Силы НАТО пропишутся на востоке Европы: Польша, Прибалтика, Финляндия, Швеция?

В преддверии саммита в Уэльсе не все члены альянса хотят создания постоянных баз близ России

27.08.2014 в 14:41, просмотров: 10784

Ответом на украинский кризис и российскую политику на этом направлении может стать создание постоянных военных баз НАТО в Восточной Европе. Об этом уже говорилось и ранее, еще весной, но дорога ложка к обеду: теперь об этом заявил генеральный секретарь альянса Андерс Фог Расмуссен в преддверии натовского саммита, который соберется в сентябре в Уэльсе.

Силы НАТО пропишутся на востоке Европы: Польша, Прибалтика, Финляндия, Швеция?
фото: AP
Генсек НАТО Расмуссен скоро уступит свой пост норвежцу Йенсу Столтенбергу.

«Мы примем то, что мы называем планом боеготовности с целью быть готовыми к оперативным действиям в совершенно новых условиях безопасности в Европе, – цитирует Расмуссена британское издание The Guardian. – У нас уже есть то, что называется силами ответного действия НАТО, чьей целью является быстрое разворачивание при необходимости. Сейчас наше намерение состоит в развитии, того, что я назвал бы острием копья этих сил с очень высокой готовностью».

Как разъяснил генсек, чтобы была возможность быстрого прибытия подкреплений, необходимо, чтобы в «принимающих» странах на востоке Европы была подготовлена соответствующая инфраструктура, включая базы и штаб-квартиры. «Смысл в том, что любой потенциальный агрессор знал, что если он даже помыслит только о нападении на союзника НАТО, то будет иметь дело не только с солдатами этой конкретной страны, но и с войсками НАТО».

Впрочем, на наш взгляд, для осознания такого варианта достаточно знать, что статья 5 устава Североатлантического альянса говорит, что «договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом». Так что вряд ли кому в трезвом уме придет мысль нападать на члена НАТО. Так что базы выглядят​, мягко говоря, излишеством. Зато сыграют вполне очевидную провокационную роль, вызвав ответные действия Москвы. Которые, в свой черед, вызовут негативную реакцию НАТО. И далее – как в сказке про белого бычка.

Понятно, что речь идет прежде всего о размещении натовских баз в Польше и трех прибалтийских республиках, опасающихся действий России – того самого «потенциального агрессора», на которого вполне прозрачно намекает Расмуссен. В свете нынешней ситуации вступление в будущем в НАТО как «опцию» рассматривает и традиционно нейтральная Финляндия – об этом заявил на днях финский президент Саули Ниинисте. Да и не менее традиционно нейтральная Швеция готовится дать добро на размещение на своей территории сил быстрого реагирования НАТО...

Но вопрос создания натовских баз на постоянной основе в восточной Европе вызывает у союзников противоречия. В то время, как в США и Великобритании поддерживают эту идею, Франция, Италия и Испания относятся к ней скептически. Звучал голос против и со стороны Норвегии. А Германия занимает, скорее, выжидающую позицию. Так что, вероятно, на саммите в Уэльсе партнеры обсудят свои разногласия. Выходом для сторонников создания баз неподалеку от российских границ может стать компромиссная формула, в которой эти базы не будут именоваться «постоянными». Ну, а мнения России спрашивать, увы, никто не планирует – на встречу в Кардифф она не приглашена.

Получивший от украинского президента Порошенко орден Свободы нынешний генсек НАТО исполняет своего рода «дембельский аккорд» – осенью он покидает свой пост, уступая его бывшему норвежскому премьеру Йенсу Столтенбергу. Так что Андерс Фог Расмуссен вполне может позволить себе под занавес громкие эффектные заявления, а уж практическое их исполнение – этим заниматься придется сменщику.

