное послание бельгийского символиста, отсылающее своими загадками, кодами и не подлежащими прямому переводу знаками к тайнам розенкрейцеров, чаше Грааля, дуализму света и тьмы и прочим эзотерическим мотивам, тоже обрело элегантную, безупречную во вкусовом отношении форму.

Черно-белая цветовая гамма костюмов с минимальным вкраплением синего-электрик, льющийся изнутри сценического пространства свет, почти не падающий на лица, многомерные мобильные декорационные конструкции, создающие впечатление объема и постоянного движения, — в этом виртуальном мире вне времени, исторических реалий и конкретных геополитических границ люди-символы разыгрывают историю то ли о любовном треугольнике, то ли о свете и тьме, то ли об Эросе и Танатосе. Режиссер Оливье Пи как-то говорил, что сюжет напоминает ему “Тристана и Изольду”. Сходство весьма поверхностно. Похоже, что режиссер слегка лукавил: как знать, может быть, и ему, как Метерлинку, не положено расшифровывать истинный смысл своей постановки, доступный лишь посвященному. История гораздо больше похожа на “Иоланту” — та же тема света и тьмы, слепоты и прозрения и, конечно же, большой человеческой любви как единственной божественной мотивации движения человеческой души.

Профессиональный подвиг дирижера Марка Минковски — поистине из разряда неординарных. Он заставил оркестрантов Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко продемонстрировать высшую планку своих возможностей. Дирижер предложил музыкантам интереснейшую интерпретацию — тонкую, таинственную, сумрачную. Не все получилось — вряд ли каждый музыкант оркестра был готов к такому прямо-таки масонскому испытанию. Были и тембровые неровности, особенно у духовых, и грубоватое звучание на форте. И все же в целом это был Дебюсси. Российские коллеги французских певцов вызвали чувство гордости. Дмитрий Степанович в роли Аркеля не уступал господам Бу и ле Ру ни в вокале, ни в артистичности. Прекрасно пела Наталья Владимирская (Женевьева). А Валерия Зайцева в роли мальчика Иньольда доказала, что хорошая певица и актриса может прекрасно справиться с ролью травести без ущерба для сценической правды. Эта роль в оригинале рассчитана на дискант, но найти мальчика с адекватным голосом почти нереально. Оливье Пи четко расставил приоритеты: музыка — это главное в опере. Взял на роль Иньольда сопрано и, разумеется, победил.

Спектакль длинный. В нем есть статичность и даже некоторая монотонность, диктуемые особенностями стиля этой странной оперы. Даже музыкальная образность — особая, не похожая на более привычную для русского уха рвущую душу красоту итальянских веристов, творивших примерно в эту же эпоху. Она прохладна и интеллектуальна. Скорее духовна, нежели душевна. И абсолютно прекрасна.

“Пеллеаса” сыграют еще три раза в рамках Чеховского фестиваля. И лучше поспешить увидеть и услышать его прямо сейчас, не дожидаясь следующего сезона. Ибо после просмотра этого спектакля особенно остро чувствуешь, что человеческая судьба — вне человеческой компетенции.



Партнеры