Россия и Британия поссорятся из-за Лугового?

Эксперты “МК”: “Разрыва отношений не будет, поговорят и забудут”

11 июля 2007 в 18:10, просмотров: 333

Согласно заявлению пресс-секретаря Даунинг-стрит, отказ России экстрадировать Лугового крайне огорчил британское руководство: “Очень жаль, что российские власти не смогли проявить возможность сотрудничества по этому делу на достаточно высоком уровне”, — заявил он. По его словам, сейчас Британия рассматривает возможность применения санкций. Речь может идти о “прекращении сотрудничества с Россией в одной или нескольких областях, включающих в себя образование, взаимодействие в социальной сфере, торговлю и совместные контртеррористические меры”.

Судя по всему, новый глава британского МИДа Дэвид Миллибэнд настроен решительно. В качестве подтверждения газета “Гардиан” приводит реплику официального представителя Форин-офиса: “Мы не раз говорили, что рассматриваем дело об убийстве Литвиненко очень серьезно. Под угрозой оказались сотни жителей и гостей британской столицы. Российский ответ мы считаем неприемлемым”.

Однако несмотря на столь жесткую дипломатическую риторику, аналитики сомневаются, что Лондон действительно рискнет применить столь серьезные меры.

По мнению профессора департамента международных отношений Лондонской школы экономики Марго ЛАЙТ, Даунинг-стрит вряд ли захочет ухудшить и без того натянутые отношения между странами:

— Я не думаю, что британское правительство введет какие-либо санкции против России. Конечно, вопрос будет обсуждаться в парламенте, и там могут быть высказаны самые разные, в том числе резкие точки зрения, но не думаю, чтобы дело дошло до санкций. Британия слишком заинтересована в России, чтобы идти на какие-либо формы разрыва отношений. Эти отношения и без того уже достаточно холодны, и вряд ли имеет смысл ухудшать их еще дальше. Россия же будет, как и прежде, стоять на своем: ведь Великобритания вовсе не так важна для России, как это кому-то кажется. Поэтому, полагаю, поговорят-поговорят и забудут. Появятся новые более существенные вопросы, которые заслонят эту тему.

“МК” также поинтересовался у российских экспертов: “Стоит ли невыдача Лугового британских санкций?”

Юлий КВИЦИНСКИЙ, член Комитета по международным делам Госдумы:

— Англичане могут нам угрожать какими угодно санкциями — это их игра. У нас же в стране есть собственные правила игры, и главное правило написано в главной книжке под названием Конституция. В ней написано: своих не выдаем. Кстати, так бы поступило любое другое уважающее себя государство. К тому же англичане имеют юридически очень слабенькие основания для каких бы то ни было санкций. По моему мнению, они вряд ли на это решатся.

Сергей ГОНЧАРОВ, депутат Мосгордумы, президент Ассоциации ветеранов подразделения “Альфа-террор”:

— Какая очаровательная ерунда! Англичане никогда не предъявят России никаких санкций. Это всего лишь очередной виток наших не очень теплых отношений. Просто все вписывается в очередной и причем не самый успешный “финт” тамошних пиарщиков: делать-то больше нечего, а движения какие-то делать надо. Здесь все предельно понятно: они нам не выдают Березовского и Закаева, а мы им не выдаем Лугового. Это же ведь простейшая комбинация. Все остальное — сотрясание воздуха, которое постепенно сойдет на нет.

 

Между тем согласно, к примеру, законодательству США экстрадиция преступников предусмотрена. Но она может быть беспрепятственно осуществлена лишь в том случае, если между американской и второй стороной подписан специальный “договор об экстрадиции”. При этом подавать запрос об экстрадиции США могут в том случае, если находящийся в другой стране преступник совершил преступление против США. Причем он может быть как гражданином США, так и представителем другого государства. Подобные договоры существуют между США и около 100 других стран. Отметим, что между американской и российской сторонами подобного договора не существует. Так что в случае, если в России будет находиться человек, совершивший преступление против США, то российская сторона не обязана выдавать его. В то же время подозреваемый может быть выдан при обоюдном согласии двух стран, на основе которого подписывается специальное соглашение об экстрадиции.

 



    Партнеры