МИД разрывает отношения со своим послом

Владимира Титоренко, ценой здоровья спасавшего диппочту, пытаются обвинить в том, что его избили

15 апреля 2012 в 17:15, просмотров: 31790

В МИДе разгорается громкий скандал, связанный с избиением бывшего посла России в Катаре Владимира Титоренко. «МК» стали известны новые подробности самого инцидента в аэропорту Дохи и последствий, которые настигли дипломата, защитившего российскую диппочту от спецслужб Катара. Теперь Смоленская площадь инициировала служебную проверку в отношении действий Титоренко. Его уже сняли с должности посла и теперь пытаются возложить вину за инцидент на него самого. Коллеги Титоренко возмущены, они написали коллективное письмо своему руководству в его защиту.

МИД разрывает отношения со своим послом
Владимир Титоренко.

29 ноября прошлого года посол России в Катаре прилетел в Доху с пакетом дипломатической почты. Местные полицейские и таможенники попытались проверить полуторакилограммовый пакет через рентгеновский аппарат. Титоренко напомнил сотрудникам службы безопасности о Венской конвенции, которая запрещает досмотр диппочты, но это не возымело действия.

Тогда Титоренко заявил, что готов вылететь обратно в Амман или оставить диппочту в аэропорту с одним из своих коллег, пока Москва и Доха не урегулируют вопрос. Полицейские и таможенники ответили, что действуют по прямому указанию премьер-министра, министра иностранных дел Катара Хамада бен Джассема, мол, он велел досмотреть конверт. А когда посол Титоренко все же попытался выйти на улицу с пакетом, десяток вооруженных полицейских начали избивать его дубинками, а затем, повалив на асфальт, избивали ногами, пытаясь выхватить упаковку с диппочтой.

За всем этим беспределом наблюдал директор протокольной службы МИД Катара. Позже оказалось, что у посла многочисленные травмы, ушибы и разрыв сетчатки глаза. Владимир Титоренко мог лишиться зрения — на следующий день ему сделали сразу несколько операций.

Посол вернулся в Москву только 5 января, где лечился еще два месяца. Именно дома и начались его дальнейшие злоключения. Как выяснилось, он неоднократно информировал МИД о нарастании в Катаре антироссийских настроений и возможной угрозе нападения на сотрудников дипмиссии. Но МИД эти сообщения игнорировал. После избиения Владимира Титоренко в Администрацию Президента доложили лишь о «недоразумении с диппочтой в аэропорту Дохи». Скандал пытались «замять». Лишь Сергей Лавров, когда узнал об этой ситуации, лично позвонил послу, и впоследствии уровень дипотношений с Дохой был понижен. Хотя американцы за такое, вероятно, разбомбили бы Катар в течение суток...

Ближневосточный департамент МИД России повел себя иначе: они провели заседание некой комиссии по «делу Титоренко», на которой обсуждали вопрос: мог ли он сам создать конфликтную ситуацию. То есть они обсуждали не факт избиения и нанесения физических травм послу, а наличие у него склонности к конфликтам!

Затем под Титоренко начали откровенно «копать», его коллегам — свидетелям инцидента намекали, что нужно изложить в докладных записках «дополнительные факты той истории», обещая взамен продвижение по службе, а самого посла заставили обойти кучу врачей и взять справку в психо- и наркодиспансерах на предмет адекватности... Как сообщают источники «МК» в МИД, коллеги Титоренко были, мягко говоря, возмущены.

Прохладное отношение ближневосточного департамента МИД к фигуре посла Титоренко понятно — эксперты и наши источники в МИД полагают, что именно эта команда проиграла все российские интересы на Ближнем Востоке, в результате чего Россия понесла многомиллиардные потери.

О том, какие меры Москва могла бы применить к Дохе, «МК» спросил у президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского:

— Существуют правила поведения цивилизованных стран и государств, которые возникли позавчера и представляют собой скопище дикарей, варваров — потомков пустынных бандитов и бродяг-бедуинов, чрезвычайно разбогатевших, не приложив к этому усилий, потому что на их территории обнаружились колоссальные запасы газа. Мировая и экономическая политика дала возможность Катару осваивать эти запасы без опасности того, что их подомнут под себя. Мы не можем применить к Катару принцип толеона и вывезти в аэропорт посла Дохи в Москве, избив его до такого же состояния, как Владимира Титоренко. Потому что есть разница в поведении. Это нападение — отражение местных обычаев Катара. Чисто теоретически мы можем и разорвать отношения и разбомбить их с подводной лодки, но к чему это приведет? В арабских странах развернута информационная война против России, и главу МИД Сергея Лаврова иначе как «красным муллой» не называют. Нас обвиняют в помощи Ирану, и воспринимается это как поддержка шиитов против суннитов. Мы не даем расправиться с Сирией, как это сделали с Ливией. И избиение нашего посла — это часть этой кампании. Ну а что делать дальше, этот вопрос должен решаться на государственном уровне. Например, скажем, 26 катарских разведчиков в европейских странах могут сломать левую ногу. Но для этого нужна развитая эффективная разведсеть, а не Анна Чапман...

Владимир Титоренко известен как отличный дипломат, проводивший твердую политику российских интересов в странах, где он возглавлял дипмиссию. В 2003 году его наградили орденом Мужества за спасение коллег в Ираке. Он стал первым послом России, который получил этот боевой орден. Известно, что после этого он получил доброе прозвище Володя Рэмбо.

Очевидец тех событий, который работал тогда военным журналистом на ТВЦ Евгений Эрлих поделился с «МК».

— Посольство России в Багдаде к началу иракской войны 20 марта 2003 года оставалось единственным представителем иностранного государства в этой стране. Именно через российских дипломатов представители Саддама Хусейна еще могли посылать какие-либо «сигналы» во внешний мир. Но в разгар войны посол Титоренко все-таки принял решение эвакуировать дипмиссию. Выбирались на гражданских автомобилях. Маршрут российской колонный был согласован с американцами и иракцами. Шли по «зеленому коридору». В этой колонне находилась и наша съемочная группа. На машине посла был прикреплен флаг РФ, он ехал первым.

В какой-то момент мы доехали до блок-поста, где нас предупредили, что дальше ехать невозможно, нужно отклоняться от маршрута, впереди идет бой. Посол Титоренко не командовал в той ситуации, «рулили» сотрудники наших спецслужб, которые также находились в этой же колонне. Решили объехать это место по другой дороге. И буквально через пару километров попали под перекрестный огонь. Американцы уже штурмовали Багдад. Колонну буквально расстреляли. Водитель посла Титаренко получил ранение в живот, зампосла ранение в голову, сам Титоренко так же был ранен. После того как бой закончился, изрядно потрепанная колонна смогла добраться до госпиталя в городе Эль-Фаллуджи.

Тяжелораненым требовался медицинский уход. Их пришлось оставить там на попечении местных врачей. И колонна пошла дальше в Дамаск, куда уже вылетел спецборт МЧС. Все очень радовались, что выбрались из серьезной заварухи. Но посол Титоренко не полетел в Москву, в ту же ночь он вернулся обратно, чтобы лично вывезти своих оставшихся раненых коллег из Ирака на «большую землю». Уже в Москве знакомые мне дипломаты рассказывали, что в МИДе Титоренко пытались обвинить в том, что именно он подверг риску людей и чуть всех не угробил. Хотя в той ситуации не он принимал оперативные решения, а сотрудники спецслужб.

Потом в прессе появилась информация, что российская дипмиссия якобы вывезла из Ирака «архив Саддама Хусейна». И с этой задачей они справились блестяще.




Партнеры