В трухлявых пнях и старых шишках можно найти самородное золото

Правда, не везде, а в районах месторождений. Российские ученые доказали, что биогеохимические аномалии – когда почва начинена благородными металлами – продукт бактериальной активности.

6 сентября 2007 в 18:19, просмотров: 2331

Сотрудники нескольких институтов Улан-Удэ, Иркутска и Новосибирска выяснили, что биогеохимические аномалии в районе месторождений полиметаллических руд сформировали микробы и деревья, сообщает агентство Информнаука. В лесах, растущих над рудными телами, они выполняют функцию старателей – за многие годы вытягивают из почвы растворимые соли, а потом отмирают, оставляя после себя концентрат с "ураганным" содержанием драгметаллов. В трухе гнилых пней ученые обнаружили самородное золото, соли серебра и платины. Тонна их золы содержит три килограмма серебра, почти 200 миллиграммов золота и пять граммов платины.

Зона окисления некоторых рудных тел расположена всего в полутора-трех метрах от поверхности земли, и до нее дотягиваются корни деревьев. Именно поэтому, как считают исследователи, почва содержит почти столько же благородных элементов, сколько и руда. Веками деревья и микроорганизмы понемногу высасывали их из глубины и откладывали в почве. Живое вещество сгнивало, вымывалось и превращалось в углекислый газ, а металлы оставались.

Ученые исследовали минералогический состав первичных и окисленных руд из месторождений "Доватка" и "Мыкерт-Санжеевского". Оказалось, что самородное золото, серебро и минералы, включающие в себя платину, палладий, иридий, родий и рутений, содержатся в оболочках отмерших бактерий. А минералогический состав частиц бактериального происхождения в трухе, почве и окисленных рудах оказался почти одинаковым. Следовательно, преобразованная бактериями биомасса деревьев, растущих над зонами окисления рудных тел, является как бы их естественным продолжением, их надземной частью.

У бактерий в процессе обогащения почвы драгметаллами наблюдается своеобразное разделение труда. Выщелачивают, то есть переводят минералы из труднорастворимых форм в подвижные, сероокисляющие бактерии, а склеивают их в новые гранулы или самородки железобактерии. Деревья усваивают самые легкорастворимые вещества, которые потом оказываются в клетках микробов-органолитиков, питающихся мертвой древесиной. Последние заодно обеспечивают нормальную жизнедеятельность двух первых групп.





Партнеры