Книжный червь

14 декабря 2007 в 15:30, просмотров: 247

Жак Шессе

И обонял Господь приятное благоухание

Респектабельный еретик, почитай живой классик швейцарской франкоязычной литературы, вот уже скоро полвека упражняется в выверении точных пропорций идеальной взвеси из религиозно-экстатических медитаций, эротических откровений и провокаций на тему сокровенной природы человека, неведомой и беспощадной.

Выходец из протестантской семьи с крестьянскими корнями, Шессе воспринял протестантскую традицию именно в ее протестном аспекте, отвергающем традиционные устои или ханжескую закоснелость, это уж кому с какой стороны сподручнее взглянуть. При этом не разрывается связь собственно с пафосом религиозного поиска, а, напротив, молитвенные настроения откровенно педалируются.

Все это создает гремучую смесь в атмосфере изуверского сектантства. Не случайно частенько персонажами Шессе становятся создатели доморощенных культов, а также священники, преподаватели классических гимназий, воспитанники аббатов и прочие традиционные претенденты на роль “человека в футляре”. Однако именно они самым возмутительным образом непременно распоясываются.

Так и в очередной книге духовного экспериментатора разнузданная чувственность на пару с активистской жизненной позицией устраивают оргиастический дебош на стезе духовного поиска. Изящная миниатюра про развратников, мир человеческих запахов и занимательные перверсии людской натуры. Как и положено жанру, где-то на грани фола.

Юстейн Гордер

Таинственный пасьянс

Юстейн Гордер — преподаватель истории религии и философии в холодном норвежском Бергене и писатель, работающий в достаточно специфическом жанре — интеллектуальной литературы для семейного чтения. Пишет Гордер в основном для детей и про детей. Но еще в самой первой своей книге, “Диагноз” и другие новеллы”, вышедшей в начале восьмидесятых, писатель сформировал основные принципы своего творчества. Ему, потомственному педагогу, полагалось зашифровывать в своих книгах в явном и скрытом виде некие познавательные элементы, а то и просто-таки ту же самую историю философии и мировой культуры.

Замысел свой Гордер воплотил в полной мере, став при этом одним из самых продаваемых в мире норвежских писателей. А свои аллегорически сказочные повествования, напоминающие то Льюиса Кэрролла, то Клайва Степлза Льюиса, непременно насыщает мнениями великих, мифологическими справками и разного рода дидактическими домашними заданиями. Предполагается, что увлеченные занимательным сюжетом и очарованные простыми истинами дети и их родители преисполнятся житейской мудрости.

Тот же коленкор и в “Таинственном пасьянсе”. Где спивающийся отец и его сын едут на поиски бросившей их матери. Едут они в Грецию, где, разумеется, есть о чем с толком побеседовать. А сама дорога — неплохой повод для разворачивания буйной фантазии на тему колоды игральных карт и незыблемых семейных ценностей.

   




Партнеры