Недетская сказка

Из Андерсена сделали дьявола

15 июля 2007 в 18:49, просмотров: 857

В Москве продолжается Лепажомания, которая усиливается по мере того, как знаменитый режиссер из Канады Робер Лепаж по очереди предъявляет свои спектакли на Чеховском фестивале. Вторым по счету на сцену МХТ он выложил совершенно необычный “проект Андерсен” — совсем недетскую сказочку на два с лишним часа без антракта. От желающих посмотреть ее отбоя не было.

Спектакль был сделан к юбилею великого сказочника два года назад по заказу Копенгагена. Однако ничего юбилейно-пафосного, умильно-слюнявого здесь нет. Как обычно, у Лепажа получилась многослойная история, в которой замешаны альбинос из Канады (красные глаза, белоснежные волосы до плеч), администратор Опера Гарнье (очки, галстук, деловитость), юный марокканец Рашид (капюшон от куртки на глазах, швабра в руках), а также Дриада — нимфа, живущая в кроне каштана. И наконец, датский сказочник Андерсен, придумавший когда-то эту самую дриаду.

Можно только восхищаться, как все они уживаются в одном тексте, сочиненном господином Лепажем. Парижская Опера приглашает из Канады драматурга (альбинос), чтобы тот написал либретто для оперы по Андерсену — “Дриада”. Альбинос живет в мансарде пип-шоу, где 24 часа крутят порно, что явно не способствует написанию романтического сочинения. В пип-шоу захаживает администратор Опера, у которого проблемы с женой, с собственной сексуальной ориентацией и реализацией проекта “Андерсен”. Марокканец же, в жизни не читавший никакого Андерсена, убирает кабинки пип-шоу, испачканные чужой спермой. А Андерсен — в розовом цилиндре и синем сюртуке — едет по железной дороге и, если верить драматургу-альбиносу, мечтает заниматься сексом с мальчиками, девочками и вообще со всем, что движется. Но так и остается девственником.

— Это я прочитал в его дневниках, — говорит альбинос, утверждая, что мастурбация вызывает тот же эффект, что рассказывание сказок детям на ночь.

Вот что получили датчане к юбилею своего великого гражданина и оказались чрезвычайно довольными. Более того, “проект Андерсен” ездит по миру, демонстрируя, как невозможное сделать возможным. А именно — циничную, грустную, заполненную людскими комплексами историю реализовать волшебно, как в сказке. Красота и изящество на основе высоких технологий — пожалуй, так можно охарактеризовать стиль “проекта Андерсен”. Именно для него в театре Лепажа в Квебеке изобрели специальный многослойный экран, который позволяет добиваться невероятных визуальных эффектов.

Эффекты начинаются с первой минуты, когда изображение театрального занавеса (красный с золотыми кистями) превращается в зал Опера Гарнье, а потом на вертикальный экран вскакивает актер и без малейшей угрозы падения занимается граффити. На портрете Андерсена он подрисовывает красные рожки, сердце на груди и сильно эрегированный член. А позже будет трястись на чемоданах в поезде и впадать в глюки. Такого взаимодействия видео со сценой прежде видеть не приходилось. У Лепажа эта связь очень тонкая, естественная.

Но главный трюк в том, что всех персонажей за исключением Дриады играет один актер — Ив Жак, во что неподготовленная публика, да и искушенная тоже, поначалу не верит. Потому что едва один персонаж исчезает в левой кулисе, из правой через небольшую паузу появляется совсем другой. Сутуловатого рефлексирующего альбиноса сменяет самоуверенный нагловатый администратор, на смену которому приходит осторожный и, кажется, испуганный жизнью сказочник. Перевоплощение, а главное — скорость, с которой оно происходит, заслуживает аплодисментов, и практически каждая мизансцена ими и заканчивается.

После спектакля Ив Жак, сидя в гримерке, снимает сначала парик, потом смывает белую краску с темных волос, вынимает из глаз красные линзы. Смеется, как будто и не было двухчасового марафона на сцене.

— Господин Жак, глядя на вас, трудно поверить, что “проект Андерсен” — затратный для вас спектакль. Как вам удается так мгновенно переходить из одного персонажа в другой?

— Я уже привык, но этот спектакль для меня не единое целое. Потому что если бы я играл его как единое целое, тогда было бы сложнее. А здесь как будто идешь в гастроном и набираешь всего понемножку, всего по отдельности. Поэтому я просто каждого персонажа — драматурга, администратора, Андерсена — играю отдельно.

— Вы теряете в весе за спектакль?

— Мне кажется, что да. Он физически тяжелый, но больше из-за того, что приходится много бегать за кулисами. Вот в сцене с тенью (администратор рассказывает маленькой дочке сказку Андерсена “Тень”. — М.Р.) за сценой такая беготня происходит, что, можно сказать, на сцене я отдыхаю.

— И все-таки какое приспособление помогает так быстро трансформировать один образ в другой?

— Я больше доверяю костюму, походке своего персонажа и таким образом переключаю энергетику.
Из четырех спектаклей Лепажа, привезенных на Чеховский фестиваль, “проект Андерсен” самый технологичный. Какую технологию применяет господин Лепаж для создания на сцене тонкой нервной человеческой жизни — читайте в ближайших номерах “МК”.



Партнеры