Хроника событий Предательство друга: Порошенко завершил политическую карьеру Саакашвили Порошенко назвал протестующих экологов Мариуполя «наемниками Путина» Советника министра обороны Украины уволили за постановочные фото из Донбасса Художника, устроившего Майдан в Питере, наказывать не стали Отставка Яценюка стала итогом тайных торгов Порошенко

Когда начнется Евроголодомор?

Крах украинской экономики неизбежен, но не сможет ли Запад хотя бы накормить жителей Самостийной

27 апреля 2014 в 19:04, просмотров: 23119

Не нужно быть пророком, чтобы утверждать: украинскую экономику ожидает крах. Собственно, она уже сейчас переживает очень серьезные беды. Но даже крах — понятие растяжимое. Одно дело, если страна просто вползет в дефолт. Другое — если ее граждане в буквальном смысле начнут болеть и умирать от голода и отсутствия социальных благ. Кроме того, экономический коллапс не может быть вечным. Рано или поздно из него найдут выход. Какой? Чтобы попробовать ответить на эти вопросы, мы провели мозговой штурм с политологами.

Когда начнется Евроголодомор?
фото: Геннадий Черкасов

Сейчас все задаются вопросом: помогут или не помогут те меры, которые на Западе предпринимаются для того, чтобы спасти украинскую экономику от краха? Но кто сказал, что Запад вообще принимает какие-то меры? Пока деньги Украине только обещают, но дадут ли, и на каких условиях? Своим мнением на эту тему с «МК» поделился директор Института стран СНГ Константин Затулин: «Мне кажется, что никаких «живых» денег никто не собирается вкладывать. По крайней мере американцы не вкладывают, они только дают гарантии кредиторам.

А процедура получения помощи от МВФ слишком забюрокрачена. И тут дело не в объемах кредитов и займов, а в том, что они не успевают за событиями экономики. К тому времени, как Украина получает деньги на решение одной проблемы, ее решать уже поздно, возникла другая. А деньги куда-то испаряются, не улучшая ситуации.

Но дело даже не в том, будут ли переданы эти деньги, «живые» или «неживые», и по какой процедуре. Чтобы дать свой прогноз, воспользуюсь сравнением, которое подарил мне Григорий Явлинский: если вы выпили слабительное и оно уже всосалось в кровь, усвоилось, то нет смысла бегать по врачам с вопросом: что делать, чтобы не пронесло? Пронесет в любом случае. Потом вы можете сходить к врачам, чтобы узнать, что сделать для улучшения самочувствия, но если препарат уже начал действовать, то возможности притормозить процесс нет. Украинскую экономику обязательно должно пронести.

Можно пенять на злоумышленников из России, которая действительно не сильно заинтересована, чтобы нынешние власти выглядели победителями в экономике. Но ситуация пришла к дефолту сама, нашей помощи не потребовалось. Предпосылки краха накапливались годами, а взрывным образом ситуация усугубилась в результате государственного переворота.

Я вполне могу себе представить, что к лету удастся подавить сопротивление на востоке, в Донецкой и Луганской областях. А вот представить себе Украину без дефолта не могу. Он должен состояться, как мне кажется, ближе к осени. Этот крах снова выведет на улицы толпы людей. Поэтому не стоит победителям Майдана тратить последние силы и деньги на то, чтобы хватать и увозить в Киев «народных губернаторов» и «народных мэров». На волне голодных бунтов новые народные вожаки будут появляться как грибы после дождя».

