Спрут Приморья

Миграционный бизнес уже давно переплюнул прежние коррупционные схемы ГИБДД

29 октября 2015 в 19:22, просмотров: 4763

На медиасаммите, проходившем этим летом во Владивостоке (на острове Русском собралась почти тысяча журналистов с разных концов страны), мне довелось быть модератором секции по миграции, и, открывая заседание, я сказала: «Такого кошмара, который творится с миграцией в Приморье, я не видела ни в одном регионе».

Спрут Приморья
фото: Алексей Меринов

Во Владивостоке в последнее время я бываю довольно часто, и меня радует, что приморская пресса активно сотрудничает с общественными организациями и они вместе ведут прямо-таки отчаянную борьбу с засильем коррупции в миграционной сфере. Например, РИА Prima-media осуществляет постоянный гражданский контроль за деятельностью приморского Управления федеральной миграционной службы (УФМС). Я не раз убеждалась в объективности моих коллег и поэтому, рассказывая сейчас о фактах, которые приезжему журналисту просто нереально проверить, буду ссылаться на публикации местных СМИ. Важно заметить, что никто из «героев» этих публикаций не смог доказать в суде, что пресса их как бы оклеветала.

Вообще-то руководство миграционной службы только раз, кажется, пыталось обращаться в суд. Они защищаются другим способом: то и дело натравливают на СМИ и правозащитников одну и ту же оголтелую газету, статьи которой поражают меня ненавистью как к «критиканам», так и к мигрантам. Еще в мае на брифинге приморского штаба Общественного народного фронта было заявлено: «Сотрудники УФМС ищут оправданий и жестко противодействуют критике, которая звучит в прессе». Вступался за принципиальных журналистов и работающий при губернаторе Общественный экспертный совет по повышению уровня безопасности жизни в Приморском крае, вступалась и Общественная палата… Нет, УФМС не сдается, порой ведет борьбу за честь своего мундира буквально врукопашную — помню сюжет, как фотокорреспондента Prima-media охранники в камуфляже грубо вытащили из толпы мигрантов, стоявших в очереди, и пинками сталкивали вниз по лестнице.

Возражай — не возражай…

Эх, до чего ж трудно победить коррупцию в одном, как говорится, «отдельно взятом регионе». Тем более что миграция, как известно, — просто Клондайк для коррупции. Региональным властям территориальные миграционные службы не подчиняются, ведь они — управления федерального органа и ведут себя независимо, как государство в государстве. Кадровую политику на местах определяет центральный аппарат Миграционной службы России, который сам назначает и снимает начальников УФМС, а у глав регионов есть только право согласовать представленную из Москвы кандидатуру или отказать в согласовании.

Впрочем, по установленному порядку ФМС, как и другие силовые ведомства, может повторно представить своего ставленника. А в третий раз, не добившись согласования с регионом, может все равно назначить того, кого хочет. Так что возражать Федеральной миграционной службе, получается, бессмысленно.

Никто из опрошенных мною экспертов не помнит случая, чтобы глава какого-то региона осмелился отказать ФМС в согласовании. Но теперь такой прецедент может появиться: 16 октября губернатор Приморья Владимир Миклушевский заявил на заседании Координационного экспертного совета, что не намерен согласовывать кандидатуру, представленную ФМС на пост начальника приморской службы.

Кандидатура

Правильно замечает местная пресса: миграционная ситуация в Приморье «давно вышла за границы понимания». Да и центральный аппарат ФМС тоже нелегко понять. Ну какими критериями руководствовался Ромодановский, представляя на согласование губернатору Миклушевскому такую неудачную, мягко говоря, кандидатуру? Подумать только: после коррупционных скандалов, не затихающих вокруг приморского УФМС, после массы разоблачительных статей, «круглых столов» и писем общественности во все правоохранительные органы страны, включая ФСБ, после того, как прокуратура края выявила более 220 нарушений миграционного законодательства, и, наконец, прибывшая из Москвы с комплексной проверкой комиссия отстранила от работы начальника УФМС М.Белобородова (уволить его пока невозможно — после августовской проверки Белобородов, понимаете ли, третий месяц пребывает на бюллетене) — так вот, после всех этих событий миграционная служба представляет на еще не освободившуюся должность начальника… вместо Белобородова его теперешнего зама Бабкина.

