Экзамен по математике: отменить нельзя сохранить

1 сентября 2008 в 13:48, просмотров: 711

Специалисты обсуждают проанонсированную министром образования и науки Андреем Фурсенко идею отменить ЕГЭ по математике. О своем видении проблемы «МК» рассказал зампредседателя Московской предметной комиссии Андрей Семенов.

– Несомненно, что за разговорами о возможной отмене итогового экзамена по математике стоит признание неудачи с форматом ЕГЭ как объективной оценки знаний школьников. Однако, что именно имел в виду глава Минобрнауки, непонятно. Отмену ЕГЭ в его нынешнем виде можно только приветствовать. А вот идею полной отмены экзамена по математике на выходе из школы иначе чем бредовой не назовешь. Едва он исчезнет, предмет сразу перестанут изучать, как это случилось с геометрией, не представленной в перечне экзаменов в форме ЕГЭ. А без математики начнется спад по всем дисциплинам, кроме гуманитарных, – физике, химии. Хуже того. Исчезнет та логика, логические рассуждения, которые позволяют ребенку правильно строить отношения в любой сфере, включая взаимоотношения с другими людьми.  

Бесспорно, оценка должна быть объективной, а значит, независимой. Но независимость не есть синоним ЕГЭ – в Москве, например, при проверке знаний 9-классников в этом году ее легко обеспечили эксперты городской предметной комиссии. А вот строго засекреченный ЕГЭ вызывает большие сомнения. Контрольно-измерительные материалы (КИМы) никому не показывают под предлогом того, что они якобы являются собственностью ФИПИ (Федерального института педагогических измерений). Да и сами работы остаются засекреченными даже после экзамена – их не показывают ни ребенку, ни учителю. Кое-что, правда, показывают на апелляции, но далеко не в полном объеме. Что ж удивляться многочисленным жалобам на качество КИМов! 

Еще одна несообразность ЕГЭ в нынешнем виде: граница «тройки» определяется только после того, как написаны все работы по данному предмету. Таким образом, садясь писать экзамен, ребенок не знает, сколько задач ему надо решить, чтобы получить удовлетворительную отметку, не говоря о том, что считать ее придется по трем разным шкалам. И это притом что варианты ЕГЭ по математике в этом году различались по сложности чуть ли не в разы. 

Сырая и процедура сдачи ЕГЭ. Чиновники любят говорить, что все отработано, но это – чистая провокация. Не отработано ничего, хотя попытка расписать каждый шаг действительно предпринималась. Остается масса важнейших вопросов, и в том числе статус черновиков или процедура апелляции. В этом году, например, федеральная предметная комиссия постфактум перепроверяла решения городской конфликтной. И в ряде случаев пыталась заставить пересмотреть ее решения. А на каком основании? 

Или взять график сдачи экзаменов. Математику в этом году сдавали 4 и 11 июня. И оба раза – практически по тем же задачам. А потом еще и в июльскую волну – и снова по тем же задачам. Выходит, что дети, сдававшие экзамен в разное время, были поставлены в разные условия: самые первые шли вслепую, следующие уже имели какую-то информацию по экзамену, а июльские были уже специалистами. Таким образом, можно утверждать: следствием непродуманности ЕГЭ стало нарушение чьих-то прав на каждом его этапе. 

Фактически, единственной положительной чертой ЕГЭ в его нынешнем виде является тот факт, что всю структуру единого госэкзамена купить нельзя, а значит, оценки внушают больше доверия, чем традиционные. Остальное – негатив. И чтобы преодолеть его, с моей точки зрения, необходимо сделать вот что. Во-первых, ЕГЭ должен стать добровольным. Во-вторых, его обязательно надо принимать на двух уровнях сложности – базовом и профильном. Возможны и другие решения. Например, сделать испытание многократным и проводить его не на выходе из школы, а начиная, скажем, с 8-го класса. Все результаты тогда должны накапливаться в индивидуальном портфолио школьника, в электронную версию которого можно было бы войти в любой точке страны.



    Партнеры