Каддафи — жертва Каддафи

В своем трагическом конце ливийский диктатор виноват только сам

26 октября 2011 в 19:06, просмотров: 14825
Каддафи — жертва Каддафи

Ливийцы нашли полковника Каддафи в водосточной трубе.

Сейчас они говорят, что хотели сдать его карете «скорой помощи», но он до этого скончался. При этом сначала на телекадрах он был вполне себе живой, но потом почему-то у него оказалось слишком много ранений, и он умер.

Потом он лежал в холодильнике супермаркета, туда ходили следователи. Но кроме следователей туда пускали всех, чтобы щелкнуть камерой на телефоне.

Эти фотографии лежат в Интернете. Мертвого Каддафи рассматривают как вещь — на лицах молодых и старых, кто в помещении, никакой скорби — одно любопытство. Как будто в музее смотришь на мумию: лежит кукла — в принципе человек, но кукла, хотя не страшная.

Такой удивительный конец диктатора, правившего Ливией с 1969 года, больше сорока лет. «Не думал, не гадал он, совсем не ожидал он такого вот конца» — эти строки из песни о кузнечике вполне подходят к Каддафи.

Сейчас официальные лица нашего МИДа, европейские правозащитники, правильные люди из ООН — в общем, все, кто крутится вокруг этой истории, громко заявляют, что «был приказ его поймать и судить», что «полномочия миссии в Ливии превышены, и это безобразие».

В общем, дома у телевизора можно за государственные деньги отстаивать права человека по имени Муамар Каддафи. И поначалу кажется, что они правы. Даже так скажу: они правы в отношении любого человека, кроме того, которого называют диктатором.

Как-то так сложилось, что у революционно настроенной толпы почему-то не получается довести диктатора до суда. Конечно, было бы хорошо, если бы Каддафи не вытягивали за ноги из трубы, а остановились бы, позвонили в Гаагу и пригласили кого-то из тамошнего суда. Потом зачитали бы Каддафи его права. Далее вежливо бы посадили в полицейскую машину, придержав руками его голову, чтобы он не стукнулся о бортик двери — именно так сажают преступников в Америке, я видел это в детективных фильмах. Потом бы его покормили, попоили и спать уложили. А наутро, после тайского массажа и сауны, — добро пожаловать на многолетнее разбирательство в Гаагу!

Но так не получается. В запале битвы, под смерть товарищей, получается грубее. Со смертельным исходом.

И тем, кто отстаивает гражданские права человека Каддафи, уместно было бы вспомнить тот факт, что «за ноги из трубы и пулю в лоб», либо тюрьма, либо бегство из страны — это типичный конец диктаторов, независимо от национальности и вероисповедания.

Мубараку — 30 лет у власти — всего лишь грозит смертная казнь.

Лоран Гбагбо из Кот Д’Ивуара — 11 лет у власти — сидит в тюрьме.

Хусейн — 24 года у власти — казнен.

Милошевич — 11 лет у власти — умер в тюрьме.

Чаушеску — 24 года у власти — казнен.

Дювалье с Гаити — 15 лет у власти — бежал из страны.

Маркос из Филиппин — 20 лет у власти — бежал из страны.

Все они ратовали за патологическую стабильность, которая состояла в стабильном уничтожении собственного народа самыми изобретательными способами.

Вот, к примеру, Пол Пот, диктатор Камбоджи-Кампучии, он ведь выстраивал стабильность до деталей. Активно занимался планированием семьи и повышением рождаемости. Делалось это так: на полянке стояли на сваях домики, в них заводили женщину и солдата. Им приказывали совокупляться. Если дело шло лениво, то другой солдат снизу брал высокий шест и сквозь щели в полу шевелил будущих любовников, чтобы были поактивнее. Если дело и дальше не шло, то расстреливали тут же, под домиком. И как-то так получилось, что Пол Пот уничтожил треть (!) населения своей же страны.

Так вот, я жалею только об одном — что его не грохнули как паршивую собаку, а дали умереть в тюрьме.

Итожим.

Мир устроен достаточно справедливо, чтобы временами не прислушиваться к правозащитникам и ООН.

На тех самых фотографиях, где любопытные рассматривают мертвого Каддафи, у людей есть разные чувства. Нет только чувства жалости и сострадания. К диктатору подобные чувства бывают только у тех, кто кормился с его руки.