Отстраненный от должности начальника УФМС Максим Белобородов. Фото: fmspk.ru.

Эта кандидатура вызвала шок у общественности. Андрей Валерьевич Бабкин — личность в крае известная. Много лет он работал в руководстве ГИБДД. И так совпало, что именно в то время ушлые предприниматели организовали хитроумную сеть автомагазинов, где шла бойкая торговля фактически воздухом — «помогали» автомобилистам в обход очередей попасть на прием к автоинспекторам. А без их «помощи» было почти нереально снять или поставить автотранспорт на учет, пройти техосмотр и вообще получить самые элементарные услуги.

Жители края хорошо помнят, что ликвидация «сети» стала первой акцией, которую провел в рамках «декриминализации Приморья» только что избранный губернатором Владимир Миклушевский.

Ну а Бабкин, благополучно уволившись из ГИБДД, вскоре появился на миграционном фронте. Пришел не один. Опять случайное совпадение: целая команда из бывших работников «автосети» заняла нужные кабинеты — стали сотрудниками Приморского филиала федерального государственного унитарного предприятия (ФГУП) «Паспортно-визовый сервис» ФМС России.

Кандидатура Андрея Бабкина, представленная на пост руководителя миграционной службы, вызвала у общественности шок. Фото: fmspk.ru.

Заколдованное место

Интересно получилось: торговцы воздухом сменили работу, а место работы им изменять не пришлось. Дело в том, что ФГУП и отделы УФМС находятся в том самом здании бывшей фарфоровой фабрики, где в 2011–2013 годах размещалось ГИБДД совместно с сетью автомагазинов. И теперь уже не автомобилисты (у них-то, после того как губернатор навел порядок, очереди сразу волшебным образом исчезли), теперь мигранты с ночи толпятся в том самом дворе, а по утрам атакуют то самое крылечко с лестницей. Здесь по-прежнему давка, доходящая порой до драк. Недавно чуть не пострадал в очереди ребенок — видеосюжеты об этих безобразиях регулярно размещает в Интернете Prima-media.

«Заколдованным местом» называют журналисты здание на Командорской, 11. Я была там и весной, и летом, выслушивала жалобы разгневанных мужчин и рыдающих женщин. Многим из них приходится месяцами ездить сюда из дальних районов огромного края («И все без толку»). Люди не могут понять, почему нельзя, как раньше, сдать документы в районных отделениях миграционной службы, а нужно за десятки, порой за сотни километров всем ехать во Владивосток. Кстати, такое новшество миграционная служба ввела не только в Приморье, но и в ряде других регионов, считается — «чтобы избежать коррупции в районах».

Конечно, миграционным чиновникам удобней работать, когда рядом ФГУП. Тех клиентов, кто очень спешит и готов платить за государственные услуги, можно послать в соседнюю дверь — во ФГУП, то есть разгрузить очередь. Но в Приморье получилось наоборот: очереди искусственно возросли. Дело в том, что УФМС фактически «поделилось» большей частью своих функций с ФГУП, а то установило, как пишут СМИ, «грабительские расценки» за государственные услуги, порой в разы выше, чем в других ФГУП Дальнего Востока. И потому мигранты вынуждены душиться в очередях к «заветному окошку» сотрудников УФМС в надежде получить госуслугу бесплатно. Но эта надежда призрачная. Утром на крыльцо выходит чиновник и «выбрасывает» в толпу десять, а то и лишь пять талонов на прием. Между тем вроде бы есть электронная очередь, но терминалы начинают работать только при появлении кого-то из проверяющих.

«Монетизация госуслуг» становится все круче

Нынешней весной омбудсмен края В.Розов, выступая в Законодательном собрании Приморья, рассказал, что к нему поступила жалоба от украинских беженцев, у которых запросили 85 тысяч за оформление российского гражданства. Тогда два депутата РФ от Приморского края написали возмущенные письма в Администрацию Президента РФ, в Правительство РФ и в Генпрокуратуру. Вскоре ФМС прислала во Владивосток проверяющих (тогда не из Москвы, а из Хабаровской миграционной службы). Руководитель ФМС К.Ромодановский ответил депутатам, что сообщаемые ими факты о нарушениях в деятельности УФМС «установить не удалось». Однако, как следовало из ответа, приморский филиал ФГУП решено закрыть. Точная дата указывалась: «с 29 мая 2015 г.» На сайте Общественного народного фронта появилась даже благодарность руководству миграционной службы за оперативность принятых мер. Я опубликовала тогда в «МК» статью под названием «Ликвидация». Мы тогда радовались: хоть маленькая, а все-таки победа над коррупцией.