Объективные, исторически сложившиеся трудности украинской экономики понятны. Существует традиция: в 2005 году к власти пришел Ющенко и первым делом сказал, что казна пуста, все разворовали, ничего нет, мы на грани дефолта. Потом пришел Янукович и повторил: казна пуста. И даже провел экскурсию по ней, сказав, что остались только долги, даже одни проценты по которым невозможно платить. Теперь пришел Майдан и вновь сообщил, что все разграблено. «Для Украины такая ситуация привычна, потому что 60% оборота идет в теневом секторе, деньги не видны, хотя они есть, — считает президент Центра политического обучения и консультирования Олег Кудинов. — Но появились два новых фактора: последние годы Россия постоянно спасала Украину миллиардными кредитами и газом. Выравнивала обстановку в том же Донбассе, Днепропетровске, Харькове, давая топливо и покупая готовую продукцию. Теперь, во-первых, Россия не будет заниматься благотворительностью, а во-вторых, новая власть стремительно убивает промышленность востока, на которой держалась вся экономика (60% доходов бюджета, по последним данным). Власть убивает собственную страну, полностью прекратив поддерживать производство, запрещая торговать с Россией и получать поддержку от нас.

Европа планировала закрытие заводов и ликвидацию всего этого не нужного ей добра. Она видит Украину аграрной страной. Но, судя по всему, заводы и шахты закроются гораздо быстрее, чем предполагала Европа».

Итак, половина страны потеряет работу, притом что другая половина и до этого не работала. Пособия платить нечем. Дефолт. Что дальше? За счет чего будет выживать страна?

«Представление о том, что будет собой представлять Украина после того, как она станет полностью на «оранжевую» сторону, сейчас только начинает формироваться, — говорит Кудинов. — Понятно, что промышленной она не будет, поскольку вся промышленность так или иначе связана с Россией и нашим ВПК. — Но там замечательные для сельского хозяйства климат и земля. Украина уже сейчас — один из крупнейших поставщиков зерна, хотя в текущем году урожая может и не быть из-за срыва посевной кампании. Но если в будущем внедрить современные сельскохозяйственные и перерабатывающие технологии, модернизировать порты для экспорта, то со временем можно будет жить как современные аграрные страны, не хуже Прибалтики. Когда прибалтийские страны уходили из Советского Союза, мы думали, что они на 90% живут за счет заводов. А они их все закрыли, отказались от производства радиотехники, но чувствуют себя нормально, не хуже других. Пенсия в той же Латвии где-то под 500–600 евро. Для Украины вопрос только в том, по какой цене Европа будет покупать ее зерно. Кабальными окажутся условия или выгодными».

«Им к осени будет нечего есть»

По мнению Кудинова, если Европа примет Украину на нормальных, партнерских условиях, то для западной молодежи, которая крутилась на Майдане, все будет классно. У них все впереди: их будут пускать в Европу, давать образование. На родине они смогут заниматься фермерством, высокими технологиями и сферой услуг. Они будут говорить, что Майдан был не зря.

И совсем другой окажется картина для 40–50-летнего шахтера или рабочего (уже бывшего, заводы-то закрылись) с востока. Переучиваться поздно, никому не нужен. Пенсии им никто платить не будет. Хотя не будем сгущать краски до предела: с голоду они, конечно, не умрут. Будут жить с огорода.

«Еще одна возможность — переехать в Россию, — предполагает Кудинов. — У нас недостаточно квалифицированной рабочей силы. Надо развивать Дальний Восток, а украинцы всегда его заполняли. Я как-то приезжал работать на Камчатку, так там только губернатор с русской фамилией, а его 8 замов — украинцы. Все — хорошие, работящие ребята. Поэтому вполне возможно, что это очень выгодный для России момент, чтобы заполучить много хороших кадров, им желательно воспользоваться».

Политолог Анатолий Вассерман родился на Украине и видит ее перспективу в гораздо более мрачных тонах: «Не надо даже рассчитывать на сельское хозяйство, поскольку уже сейчас те виды топлива, которые востребованы в этой отрасли, на Украине подорожали на 60–70%, и из-за этого сейчас там срывается посевная кампания. А это означает, что к осени не то что экспортировать — самим нечего станет есть».

