Контекст Валдая. Володин сказал о Путине больше, чем процитировали

Участник закрытой встречи изложил подробности выступления первого замглавы Администрации президента

23 октября 2014 в 15:56, просмотров: 41713

«Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России». Эта фраза, произнесённая первым замглавы Администрации президента Вячеславом Володиным на закрытой встрече с участниками дискуссионного клуба «Валдай», с утра в четверг взорвала интернет. Одни соглашались, другие иронизировали, припоминая давно сформулированный «первый закон Чурова», гласящий, что «Путин всегда прав...» Поскольку беседа с политологами проходила без участия СМИ, «МК» обратился за разъяснениями к участнику встречи Константину Костину, председателю правления Фонда развития гражданского общества. Что всё-таки имелось в виду?

Контекст Валдая. Володин сказал о Путине больше, чем процитировали
фото: Наталия Губернаторова

- Вопрос задал журналист-международник Николай Злобин, спрашивал он о том, какие последствия могут иметь санкции, введенные Западом против России. Цитата, так широко разошедшаяся по СМИ, - это финал ответа на вопрос.

Вячеслав Володин сказал о том, что в России оценивают ситуацию так: есть политики, которым Запад рукоплещет, но люди ощущают от их деятельности негативный результат.

А деятельность Путина люди оценивают позитивно, поскольку это касается изменения уровня жизни, 10-кратного увеличения заработной платы, в 16 раз выросла расходная часть бюджета по сравнению с 2001 годом. Поэтому россияне относятся к оценкам Запада скептически, и 66% - тут Володин привел данные соцопросов ФОМ - на выборах 2018 года не видят другого кандидата, кроме Путина.

Важную роль играют и национальные традиции — культурные, исторические. Специфика ценностного ряда россиян — они негативно относятся к давлению извне. Госдеп и ЕС изначально говорили, что санкции направлены против Путина и его ближайшего окружения. И граждане России ценят свой суверенитет и возможность самим определять свою судьбу, атаки на Путина они воспринимают как атаку на себя и свои интересы и права. Поэтому сегодня сложилось такое восприятие: есть Путин — есть Россия, нет Путина — нету России.

Прозвучал и вопрос о том, нет ли соблазна, учитывая большой уровень поддержки и консолидации, закрутить гайки, создать некую структуру, которая бы всё поглотила. Ответ был — Путин всегда выступал за политическую конкуренцию и за присутствие альтернативных точек зрения. Такая система более сложная, но и более устойчивая. Поэтому о политической монополии речи не идет, задача такая не ставится. От себя могу добавить, что это — фантомные страхи некоторых политологов и журналистов.



Партнеры