Алмазных дел мастера

Месторождения самых дорогих минералов в Советском Союзе открыли 70 лет назад. Благодаря политическим интригам.

16 мая 2008 в 17:43, просмотров: 1939

Ее называли Хозяйкой Алмазной горы. А она не имела даже колечка с крошечным бриллиантом. Всю свою жизнь Наталья Викторовна Введенская служила науке и работала на благо Родины. И даже сейчас, в 94 года, она продолжает трудиться. В середине 1990-х годов она открыла очередное месторождение алмазов. А несколько месяцев назад под редакцией Введенской вышел сборник статей и воспоминаний о первых поисках на Урале.

В маленькой однокомнатной квартире на окраине Москвы мы беседуем с Натальей Викторовной о сверхсекретных поисках алмазов в СССР.

Первые алмазы в России обнаружили еще в 1829 году. Наткнулся на них 14-летний крепостной Павел Попов, промывая золото. За это ему дали вольную. 28 следующих лет принесли еще 131 алмаз общим весом в 60 каратов. Но, как ни странно, до середины 1930-х годов даже ведущие геологи Советского Союза категорически отвергали возможность найти алмазы в нашей стране. Таким было их научное видение. Алмазы, стратегическое сырье для оборонной промышленности, СССР покупал в Южной Африке при посредстве Бельгии и Голландии.

Ставка на Урал – больше, чем жизнь

Начало организации поисков алмазов в России следует относить к середине 1937 года. Тогда советское правительство приняло специальное постановление. Причина тому – отказ Бельгии и Голландии продавать СССР алмазы. Не было бы счастья, да интриги помогли.

Алмазы нужны оборонной промышленности и потому имеют огромное стратегическое значение. Своих месторождений алмазов в нашей стране тогда не было. Из-за невозможности импортировать алмазы в канун Второй мировой войны страна оказалась в тяжелейшем положении. Видимо, на это наши противники и рассчитывали.

Выполнять постановление правительства должен был Геолком – Комитет по делам геологии, который находился в Ленинграде. Несмотря на то что большинство ведущих геологов страны тогда отнеслись отрицательно к поиску алмазов в отечестве, Геолком поручил подготовить поисковые работы двум институтам: Всесоюзному геологическому институту – ВСЕГЕИ (Ленинград) и Всесоюзному институту минерального сырья – ВИМСу (Москва).

Главным геологом и научным руководителем поисковых работ на алмазы Геолком назначил Александра Петровича Бурова, молодого и тогда мало известного геолога, в отличие от коллег одержимого идеей поисков алмазов в нашей стране. Как показали будущие открытия месторождений алмазов, выбор Бурова оказался судьбоносным – как для поисков алмазов в России, так и для него самого.

Уже в 1930 году Александр Буров после окончания Горного института сумел организовать в Геолкоме экспедицию для поисков алмазов на западном склоне Урала, в поселке Промыслы. Там старатели, промывающие песок на золото, уже находили алмазы. Не обладая опытом поисков алмазов и не имея методики улавливания алмазов в пробах, экспедиция не могла получить положительные результаты: алмазы в пробах не нашли.

Однако в 1937 году Буров вновь организует экспедицию для поисков алмазов. На этот раз не на Урал, а в Сибирь, в бассейн Енисея. К этому времени стало известно о находке двух алмазов в устье реки Большой Пит (правый приток Енисея). Их нашли старатели, промывая песок на золото. В этот раз экспедиция получила положительный результат: осколок алмаза в пробе из песков был небольшой, в 0,5 мг. Но он был!

Кстати сказать, в Союзе тогда не было ни специалистов-алмазников, ни технологии поиска. Где искать алмазы, как их искать, по каким признакам выбирать районы? Неясно было и самое главное – как обогащать породу, чтобы добыть ценное сырье, ведь кристаллы алмазов зачастую мельче золотой песчинки. Не в каждом кубометре породы содержится даже осколок минерала. Сколько земли надо перелопатить, перемыть… Решение этой задачи Буров взял под свое руководство, начав работу в ленинградском ВСЕГЕИ.

На разработку и выбор первого участка у геологов была только зима 1937/1938 года. В апреле 1938-го партии уже должны были выехать на поиски. Работали люди круглосуточно, ночевали в институте, спали часа по четыре. О том, что они могут не справиться с заданием партии, не было и речи. Надо – значит надо…

Опыт двух предыдущих алмазных экспедиций позволил разработать методику выбора поисковых участков, обогащения алмазоносных проб и улавливания в пробах минерала. Внедрить ее решено было в промышленно освоенных районах Урала, где еще в XIX веке обнаружили минерал. Первые советские партии геологов, геоморфологов и обогатителей разместились на среднем Урале, в верхнем и нижнем течении реки Койвы. Параллельно предполагалось вести поиски на соседних речках – Вижае и Чусовой.

