Хроника событий Порошенко: Украина воюет, чтобы «похоронить» СССР в головах людей "Нафтогаз" заблокировал закупку оборудования на $155 млн из-за "Турецкого потока" Охлобыстин ответил СБУ: полоумные «небратья» объединили «Русский мир» Генштаб ВСУ объявил о завершении стрельб у границ Крыма Саакашвили объявил сбор средств на новую партию

Для Ахметова зима страшней войны

Промышленность Донбасса пока жива

19 октября 2014 в 18:32, просмотров: 27659

Почему-то принято считать, что в результате войны на Донбассе от бизнеса Рината Ахметова мало что осталось. И что этот совсем недавно самый богатый и влиятельный человек Украины сидит на киевской даче и горько плачет у разбитого корыта. В этой конструкции правдиво только то, что Ахметов сейчас находится в Киеве. Со всем же остальным стоит разобраться повнимательнее.

Для Ахметова зима страшней войны
фото: ru.wikipedia.org
Ринат Ахметов.

Для начала — не весь бизнес Рината Ахметова сосредоточен на Донбассе. Время президентства Виктора Ющенко и Виктора Януковича не прошло для олигарха даром. Сомневающиеся могут найти множество серьезных «недонбасских» кусков бизнеса Ахметова — типа Киевэнерго, Западэнерго, Востокэнерго и другого «энерго» и «неэнерго» в виде ГОКов, банков и прочего. Так что тему скорой «сумы» для Рината Леонидовича закроем сразу.

А теперь — про Донбасс. Хребет бизнеса Ахметова был выстроен еще в девяностые годы в виде цепочки «уголь–кокс–металл». Умные люди из числа профессуры Донецкого государственного университета еще предшественникам Ахметова объяснили, что вертикально интегрированный холдинг, включающий в себя железорудные месторождения, шахты с коксующим углем, коксохимы и металлургические комбинаты, может превратиться в современный аналог курочки Рябы. Внутри холдинга предприятия продают друг другу продукцию по себестоимости, по так называемым трансфертным ценам, а в конце цепочки получается дешевый металл для мирового рынка. Что такое трансфертные цены, россияне должны помнить по делу ЮКОСа. Именно за них получил один из своих сроков Михаил Ходорковский.

Уже в двухтысячных к металлургическому бизнесу олигарха прирос энергетический гигант ДТЭК, консолидировавший под собой шахты с энергетическими углями, теплоэлектростанции и Облэнерго.

Что происходит сейчас? Бизнес Ахметова на Донбассе практически стоит. Крупнейший в Европе Авдеевский коксохим — под контролем украинской армии, но неоднократно подвергался обстрелам в ходе боев за Авдеевку, Ясиноватую и Донецкий аэропорт. Поэтому — не работает. Енакиевский металлургический завод получил снаряд в доменный цех — и тоже стоит. Не работает и Харцызский трубный завод, простаивает лучшая шахта региона — «Комсомолец Донбасса» в Кировске, равно как и большинство шахт на территориях, контролируемых ДНР и ЛНР. Разбиты железнодорожные пути на узловых станциях Ясиноватой, Горловки и Никитовки, через которые шел поток сырья на металлургические комбинаты Донецкой области. Без сырья задыхаются и работают в половину мощностей нетронутые войной металлургические комбинаты Мариуполя. В Мариуполе даже родилась шутка про «хороший колумбийский кокс» для города. Комбинат Ильича и «Азовсталь» действительно теперь работают на привозном коксе. Говорят, на китайском и колумбийском.

фото: Дмитрий Дурнев
Ахметовский комбинат имени Ильича в Мариуполе работает, хоть и вполовину силы.

Все пропало, но пропало — не все

Все выглядит настолько плохо, что хочется еще и еще раз проверить — все ли так безнадежно. «МК-Донбассу» удалось найти источник, который по долгу службы держит руку на пульсе промышленности в зоне АТО.

Итак, начать стоит с жемчужины империи Ахметова — Авдеевского коксохимического завода. Сердце любого подобного производства — коксохимические батареи, выложенные из особого огнеупорного кирпича. Подобный кирпич разогревается один раз в жизни — в случае остановки печи и ее охлаждения кирпич приходит в негодность. В Авдеевке на заводе артиллерийским огнем были повреждены все четыре высоковольтных электроэнергетических ввода, производство кокса давно остановлено, на производстве фиксировалось несколько пожаров, но… коксохимические батареи живы! Завод запитан электричеством с времянок, а в батареях поддерживается температура в 900 градусов с помощью сжигания природного газа. Это значит, что при прекращении огня и транспортной блокады Авдеевский коксохим может возобновить работу в кратчайшие сроки. То же самое можно сказать о Енакиевском металлургическом заводе. Снаряд в доменный цех действительно прилетел и повредил газоходы. Но повреждения уже восстановлены, а завод также с использованием природного газа встал на горячую консервацию. Просто остановился (ему горячая консервация не нужна по технологии) Харцызский трубный завод.

Шахты также — в обморочном состоянии, но не мертвы. Первый заместитель министра энергетики и угольной промышленности Украины Юрий Зюков на днях сообщил, что сейчас на Донбассе добывают уголь только 24 из 93 шахт. Нужно понимать, что на украинской территории остались шахты Красноармейска, Доброполья и Селидова. Вот они и работают. Все шахты Донецка стоят и понемногу заполняются водой. Причем в Донецке серьезно пострадал на сегодняшний день только Жовтневый рудник, который находится слишком близко от воюющего аэропорта. Кроме этого рудника в Донецкой и Луганской областях разбито еще 6 шахт. Остальные угольные предприятия — реально вернуть к жизни.

Другое дело, что если в мирное время те же шахты Донецкой области добывали в сутки 110 тысяч тонн угля, то на сегодня добыча составляет только 30–35 тысяч тонн. Запасов угля для кокса уже нет физически. Нет запасов энергетических углей и на принадлежащих Ахметову теплоэлектростанциях — Кураховской, Луганской и Зугресской. В короне Рината Леонидовича есть еще и Славянская ТЭС. Но она находилась в печально известной Николаевке, и ее ремонт после ожесточенных боев вокруг еще продолжается.

На мариупольских гигантах Ахметова жизнь едва теплится: не хватает угля, нет кокса, затруднен подвоз железорудных концентратов. Если год назад «Азовсталь» давал 15 000 тонн чугуна в сутки и еще 16 000 выплавлял комбинат имени Ильича, то сегодня они дают эти 15–16 тысяч совместными усилиями, и то не каждый день. При этом часть кокса приходится покупать за границей, а сырье везут длинными и более дорогими путями как по железной дороге через Волноваху, так и морем. Соответственно, рентабельность бизнеса Ахметова там, где он еще работает, резко снизилась.

При этом складывается впечатление, что крупная промышленность Донбасса хоть и не работает, но войну пережить может. Но она может не пережить зиму. Особенно без русского газа. Обычно летом промышленность потребляет до 80% газа, а население — около 20%. Зимой эти пропорции разительно меняются: 25% на промышленность и 75% на обогрев жилья и соцкультбыта. И если будут замерзать города, а договоренностей с Россией по газу не будет, то не производящие продукции промышленные гиганты от газа будут отключены первыми. И сегодняшние успехи в горячей консервации производств станут бесполезными.

Может быть, именно угроза вступления в войну «генерала Мороза» и заставит горячие головы или их финансистов остановить бои и попытаться достигнуть компромисса на переговорах. Хотя бы до весны. Хотя бы до тепла…

Украинский кризис. Хроника событий


Партнеры