Полный тринтет!

Николай Караченцов: “У Миронова будет жарко”

22 июня 2007 в 00:00, просмотров: 918

В Нижнем Новгороде культурная жизнь бьет ключом. Но, пожалуй, самым главным событием последних дней стал отборочный тур фестиваля актерской песни имени Андрея Миронова. Во всяком случае, местный Дом актера ломился от желающих почувствовать разницу между живым звуком, актерским пением и навязчивой фанерной попсой.

Обожаю цитировать Швыдкого, который недавно на одной из столичных тусовок заявил, что кризис в искусстве вообще и в театре в частности был всегда, о нем говорят неустанно. Но искусство делается людьми здесь и сейчас, а значит, оно существует. В чем мы и убедились в Нижнем Новгороде, куда съехалась вся поющая театральная братия.

Статистика фестиваля: фестиваль проводится в 9-й раз и 5-й раз совместно с Москвой. На этот раз в приволжский город съехалось более ста актеров из тридцати городов России. Цель — выступить, засветиться и попасть в финал конкурса Миронова, который состоится в Москве в декабре этого года.

Нет, думаю я, что заставляет артистов драмы, театров кукол сниматься с насиженных мест и устремляться в Нижний, чтобы спеть перед жюри аж две песни?

— Да шило мешает в седалищном нерве, — смеется кто-то из нижегородских артистов. — Но на самом деле для многих это возможность показаться вне театра и вне зависимости от режиссерского произвола.

Вадим Жук, актер, драматург, режиссер и член жюри, выражается более лаконично:

— Художник вне зависимости от публики хочет выразить себя. Поэтому и поют…

Первый день прослушивания ошарашивает: на сцене — один талантливее другого. Музыкальная продвинутость и изобретательность в создании номеров. Такое ощущение, что перед нами не провинциалы, а столичные штучки. Но нет: Дзержинск, Челябинск, Стерлитамак, Омск, Озерск — это далекие географические точки. В Озерск, например, просто так без специальных документов не въедешь — особая зона. Но даже здесь работает театр, и в нем родилось мужское трио “Тринтет”. Три мужские индивидуальности (длинный, толстый и нормальный) поют что-то про тюбик из-под пасты (известное сочинение Виктора Третьякова), испортивший нежную любовь.

А вот на сцене совершенно невероятные ребята — 3-й курс Екатеринбургского театрального института. В стиле джаз, а капелла они поют старую песенку из репертуара Шульженко “Два сольди” и раскладывают ее на 5 голосов так, что получается плотный музыкальный спектакль.

Они любили друг друга с детства,

Когда были еще детьми...

Пять пацанов — пять индивидуальностей. Очень пластичные и музыкальные. Чувствуется, что у них отличные педагоги. Что и подтверждается, когда я узнаю, что передо мной студенты не музыкального факультета, а драматического искусства.

— Когда мы набираем курс, одним из главных условий является то, что абитуриент должен хорошо петь и играть на музыкальном инструменте, — говорит мастер курса Андрей Русинов. — Кстати, наша выпускница Наташа Быстрова сейчас поет партию главной героини в мюзикле “Мамма миа”.

Как же, как же, помним эту эффектную блондинку, которая, прежде чем покорить высоты мирового мюзикла, отлично выступила два года назад на фестивале Миронова в компании сокурсников. Тогда они делали попурри народных песен, скрестив их с классикой. Теперь другие студенты выводят на пять голосов “В Кейптаунском порту” вместе с “Эх, яблочко!”. Аплодисменты.

Вообще этот отборочный тур бьет все рекорды по изобретательности и талантам. Девичий дуэт из пермской драмы буквально уложил зал наповал неожиданностью решения детского хита Алексея Рыбникова из кинофильма “Красная шапочка”. Полногрудая дородная блондинка на оперный манер распевает:

А-а-а, здравствуйте, реки вот такой ширины,

А-а-а, крокодилы, бегемоты...

Голос улетает под колосники. Композитор Рыбников вряд ли бы признал собственное сочинение в таком исполнении. Голос у артистки Сырчиковой огромный, вполне пригодный для Ла Скала, но она пытается вытащить счастливый билет пока в Нижнем Новгороде на отборочном туре. Судя по реакции зала и жюри, ей это вполне удалось.

Кстати, о жюри. В Нижний приехали Владимир Дашкевич (был встречен аплодисментами), Вадим Жук, Сергей Шустицкий и бессменный председатель Николай Караченцов. Николай Петрович сидел вместе со всеми по 4 часа на прослушиваниях, на обсуждениях, делал замечания настолько, насколько позволяли его возможности. Но был активен, и ясно, что возвращение к реальной работе является для него прекрасной реабилитацией.

Но снова к конкурсу. Борьба разворачивается жестокая. Публике предлагается то стилизация под марши тевтонских рыцарей, то блатняк военного времени, то совершенно неожиданно композиция на сложную музыку Валерия Гаврилина и даже Альфреда Шнитке. Причем а капелла.

Стоит или не стоит собирать поющих актеров, решает 2-й конкурсный день, когда на сцену выходят победители и лауреаты прошлых лет. Восторг и упоение — годы прошли не зря. Группа “Кава” (мужское трио) “жарит” Есенина и монтирует “Во поле березка стояла” с шансоном и вальсом. Лиля Шайхетдинова виртуозно использует народные попевки, а трио “Мимо”, опять же мужское, из Петрозаводска заводит зал “Очами черными”. Дуэт из Москвы Замотаев—Нестеров срывают овации, делая пародию на бэк-вокалистов.

Хуже всех жюри, которому пришлось решать сложную головоломку — кто проходит в финал. В результате объявлено решение — одиннадцать номеров в декабре приедут в Москву, чтобы на сцене сразиться с москвичами и питерцами. Правда, питерский отбор еще впереди — в октябре. Но уже сейчас ясно, что состав тех, кто выйдет на старт в декабре, очень сильный.

— Будет жарко, — подвел итог Николай Караченцов.

“Московский комсомолец” благодарит своих партнеров — нижегородское отделение Союза театральных деятелей — за подготовку отборочного тура в Нижнем.



    Партнеры