Мертвые души

– Моя специальность – геоморфолог (изучение формы рельефа и отложений) – оказалась очень полезной для поиска алмазов, – говорит Наталья Викторовна. Именно геоморфологи в уральской экспедиции выявляли места, благоприятные для россыпей. За ними шел поисковый отряд (геологи), затем – обогатительный. В первый же год алмазы нашли везде. Грандиозный успех!

В августе 1940 года на Урале была создана Уральская алмазная экспедиция, в которую вошли все поисковые партии, ранее административно подчинявшиеся ВСЕГЕИ и ВИМСу, а ее главным геологом стал Буров. Административным центром экспедиции был определен поселок Кусье-Александровский Чусовского (ныне Горнозаводского) района Пермской области.

На «алмазных» совещаниях в 1940–1941 годах, рассказывает Введенская, подводили первые итоги работ на Урале. Учитывая относительную бедность уральских россыпей, решили начать поиск алмазов на Сибирской платформе.

Почему там? Дело в том, что еще в 1938 году Буров написал «Записку о постановке работ на алмазы» и «Инструкцию для сбора материалов по характеристике алмазоносности СССР». Там он предложил искать так называемые ультраосновные алмазоносные породы – кимберлиты и минералы – спутники алмаза, очертив круг последних. К этому времени у Бурова была твердая уверенность в алмазоносности Сибирской платформы, в которой по аналогии с Африканской, известной богатейшими месторождениями алмазов, предполагалось наличие алмазоносных кимберлитовых трубок. По разным причинам Буров в годы репрессий не дал хода своим служебным материалам. Их обнаружили лишь в 1992 году, когда рассекречивали архивы.

Начавшаяся Великая Отечественная война заставила отложить перспективные сибирские планы. «Уральцы» быстро наладили промышленную отработку алмазных россыпей, так как оборонная промышленность остро нуждалась в алмазах. В поселке Кусье-Александровском начали добывать алмазы из разведанных россыпей.

Уже в 1942 году страна получила первые алмазы с Урала.

Невидимые бои за Родину, за ее оборонную промышленность, за независимость страны шли и в далеких от военных сражений темных и тихих уральских лесах современного Горнозаводского района Пермской области: на Медведке, в Промыслах, в Ершовом, Вороновском, Голодском, Заимковском, Усть-Тырымском логах – близ Кусьи и на Усть-Койве.

В темных, сырых и глубоких шурфах, в открытых канавах и горных разрезах полуголодные забойщики добывали алмазные пески и подавали их в тяжелых бадьях наверх. А наверху, у выхода горных выработок на поверхность земли, худые изможденные женщины в заляпанных глиной спецовках, в растоптанных сапогах, закутанные старенькими платками, в метель и мороз, в жару и дождь тяжело поднимали на воротках громадные мокрые бадьи с алмазной рудой и волоком опрокидывали их на-гора – рядом с выработкой.

Круглосуточно работали обогатительные фабрики электростанции «Мак-Ларен», гаражи и механические мастерские. В таком же режиме работали на поисковых участках геологи, прорабы, техники. Мало спали в войну и начальники поисковых партий: они обходили по ночам поисковые участки, фабрики, мастерские.

– Секретность была невероятная, – говорит Наталья Викторовна. – Мы отвечали жизнью за каждый найденный алмаз и возможную утечку информации. Все было очень строго. При каждой партии был засекреченный спецотдел. Жители районов, где мы вели поиски, до 2000 года не знали, что мы искали алмазы. Мы говорили, что охотимся за рубинами, или еще что-нибудь придумывали. Помню, мы всем коллективом в войну даже написали поэму «Рубиновая экспедиция».

Когда стало ясно, что алмазы в стране нашли, участников экспедиции… вычеркнули из списков живых и мертвых. Просто уничтожили их паспорта. По сути, алмазники перестали быть реальными людьми.

К сибирским проектам смогли вернуться лишь в 1943 году, когда руководитель Алмазного бюро Комитета по делам геологии при СНК СССР Г.К. Волосюк предложил Бурову составить план фундаментальных работ на Сибирской платформе сроком на 10 лет.

Осуществить этот проект во время войны не удалось. Но ровно через 10 лет на Сибирской платформе была открыта первая кимберлитовая трубка. Становилось все более очевидным, что Урал не сможет обеспечить страну нужным количеством алмазов. И самое главное – на Урале не было крупных коренных месторождений.