И проблема безработицы, по его мнению, будет не только на востоке: «Обитатели Западной Украины уже сейчас зарабатывают исключительно работой на выезде из страны. По утверждению самих украинских депутатов, там еще не было ни дня, чтобы за границей не находилось хотя бы трети трудоспособных мужчин запада. Даже на Рождество треть за рубежом. Но я не думаю, что Европой и дальше будет востребовано такое количество украинских гастарбайтеров. Массовое трудоустройство украинцев в других странах — самая светлая мечта участников февральского переворота. Они очень надеются на такой способ спасения: те, кто могли бы их свергнуть, просто разъедутся».

От катастрофы спасет развод

Политолог Дмитрий Орешкин не открывает Америки, когда, как и другие аналитики, говорит, что запад Украины войдет в постиндустриальную систему ценностей проще востока. Но в этом-то он и видит главную бомбу под украинскую экономику. Восток будет тянуть страну ко дну, разрывая ее. В конце концов западу не захочется кормить восток, и речь о разделе поведет уже он сам. В таком случае раздел может пройти цивилизованно, мирно, с соблюдением демократических процедур, как, например, произошло в Чехословакии, когда она была поделена на Чехию и Словакию

Олег Кудинов не верит в такой сценарий и предполагает, что дело с политической точки зрения ограничится федерализацией Украины. Но предполагает, что полностью встать на ноги после экономического кризиса страна сможет не в этом десятилетии: «Даже если, условно говоря, Украина завтра уйдет в Европу, то все равно от 8 до 18 лет займет становление».

За долги придется отвечать

Укорениться в Европе, конечно, лучше, чем, например, в Азии. Однако в данном случае может и 18 лет не хватить. Накопленные и будущие долги не пустят в светлое западное будущее.

Главный антифактор нового украинского роста — «Газпром». По последним данным российской газовой монополии, украинский «Нафтогаз» задолжал уже более $3,2 млрд за поставки «голубого топлива». Причем большую часть по самой щадящей цене — $268,5 за одну тыс. кубов. $385 российский газ стал стоить лишь с 1 апреля, а потолок в $485 вообще был зафиксирован в середине апреля. Мало того, «Газпром» пересчитал санкции за недобор газа украинцами. По договору от 2009 года «Нафтогаз» обязан ежегодно закупать не менее 33,5 млрд кубов. Если не надо столько, то в силу вступает принцип take or pay (бери или плати). То есть можешь газку и недобрать. Но все равно оплати счета, как если бы все сжег. В результате получилась астрономическая сумма — «Нафтогаз» должен «Газпрому» еще $18 млрд. Итого $21,2 млрд. Таких денег у Украины нет и не будет. Тем более что госдолг соседней страны уже превысил $53 млрд, что составляет до 40% от ее ВВП.

Как украинцы будут выкручиваться? Для начала, что не вызывает сомнений, «Нафтогаз» откажется платить «Газпрому» $18 млрд за невыбранный газ. Российской компании придется, видимо, обращаться в международные арбитражи, например, в Стокгольмский. Однако не факт, что «Газпром» выиграет процесс. Его могут обвинить в неприемлемом давлении на партнера при заключении договора. Напомним, что в январе 2009 года Украина за неуплату была отключена от газовых поставок. К тому же сходные проблемы с западными партнерами решались компромиссным путем. Так что $18 млрд Украина может и не возвращать. Но и без этой гигантской суммы у Украины остается много срочных долгов. И прежде всего перед Россией.

Во-первых, все те же $3,2 газовых миллиарда. Во-вторых, $3 млрд из Фонда национального благосостояния, на которые были приобретены украинские евробонды. Но и этой суммы ($6,2 млрд) у Украины сейчас также нет. И пока не предвидится. С начала года в общеукраинскую казну из-за известных событий практически не поступают налоги. Уже, наверное, в их госзакромах повесились последние мыши.