Вскоре мне сообщили, что на Командорской, 11, появился некий «Миграционный центр», одним из учредителей которого стал ФГУП, и что там якобы прежние его сотрудники трудятся прежними методами. Сразу я не могла поверить. Знаю, что миграционные центры (их уже 8 в стране) — гордость ФМС, сама слышала, как руководитель ФМС хвалил на пресс-конференции центр Приморья. Так как же могло случиться, что «ликвидированный» филиал ФГУП вдруг воскрес?! Увы, «сюрприз» оказался куда круче. Дотошные журналисты вскоре выяснили, что обслуживанием мигрантов («монетизацией госуслуг») в приморском «Миграционном центре» занимается кроме воскресшего ФГУП еще целая когорта юрлиц, и эти ИП, ООО и т.д. в основном из тех самых теневых посредников, которых СМИ называли «прилипалами, вплотную облепившими Командорскую, 11». А теперь «теневики» превратились в «здоровых частников» и орудуют практически легально.

Но как же это? Ведь ФГУП «Паспортно-визовый сервис» ФМС России для того и создавался, чтобы вымести посредников, они же грабят не только мигрантов, но и государство. Они должны, по идее, пополнять казну, отнимая прибыль у коррупции. И знаю же я, что в некоторых регионах это удается. Давно слежу, например, как прозрачно и самоотверженно работает ФГУП в Свердловской области. Несмотря на то что этому филиалу, в отличие от приморского, миграционная служба доверила пока только одну функцию (оформление документов на патенты), уральцы исправно выполняют план, приносят государству прибыль. А в Приморье, значит, не «воскресший» ФГУП правит бал, а те, с кем он обязан бороться.

В моем сознании долго не вмещалось, как это может быть, чтобы на глазах у всех проверяющих с такой циничной наглостью расцветала коррупция?

Тайна, известная всем

Недавно газета «МК во Владивостоке» публично открыла тайну «заколдованного места», о которой в Приморье говорят обычно шепотом: владельцем помещений бывшей фарфоровой фабрики на Командорской, 11, является бывший прокурор края, бывший вице-губернатор Валерий Владимирович Василенко. Он здесь всемогущий хозяин. «Здоровые частники», как пишет газета, «аффилированы с Василенко или с большинством принадлежащих ему бизнес-структур». Автор статьи, судя по всему, пользуется сведениями, полученными из компетентных источников. Иначе откуда б он взял такие, например, цифры: якобы только 11% мигрантов прошли в 2014 г. через ФГУП, а остальные 89% — через аффилированные структуры. Более миллиона рублей в день проходят мимо налогов и казны: «Очень даже неплохой этот миграционный бизнес — никакого сравнения с «темами» ГИБДД».

Но неужели подавляющее большинство клиентов «Миграционного центра» просто кладут такие суммы в карманы посредников? Нет, ничего подобного. Все операции совершались официально, через банк. Да, на Командорской, 11, издавна работал и умело оформлял платежи «свой» банк — приморское отделение «Далта-банка». Правда, 21 августа это отделение было лишено лицензии. Его сотрудники оказались замешанными в нашумевшем деле о разворовывании средств на строительство Приморского океанариума.

А некоммерческое партнерство «Миграционный центр» продолжает действовать. И вот думаю: да какая, собственно, разница — Белобородов или Бабкин будет начальником УФМС? Важно, что и тот, и другой хорошо знакомы с бывшим прокурором края, пересекались, видимо, их рабочие пути и интересы. Повезло обоим войти в круг доверенных лиц В.В.Василенко. Бюрократический Владивосток не так уж велик, и у здешних чиновников своя «сеть». Точнее сказать — крепкая, как сталь, паутина, которую так просто не разорвешь.

