Вася

Рассказ из прошлого

7 декабря 2007 в 15:30, просмотров: 1060

Поддали мы прилично. Мишка продал пальто: холода-то уже кончались, вот и возникли деньги. Три рубля еще оставались, но сил идти в магазин не было. Тут Валера и предложил послать за спиртным Васю. Вася как раз возился во дворе. Не то лед колол, не то водосточную трубу починял. Валера ему крикнул, чтоб зашел. Вася сразу смекнул, зачем зовут, через минуту был у нас. В кителе с блестящими пуговицами, в валенках, небритый. Не то дворник, не то слесарь-сантехник. Числился при ЖЭКе, жил в подвале.

— Две бутылки принесешь, стакан нальем, — объявил Валера.

Вася закивал, заулыбался. Побежал торопливо… Прошел час… Второй…

— Вот сука, — сказал Валера.

Делать нечего, начали играть в карты. Денег-то больше нет. И вдруг звонок. Длинный, противный. Я сразу почувствовал недоброе. Свои люди так не звонят. И точно, пришел начальник ЖЭКа. Физиономия постная.

Валера сразу пошел каяться:

— Я заплачу, заплачу за квартиру. Только не надо милиции.

Начальник вышел на середину комнаты и сказал:

— Ребята, Васю убило.

— Какой еще, мля, Вася? — спросил я.

Мишка в это время сорвал банк.

— Чем, — спрашивает меня, — отдавать будешь?

Я говорю:

— Вот Вася вернется, я тебе свою порцию отдам.

Начальник стоит и долдонит:

— Васю убило.

Тут только до нас стало доходить.

— Как убило? — взвился Мишка. — Плакали наши три рубля!

Оказалось, Васю по дороге в магазин сосулькой кокнуло.

— Ребята, — говорит начальник, — надо Васю похоронить.

— На фуй, на фуй, — говорит Мишка. — Пусть за государственный счет хоронят, он нам и так три рубля должен.

— Жалко Васю, — говорит начальник. — Сколько лет в ЖЭКе работал. Надо в последний путь... Я вам по пять рублей дам.

Тут мы оживились, но виду не показали.

— Пять рублей, — скривился Валерка. — Фу ли мы с вашими пятью рублями делать будем?

— Ребята, — обрадовался начальник, что мы проявили хоть какой-то интерес, — и в придачу позволю из Васиной комнаты все, что понравится, себе забрать.

* * *

Для похорон он выделил грузовик — расшатанный и побитый. Сам сел в кабину, нас посадил в кузов.

В морге стоял запашок — не перешибешь нашатырем. Вася лежал в детском гробике — откуда у ЖЭКа деньги на большой гроб? Сколотили наспех из неструганых досок. Ножки сложены крест-накрест, чтоб поместились. В том же прикиде, что погиб: пуговицы на кителе торжественно блестят. Не брит еще больше, чем в тот день, когда за вином бегал. В голове дыра, паталогоанатомы, гады, не зашпаклевали. Я в нее поглубже заглянул: кажется, сосулька, которой его прибило, так и не успела растаять. Понятно: в холодильнике лежал. Подняли мы гроб, тут и хлынуло у Васи из ушей и ноздрей: сосулька таять начала. Валерка отскочил из-под струи, гроб бросил. Гроб перевернулся, доска отлетела, Вася вывалился. Сбежались служители.

— Какого черта! — кричат. — Мы его два часа в этот гроб заталкивали! Теперь сами мучайтесь.

С грехом пополам запихнули Васю обратно, только ноги не крест-накрест сложили, а в коленях согнули.

На кладбище та же история. Раз никто не платит, могильщики соответственную и могилку вырыли — пять копеек в ней не зароешь. Пришлось нам ломами и лопатами въебывать.

— Будь он проклят, этот Вася, — Мишка пыхтел. — За пятерку такие муки…

Начальник ЖЭКа стоял рядом, но будто не слышал: любовался соседними могилами.

Сбросили гроб в могилу, вздохнули свободно. Начальник тут как тут:

— А закопать?

И каждому по пять рублей в зубы. Слинять хотел. Не тут-то было.

— А комнату обещал!

— Ну и наебал же он нас!

Вася жил скромно. Ничего лишнего. Два хлипких стула — и все. Валерка сразу в них вцепился.

— Французским гобеленом, — говорит, — обиты.

А Мишка говорит:

— Не может быть, чтоб у него выпить не было. Обязательно где-нибудь в заначке хранится.

Стали искать.

Уж совсем отчаялись, когда я в туалет заглянул. Стоит, родимая, там бутыль литра на два и какие-то корочки в ней плавают.

Только спиртным там и не пахло. На валерьянку похоже. Сердечником он, наверно, был, этот Вася.



Партнеры