 

 

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

Дмитрий ДАНИЛОВ, заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН:

- Первоначально базы могут быть развернуты там, где и запрашивалось — это Польша и страны Балтии, восточная граница европейской зоны НАТО. Смысл развертывания в возвращении к «передовому присутствию», от которого в свое время НАТО отошло. В контексте украинского кризиса альянс возвращается к военному планированию на основе системы взаимного сдерживания с Россией и поэтому военно-оперативные рубежи определяются по границам. Кроме этого, Польша, устами официальных лиц, не раз уже заявляла о том, что украинский конфликт может дойти до ее границ, причем — с участием России. В альянсе существуют разные точки зрения на перспективы расширения присутствия. Еще до украинского кризиса существовало два лагеря, первый из которых настаивал на том, что необходимо переориентироваться на новые серьезные вызовы и угрозы, и, для ответа на них, сотрудничать с новыми партнерами, включая и РФ. Второй же лагерь настаивал на необходимости поддержания обороны от традиционных угроз. В этот лагерь, разумеется, входила и Польша, и страны Балтии, и североевропейские государства. В ходе саммита в Лиссабоне в 2010 г. был найден компромисс — упор был сделан на реагирование на новые вызовы и угрозы, но, вместе с тем, было сохранено и воздушное патрулирование на границах с Россией, в прибалтийских странах. На фоне украинских событий, происходит реконфигурация веса двух группировок в НАТО. Есть, однако, и понимание того, к чему такой курс может привести — возобновить конфронтацию в Европе, – уже говорят не только о «холодной войне», но и о мировой. Есть и интересы экономического характера, которые нельзя реализовать на фоне экономического противостояния. Поэтому ряд стран проявляет сдержанность относительно планов развертывания баз на восточных рубежах. Необходимо помнить, что в данном случае речь идет не только о реакции Европы, но и о позиции Вашингтона. Что же касается США, то для них усиление присутствия НАТО в Европе не будет стоить очень дорого, поскольку не будет носить массированного характера. Во-вторых, Вашингтон будет апеллировать к своим союзникам, говоря о том, что именно европейцы должны увеличивать свой вклад в НАТО. И, наконец, на этом фоне Вашингтон четко реализует свои экономические интересы, связанные, в первую очередь, с военным экспортом.

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, независимый военный эксперт:

– То, что говорит уходящий генсек НАТО — это лишь его предположения. Естественно, иностранного присутствия добиваются Польша и страны Прибалтики, которые ощущают угрозы. Но тут есть несколько проблем, в том числе и технического характера. В мире нет никаких баз НАТО, как нет и войск НАТО. Есть штабные структуры, есть американские базы на территории разных стран: ФРГ, Турции. Ни одна страна альянса, кроме США, не содержит свои войска на территории другой страны-члена НАТО. Есть еще такая вещь, как передовое базирование тяжелой техники — опять же, в основном, американской. В Брюсселе сейчас рассматривают как раз этот вариант — возможно, в Прибалтике. Подумывают и о создании нового штаба в Польше. Но пока это в стадии планирования. Если речь зайдет уже непосредственно о развертывании какого-либо объекта в отдельной стране, то это будет решаться в двустороннем порядке между США и государством, о территории которого идет речь, и позиция других членов НАТО здесь не имеет значения. У США много глобальных интересов и пока неясно, как будет решаться вопрос создания неких объектов. Они проводят учения, в ходе которых уже используется некая подготовленная инфраструктура, возможно, вырастет масштаб учений. Но появлении баз вроде той, что есть в Турции, маловероятно.

Леонид ИВАШОВ, президент Академии геополитических проблем, бывший начальник главного управления международного военного сотрудничества:

- Господин Расмуссен, хоть и называется генсеком НАТО, является главным пропагандистом американской военно-политической стратегии в Европе и сам ничего не скажет, если ему не прикажут американцы. Сейчас США хотят заставить европейцев платить за содержание военных баз НАТО. Где они будут развертываться? Возможно усиление объектов на территории Польши, полезут в Прибалтику и, конечно, на Украину — там США крайне важно развернуть систему ПРО. За систему ПРО американцы будут платить сполна, а все остальное повесят на европейцев. Единства в Европе не будет. Потому что и в Америке, и в Европе финансовые дела обстоят не очень и европейцы могут консолидироваться лишь под большим давлением. Что же касается системы ПРО, то профинансирована она уже на многие годы и к 2018 г. они намерены ее создать а затем уже лишь наращивать. ЕвроПРО — лишь элемент этой системы, необходимый для контроля европейской части российской территории. Сегодня они уже охватывают территорию до Волги, а одну из наших ракетных дивизий за Уралом они пока не могут достать, поэтому им критически важно установить свои объекты на украинской земле.