Но и это еще не все. Газовые долги, которые постоянно возникали на протяжении всей независимой жизни Украины, образовались по двум ясным причинам. Первая: «Нафтогаз» перепродавал российское топливо украинским потребителям по значительно более низкой цене, чем покупал у «Газпрома». Иными словами, украинское правительство фактически субсидировало тяжелую промышленность востока, а также и физические лица в размере 7% от ВВП. Вторая: собираемость даже заниженных платежей была всегда ниже критики — максимум 50%. Сейчас же вообще ничего.

В результате «Газпром» предупредил о переходе на предоплату за газ. А так как этого не будет, то и вовсе отключит Украине газ.

Но в этом случае украинцы начнут красть газ, идущий в Европу по их территории. И все начнется сначала.

Это, конечно, беспокоит Еврокомиссию. Поэтому в начале мая может быть проведена трехсторонняя встреча: Украина—Россия—Евросоюз. Нас будут прессовать на тему продолжения надежных поставок газа в Европу на базе чуть ли не прощения украинских долгов. Но вряд ли Москва на это пойдет. Брюсселю придется искать выход. И даже возможное объявление новых антироссийских санкций ничего не решит. В течение ближайших по меньшей мере пяти лет замене российскому газу в Европе нет (в среднем наши поставки закрывают почти треть европейских потребностей, в странах Восточной Европы — до 90%).

Единственный выход — дать взаймы Киеву (причем срочно, в течение мая) для оплаты газовых долгов (без, естественно, учета штрафов за недобор газа). В принципе для Запада это семечки — чуть более 3 млрд долларов. Но ведь надо будет платить и дальше. Даже до конца этого года и даже по самой льготной цене (к которой «Газпром» уже никогда не вернется) придется изыскать не менее $7–8 млрд. А это уже серьезно даже для Брюсселя. А потом что делать? Так и платить за Украину по $10 млрд в год?

Конечно, Украина может сократить потребление газа хотя бы за счет полной остановки тяжелой промышленности юго-востока. Даже вдвое. Но все равно где-то $5 млрд надо будет найти. А где? Даже если IT-технологии и расцветут на черноземной земле, то не сразу.

Запад же не торопится давать реальные деньги. Обещаний со времен победы 21 февраля Майдана было много, но «живых» денег Киев до сих пор не увидел. Все это напоминает водевиль: то обещают 20 млрд евро, то $35 млрд, то потом говорят всего лишь о 1,6 млрд евро. Но ничего не дают. МВФ, например, ждет, когда Киев выполнит все его «бесчеловечные» условия: повышение тарифов на газ для населения сразу на 73%, отмена всех энергосубсидий для предприятий, сокращение зарплат бюджетникам и пенсий. Что, естественно, приведет к массовому обнищанию населения. Но даже если Киеву удастся все это сделать и удержать власть в своих руках, МВФ будет давать деньги порциями (траншами), максимум по $3 млрд в год. А это новый киевский режим не спасет.

К тому же помощь Запада, если она и будет оказана в полном объеме, приведет, как это ни странно, только к дальнейшему ухудшению экономической ситуации. Госдолг страны резко преодолеет рубеж в 60% от ВВП. После чего МВФ (это именно его требование) потребует новой порции непопулярных решений — тут уж все бюджетные отрасли отправят на биржи труда. А Россия по праву затребует срочного возврата $3 млрд, отданных за украинские евробонды. Отдадут ли эту сумму российскому правительству? Это большой вопрос, так как что-то придется отдать «Газпрому», что-то разворуют. А если денег не будет, наше правительство сможет инициировать процесс украинского банкротства с элементами внешнего управления. Конечно, Запад на это не пойдет. Но тогда Украину придется окончательно взять на содержание, на что, например, европейский избиратель, измученный уже греческими долгами, не пойдет точно. Все. Круг замкнется. И Украину придется делить между финансово обеспеченными странами.

Новая Украина. Хроника событий


Партнеры