Чемпион среди холостяков

Илья Авербух: “Развод сделал меня хуже Киркорова”

14 декабря 2007 в 13:48, просмотров: 914

Еще лет пять назад имя Ильи Авербуха ассоциировалось только со словом “фигурист”. Теперь подобрать одну характеристику — задача не из легких. Тут вам еще и тренер, и шоумен, и даже... кинопродюсер.

Договориться об интервью с Ильей оказалось нелегко: развод с фигуристкой Ириной Лобачевой, о котором до сих пор витает столько слухов, отбил у него охоту к общению с журналистами. И все же нам удалось “выловить” Авербуха в “Меге”, где он давал мастер-класс для начинающих на открытии новогодней ледово-развлекательной программы от компании Coca-Cola. Чувствовалось, что настроение у Ильи предпраздничное.

Дюжев не сдюжил

— Илья, как вы оказались связаны с кино?

— Я стал продюсером телевизионного сериала про фигурное катание. Это история жизни одного тренера. Сразу скажу: герой вымышленный, но все перипетии в его судьбе взяты из реальной жизни фигуристов.

— Кстати, о фигуристах. Благодаря вам их стало заметно больше среди звезд. Были такие, кто отказался участвовать в проекте?

— Конечно! Многие не смогли принять участие в ледовом шоу из-за своей занятости. Мы ведь так хотели видеть и Максима Галкина, и Ваню Урганта, и Костю Хабенского.

Предлагали и Лайме Вайкуле, и Анжелике Варум. Обе, кстати, до последнего соглашались участвовать, а Анжелика даже успела попробовать свои силы.

Филипп Киркоров был не прочь кататься, но тоже не нашел времени.

— Только ли время? Может, кто испугался, что не сумеет?

— Были и такие. (Улыбается.) Дмитрий Дюжев, например, сказал, что не хочет даже пробовать, потому что любит все делать качественно. Он мне лично сказал: “Абы как делать не хочу”.

Тяжесть Волочковой


— Сложным оказался процесс подбора партнеров?

— Совсем без трудностей, конечно, не обошлось. Мы сначала набирали участников из числа звезд, а потом подбирали им партнеров-фигуристов.

Прежде всего на рост и вес смотрели. Например, для фигуристки Риты Дробязко, которая не маленького роста, оказалось непросто найти партнера. И это была большая удача, что мы уговорили Александра Дьяченко, который мало того что высокий, так еще и отлично стоит на коньках, потому что когда-то играл в хоккей.

— Ходят слухи, что с Настей Волочковой были проблемы. Мол, она много весит и ее трудно поднимать...

— Антон Сихарулидзе достаточно высоко и достаточно часто ее поднимал в поддержках, чем, по-моему, опроверг все слухи.

— А что насчет Ирины Слуцкой? Говорят, на проекте постоянно дежурили врачи. Неужели все было так плохо?

— Дело в том, что у нас в принципе дежурят врачи на катке. Если нужно, “скорая” примчится. Но пока, тьфу-тьфу, не понадобилась ни разу.

Что касается Иры, она стоически пережила беременность и роды и уже давно вновь ведет передачи. Она пропустила всего одну неделю. Хотя бригаду медпомощи для нее мы действительно “держали” — на всякий случай. Конечно, ей говорили, что не стоит находиться на льду до последнего, но она сама все решила — так и сказала: “Я буду здесь до конца!”

Пугачева испытала ледяной оргазм

— А как вам понравилась Алла Пугачева в составе жюри? Долго пришлось ожидать ее приезда?

— Непросто, конечно, было договориться. Мы переносили даты, и для нас это было не очень хорошо, потому что для подготовки к программе “Песни Аллы Пугачевой” нам нужна была минимум неделя.

И еще, как сама призналась А.Б., когда участники замечают на себе ее взгляд, то от волнения начинают ошибаться. Я подтверждаю вслух — это правда. (Улыбается.) На этой программе, действительно, многие так перепугались прихода Пугачевой, что допустили много ошибок.

— Известно, что Пугачева делает всегда очень точные замечания...

— Абсолютная правда! А.Б. — это Зощенко на льду. Она для каждого умеет найти слова, поддержать, сделать так, чтобы все расслабились.

Честно говоря, когда я пришел в гримерку, чтобы увидеть Аллу Борисовну, мне показалось, что она не в духе. Поэтому подумал тогда, что она будет сложно реагировать на все, что происходит на льду. Ведь мы многие ее песни подвергли серьезным изменениям — монтировали, “сокращали”...