Что же делать? Как в такой душегубке жить? От этих риторических вопросов я прихожу в отчаяние — и закончить статью решила в непривычном для меня, журналиста, жанре.

Открытое письмо директору ФМС России К.О.Ромодановскому

Уважаемый Константин Олегович!

Каждый день мне звонят по скайпу разные люди из Приморья. Мои знакомые правозащитники, ученые, журналисты очень озабочены, волнуются, что же Вы ответите губернатору Миклушевскому?

Понимаю, как трудно Вам найти кандидатуру начальника УФМС для столь сложного и ответственного региона, как Приморье. Тем более что этому краю фатально не везет с миграционными начальниками. Был за все время только один искренне преданный делу руководитель — Сергей Григорьевич Пушкарев. Он создавал в начале 90-х первую в крае службу и десять лет ее возглавлял. Вы тогда в миграции еще не работали, а я отлично помню, что Приморская миграционная служба считалась лучшей в стране. Когда ФМС была передана в ведение МВД, Пушкарев, не имеющий погонов, ушел на пенсию. Правда, спокойно расставшись с местом начальника, расстаться с миграцией он не смог. По сей день активно воюет за разумную миграционную политику края, являясь членом ряда общественных структур Приморья.

Так вот, после Пушкарева, за каких-то 12 лет, в УФМС сменяется уже седьмой руководитель, и большинство из них, не проработав и двух лет, были уволены (никто никому не объяснял, за что именно) и как-то бесследно исчезали.

Громкий скандал произошел, как известно, только с предпоследним начальником — полковником Мухиным, который был арестован за взятку. Незадолго до его ареста я ездила во Владивосток разбираться в конфликте, разгоравшемся между Мухиным и Общественно-консультативным советом при УФМС. Общественники попытались вмешаться в странную, мягко говоря, кадровую политику нового начальника: он сразу, как пришел, поспешил уволить самых квалифицированных сотрудников. Я привезла из Владивостока в ФМС пачку коллективных SOS и документов, доказывающих вопиющую некомпетентность полковника в делах миграции.

В свою очередь Мухин сообщал Вам, якобы деятельностью ОКСа и его председателя Пушкарева… заинтересовалась прокуратура. Смешно вспомнить: начальник «слегка перепутал». В письме прокуратуры, наоборот, шла речь о нарушениях в работе самой миграционной службы и, в частности, о том, что УФМС плохо взаимодействует с общественным советом. К сожалению, Константин Олегович, Вы однозначно поверили Мухину — ведь он начальник, и никто в ФМС не захотел встретиться с группой общественников, специально прилетевших в Москву.

Конечно, у Вас слишком много горящих важных дел, а общественные советы Вы вроде бы ласково, в шутку называете «драмкружком». Символично, что теперь ОКСа в Приморье возглавляет… режиссер местного театра.

Не стану отнимать Ваше дорогое время, призывая прислушиваться к «гласу народа». Вы и без меня знаете, какое важное значение придает руководство нашей страны общественному контролю за коррупцией. Только напомню одну известную истину: невозможно добиться успеха в борьбе с коррупцией, если эту «борьбу» ведут сами коррупционеры.

С уважением 
и надеждой на понимание
Лидия ГРАФОВА,
член Общественного совета 
при ФМС России

P.S. Про коррупцию говорят: это спрут. Есть знаменитый фильм о коррупции с таким названием. Но что же такое спрут? Открываю словарь Даля и поражаюсь: до чего же метафорический образ, сочиненный Далем, соответствует тем жутковатым ощущениям, которые я испытала, столкнувшись лицом к лицу с крутой коррупцией:

«Спрут... сказочное исполинское морское животное... всплывающее целым островом и пожирающее целые корабли».

Я так люблю Приморье и живущих там людей (вот искренние патриоты!), мне бесконечно горько, что этот прекрасный край покидают коренные жители (370 тысяч уехали за последние 20 лет), мигранты тоже уже боятся сюда ехать. Дальний Восток, считающийся «приоритетом ХХI века» для России, стремительно обезлюдевает… Чудовище, «пожирающее целые корабли», может и Дальний Восток, и всю нашу страну скоро проглотить…



Партнеры