Со времен Рима диктаторов убивают свои. Свои повесили за ноги Муссолини, свои убили Чаушеску. Это называется народный гнев. Высокопарное словосочетание, но этот гнев существует при революциях и гражданской войне. И никакие правозащитники и ООН не остановят скорую расправу над теми, кто гнобил свой народ.

И чем дольше ты сидишь на троне, тем больше именно с тобой связывают неудачи, тем больше ты теряешь адекватность. И сколько бы ты хорошего ни сделал для своей страны, от тебя начинают уставать. А потом эта усталость перерастает в ненависть. Хорошо, если казнят только тебя. Чаще ты за собой тянешь в пропасть всю свою страну.

Главной, наверное, причиной того, что рухнул СССР, была несменяемость власти. Опыт всех развалившихся империй, да и не только империй, а и таких стран, как вспыхнувшие революциями арабские государства, доказывает, казалось бы, очевидную истину: стабильность страны обеспечивается именно регулярной сменяемостью власти. Власть меняется, учитывая изменчивые настроения электората.

Хотя «электорат» — это громко сказано: настроения в обществе формируют 2–3 процента элит, а остальное население голосует ровно так, как призовут голосовать эти элиты.

Эти 2–3 процента наиболее чувствительны к изменениям времени. И как бы ни старался Каддафи казаться простым скромнягой и ночевать в бедуинской палатке, все знали про миллиарды в зарубежных банках. Видели, как один из его сыновей — Сейф аль-Ислам, платил певице Мэрайе Керри миллион долларов за четыре песни на свой день рождения на закрытой VIP-вечеринке. Все знали, что другой его сын колесит пьяный по Парижу и Риму, сбивая полицейских и избивая слуг.

И убивали Каддафи с остервенением именно потому, что вместе с ним убивали его виртуальное окружение в виде его детей, друзей, родственников и прочее сословие, которое мертвой хваткой опутало Ливию, не давая никому пробиться наверх.

Каддафи был немолод, но его убивали еще и потому, что диктаторы передают власть по наследству. И новым лидером Ливии стал бы либо тот, который платил Керри миллион, либо тот, который сбивал полицейских.

То есть при диктатурах убийство диктатора — это чуть ли не решение вопроса модернизации страны — во всяком случае, так считают те, кто его убивает. Это новая жизнь для миллионов людей, которые хотят своего личного роста, хотя в момент казни они об этом не думают. Они его просто ненавидят — и всё.

Так что все разговоры о том, что Каддафи, Мубарак и даже, если хотите, Саддам Хусейн были сметены «кровавым американским империализмом», — не более чем упрощение. Потому что есть такая страна Афганистан, и там народ не хочет перемен. И ничего с этим Афганистаном поделать невозможно.

Но когда тебя вытаскивают из водосточной трубы, чтобы убить, и ты кричишь «Хаарам!», что означает — понимает ли человек, который хочет тебя убить, что поступает не по исламу? — а этот человек кричит тебе в ответ: «Молчи, собака!», то эта фраза выражает все отношение какого-то ливийца к тебе, твоим сыновьям, твоему шатру, миллиардам за границей и Мэрайе Керри с ее четырьмя песнями за миллион долларов.

Однако гуманисты дружно заявляют: необходимо расследование смерти Каддафи. Они говорят: это самосуд и убийство.

Непонятно только, что будут расследовать. Неужто искать того, кто пристрелил Каддафи? И что, ему потом срок дадут в колонии?

Конечно же, нет — они хотят найти доказательства, что Каддафи убили американские агенты, переодетые в ливийцев. Что-то типа этого будут искать.

В этой отчаянной попытке поиска псевдосправедливости читается простая мысль: никаких революций, никаких потрясений! Главное — стабильность! Да, он был у власти более 40 лет! Ну и что?

Причем рассуждают так не только в нашем МИДе, но и простые граждане. Жалко Каддафи: вот он лежит голый с дырками от пуль, а над ним стоят здоровые жлобы и хохочут!..

Конечно, жалко. Но и тех, убитых в «Боинге» над Локкерби по его приказу, тоже жалко. Мне их жалко больше. От них вообще ничего не осталось — одни куски.

Говорят, что история пишется нам в назидание. Но точно так же хорошо известно, что никто никогда не учится на чужих ошибках. Однако лидер Ливии, лежащий в холодильнике супермаркета под злобные фотовспышки ненавидящих его людей, — какой урок может быть более наглядным?




Партнеры