Но, когда началась передача, она блистала. Мы даже записывали за ней. Чего стоят фразы типа: “У меня был полный оргазм!”

“В Новый год лягу один”

— Время на что-то, кроме работы, остается?

— Обычно мой рабочий день заканчивается часа в три ночи. Это нормально. Сплю я очень мало, четыре часа в сутки максимум. Живу сейчас в таком ритме — тяжело, не спорю, но это временно. Вот ледовое шоу закончится, и станет полегче.

— Илья, признайтесь, а как вы оказались в “Меге”?

— Просто сегодня я открываю  новогодний проект, организованный совместно с компанией Coca-Cola. Мы показываем ледовые шоу в подобных семейных торговых центрах по всей России. У людей появится уникальная возможность поближе познакомиться с искусством фигурного катания.

— О том, как будете отмечать Новый год, уже задумывались?

— В ночь с 31 декабря на 1 января буду в Москве. Я не очень люблю Новый год в том смысле, что все зовут тебя в гости и приходится кого-то обижать, потому что невозможно приехать сразу ко всем. Получается такое постоянное дерганье.
Поэтому в этом году, я думаю, просто лягу пораньше спать 31 декабря один, у себя дома. Возможно, открою бутылку шампанского, но празднества грандиозного точно не будет.

А что касается остальных выходных... Я забронировал себе дом на 10 дней в Финляндии. Там будут мои друзья, родственники. Если получится хотя бы на несколько дней туда вырваться, буду счастлив.

— Значит, отправляетесь на родину Санта-Клауса. А самому вам часто выпадало исполнять роль Деда Мороза на праздниках?

— Нет, не часто. Например, моему сыну три года. И только сейчас он начинает понимать, кто такой Дед Мороз. Так что быть им в прошлом году просто не было смысла. А вот в этом году, думаю, смысл есть. (Смеется.) Будет вызывать дедушку.

— Подарок уже купили?

— Да, сын обязательно получит от меня большую игрушечную железную дорогу, как он и просил.

Путь самурая

— Сейчас ваша жизнь изменилась в семейном плане. Как часто удается видеть сына? Тем более в связи с такой загруженностью...

— Ну вот мы буквально вчера ходили с ним в кино и зоопарк, играли на аппаратах… Вообще, находясь вместе с Мартином, я чувствую, что “добираю” сам то, чего мне лично не хватило в детстве. Я стараюсь уделять сыну максимум внимания — читать книги, играть в компьютерные игры.

— Как проходит воспитание Мартина? Или пока еще не задумывались над этим вопросом?

— Я не занимаюсь морализаторством совершенно. Стараюсь воспитывать по японскому методу, когда ребенку разрешается все. Все-таки лет до семи надо позволять максимум, потому что лишения и ограничения… все это будет у него в дальнейшей жизни. Но я, конечно, стараюсь, чтобы воспитание не превратилось в абсолютную вседозволенность. Хотя, признаюсь, часто сына балую.

— Кем хотите видеть Мартина? Своим продолжением?

— Нет, я не хотел бы видеть его фигуристом. Просто человеком, который стремится проявить себя в работе, в жизни, чтобы он был личностью. Но, если он вдруг скажет, что хочет кататься на коньках, я его, конечно, отдам заниматься.

За развод ответят

— Интересно, у вас есть стилист? Кто занимается вашим имиджем?

— Я сам занимаюсь. Магазины, признаться, посещаю набегами. (Улыбается.) Вообще ходить по магазинам я не люблю, от этого болит голова, я устаю. Поэтому я просто покупаю то, что попадется под руку. А дома уже разбираюсь, что почем. (Улыбается.) Обычно на цену не смотрю. Раз в два месяца можно себе позволить шикануть.

— Какой вы по характеру? Раскройте карты.

— Вообще я неконфликтный человек, но в силу своей эмоциональности могу взорваться, правда, быстро отхожу. Подобные моменты случались, как на ледовом проекте, так и в моей личной жизни.

Последний такой эмоциональный порыв, например, был спровоцирован представителями желтой прессы, которые писали всякую гадость в связи с моим разводом. Я думаю, вот если бы эти журналисты попались мне под руку, не удержался бы… И история с розовой кофточкой показалась бы цветочками.

— Что загадаете в канун наступающего года?

— Моя заветная мечта — найти успокоение в чем-нибудь. Чтобы я почувствовал душевное равновесие...



Партнеры