Тем не менее работы на Урале тогда продолжались.

И весьма успешно. Создав к концу 1943 года в бассейне реки Койвы относительно стабильную добычу алмазов и передав тресту «Уралалмаз» многочисленные разведанные россыпи, Буров решает расширить поисковые работы на алмазы на Урале. В результате установили промышленную алмазоносность рыхлых отложений долины реки Чусовой, были очерчены контуры крупных алмазоносных бассейнов Вижайский и Вишерский с самым богатым на Урале месторождением алмазов, которое впоследствии оказалось коренным.

После войны, 7 сентября 1946 года, было опубликовано постановление правительства за подписью Сталина о дальнейшем развитии поисков алмазов в Союзе.

Поиски и разведка алмазов, говорилось в нем, – одна из важнейших задач Министерства геологии СССР.

Вместо Уральской алмазной экспедиции организовали Геологическое управление по разведке алмазов с центром в Ленинграде. Оно должно было продолжить поиски и разведку алмазов на Урале и организовать не менее 12 новых партий в енисейской тайге, Восточной Сибири и на Кольском полуострове.

Ассигнования на эти работы были в 4 раза больше, чем на работы всей Уральской алмазной экспедиции в 1946 году.

Главным геологом нового управления, ведающего поисками и разведкой алмазов на территории Советского Союза, был назначен Александр Буров, начальником – Вениамин Красулин, главным инженером – Адриан Ишков, главным инженером-обогатителем – Михаил Маланьин.

Менее чем за два десятилетия Буров вывел страну, не имевшую до 1940 года ни одного месторождения алмазов, в ряды первых алмазоносных держав мира.

В любом другом государстве, где поиски алмазов до 1938 года никогда не проводились, где геологи не имели методики поисков алмазов, обогащения алмазоносных пород, где отсутствовали специалисты-алмазники, такие сроки открытия крупнейших месторождений алмазов казались бы фантастичными…

В СССР «алмазные» подвиги обычных геологов и обогатителей Уральской алмазной экспедиции остались незамеченными.

Кимберлит на Урале

Наталья Викторовна, проработавшая всю жизнь на Урале, уверена, что потенциал региона еще очень высок.

В 1996 году по своей теории она вычислила, что в тех краях может быть коренное месторождение алмазов. Оно располагается на площади основных уральских золотоносных и алмазоносных россыпей.

82-летняя женщина села на поезд. Приехала, переночевала на станции Теплая гора. Оттуда – 6 километров до возможного коренного месторождения. Добралась. Говорит, что когда увидела характерную красную кимберлитовую глину, от радости чуть сознание не потеряла. Это было первое проявление алмазного кимберлитового вулканизма на Урале.

В тот же день выехала обратно в Москву с образцами. В недавно изданной книжке написала про это открытие, чтобы его зафиксировать, но, по ее словам, «очень коротко и невразумительно». Боится, что месторождение может попасть в плохие руки.

– Эх, если бы найти надежную организацию, которая смогла бы организовать разработку и добычу алмазов в этом крае, – мечтает Введенская. – Можно было бы открыть музей алмазов на Урале, помочь нуждающимся ученым, студентам, построить церкви. Я ухожу из жизни, хотелось бы успеть еще что-то сделать…

Досье «Деловые люди»

Алмаз – минерал, одна из аллотропных форм углерода. Главные отличительные черты алмаза – высочайшая среди минералов твердость, наиболее высокая теплопроводность среди всех твердых тел. А большой показатель преломления наряду с высокой прозрачностью и игрой цвета делает этот минерал одним из самых дорогих драгоценных камней (наряду с изумрудом и рубином, которые соперничают с ним по цене).

Алмаз в естественном виде некрасив. Шик ему придает огранка, создающая условия для многократных внутренних отражений. Ограненный алмаз превращается в бриллиант.

Исключительная твердость алмаза находит свое применение в промышленности. Но подавляющая часть (по стоимости) природных алмазов используется для производства бриллиантов.

Самый крупный алмаз в истории – «Куллинан» – был найден в 1905 году в Претории (ЮАР). Его вес – 3106 каратов, размеры – 5 х 6,5 х 10 см. Эксперты оценили алмаз в 7,5 млрд. долларов. Но в «Куллинане» были дефекты – трещины и черное включение. Поэтому после расчетов, проводившихся несколько лет, он был разрезан. В результате огранки получилось 9 суперкрупных бриллиантов и 96 бриллиантов поменьше.



Партнеры