«Чем хуже в Крыму, тем лучше для лидеров меджлиса в Киеве»

Национальность в квадратном корне

25 ноября 2015 в 20:53, просмотров: 3931

Продовольственная блокада Крыма и последующий блэкаут были инспирированы «Правым сектором» и маргиналами из компании Джемилева, которые почему-то именуют себя крымскими патриотами и тем не менее живут по принципу: чем хуже людям в Крыму, тем лучше для них. Потому что ни с патриотизмом, ни с заботой о своих соплеменниках их деятельность никак не связана. Ничего личного. Только бизнес. Одни торгуют лицом, а эти торгуют национальностью. Попасть в топ новостей — единственный смысл их «работы».

«Чем хуже в Крыму, тем лучше для лидеров меджлиса  в Киеве»
Пока лидер меджлиса Джемилев призывал крымских татар к противостоянию, они мирно принимали участие в российских выборах. Фото: maikl lvovsky

После поездки в Крым могу смело утверждать, что проблемы, которые озвучивают лидеры (правильнее сказать, во многом бывшие лидеры) Джемилев, Чубаров, Ислямов из Киева, носят придуманный и провокационный характер. Вся эта пропагандистская белиберда, замешенная на откровенной лжи и полуправде, укладывается в одно сложносочиненное предложение: «В оккупированном Крыму против коренного крымскотатарского народа ведутся массовые репрессии и осуществляется геноцид, а сам народ живет в гетто».

По их же собственному признанию, крымскотатарская тема за исключением пустопорожней риторики в целом оставляет украинскую власть равнодушной. Власть можно понять. Невозможно до бесконечности разыгрывать эту карту, когда приходит понимание, что имеешь дело с политическими шулерами. Хотя… Еще не так давно «рыбак рыбака видел издалека». Времена поменялись. Для украинских лидеров Крым в целом и крымские татары сегодня как «чемодан без ручки». И бросить вроде бы жалко, и тащить нет ни сил, ни возможностей.

Да, у крымских татар есть проблемы, но они мало чем отличаются от проблем русских, украинцев, армян, греков, проживающих в Крыму и за его пределами. Это социально-экономические проблемы, которые не имеют почти никакой политической окраски.

Во времена Украины крымские татары были достаточно политизированы. С помощью того же Джемилева лепился образ крымскотатарского народа как самого несчастного народа в мире. Но при этом не было сделано киевскими властями за двадцать три года практически ни одной попытки, чтобы сделать народ счастливым. Как метко заметил глава Бахчисарайского района Рефат Дердаров: «Украине было легче кормить пятерых-десятерых, чем всех нас».

При этом игнорировались интересы других народов и национальностей, проживающих в Крыму, — немцев, греков, болгар, армян. Как угодно можно относиться к Владимиру Путину, но одним из первых его указов после присоединения был указ «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымскотатарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития». В указе народы перечислены в алфавитном порядке. Этим четко давалось понять, что крымскотатарский народ — только один из репрессированных народов. Не более того. При этом реально стали решаться вопросы крымских татар. Один из главных вопросов — узаконивание самозахватов.

По словам Рефата Дердарова, проблема с самозахватами сдвинулась с мертвой точки:

— Есть сложности, но, безусловно, каждый получит землю. Где компактно построено, там быстро решают с узакониванием права собственности. В конфликтных ситуациях ищется компромисс. Процесс пошел. Люди почувствовали это.

Ко всему следует добавить, что во исполнение указа президента о реабилитации репрессированных народов в 2014–2015 году выделено 2 млрд рублей, большая часть из которых предназначена крымским татарам. На эти деньги строятся дома и школы в районе компактного проживания крымских татар, ремонтируются дороги. Мусульманские праздники наряду с христианскими стали выходными днями.

— В целом эти факты… заставят отказаться от идеи создания образа крымских татар как народа-страдальца, — заявил вице-премьер правительства Крыма Руслан Бальбек.

Тема коренного народа в Крыму в принципе не звучит — возможно, в связи с тем, что еще в мае 2014 года по этому вопросу высказался Владимир Путин. Он недвусмысленно дал понять, что данная проблема не стоит в повестке дня.

— Об этом, конечно, можно подумать. Но, решая эту проблему, нельзя порождать другую.

И добавил, что в Крыму одним из коренных народов, в том числе и репрессированным, являются греки, которые тоже имеют на это право. С позицией Путина полностью солидарны представители диаспор и просто люди других национальностей.

— Послушайте, в Крыму существуют армянские монастыри VI, X, XIV веков. Крымчаки, караимы действительно коренные. Немногие татары говорят, что они коренные. Для большинства это безразлично: лишь бы не было войны, был бы достаток в семье. На бытовом уровне нет межнациональных проблем. Татары на армянском здороваются с армянами, армяне на татарском здороваются с татарами. Все перемешалось, а говорят на русском, — делится своими соображениями председатель армянской национально-культурной автономии Симферополя и Симферопольского района Армен Мардоян.

Примерно о том же говорит крымская журналистка, украинка по национальности:

— Коренной народ — фишка Джемилева. Я тоже имею право назвать себя коренным жителем. Я знаю о своих предках в 16 поколениях.

Другой позиции придерживается глава Бахчисарайского района Рефат Дердаров:

— Как могут быть коренным народом те, у кого есть историческая родина. Греция, Германия, Армения, Болгария. Как крымский татарин, я буду отстаивать позицию, что крымскотатарский народ — коренной.

Можно соглашаться или не соглашаться с подобной точкой зрения, но важен один нюанс. Никто не собирается репрессировать действующего крымского чиновника, чья точка зрения не совпадает с точкой зрения президента. А уж что позволяет себе бывший глава Бахчисарайского района Ильми Умеров… Он не скрывает своей проукраинской позиции, открыто поддерживает Джемилева и публично заявляет, что, когда в доме гас свет, кричал «слава Украине». И что? Да ничего. Все хорошо у российского гражданина и пенсионера Умерова. Получает пенсию за счет российских налогоплательщиков и мечтает только о том, чтобы Крым вернулся в Украину.

— Убийства, похищения людей, обыски, аресты невинных по надуманным уголовным делам, постоянные провокации против нашего народа, поджоги и разграбления мечетей, вандализм на кладбищах и святынях, рейдерский захват имущества — все это то, чем может «гордиться» крымская власть, — заявляет, естественно, из Киева, председатель ЦИК Курултая крымскотатарского народа.

После таких заявлений возникает один, но недоуменный вопрос: он отрабатывает деньги или что-то не то покурил? Если отрабатывает, то делает бездарно. Даже «ольгинские» тролли выдают более качественную продукцию. Если же не то курит, надо сменить табак. Правда, табак надо менять всем — от Джемилева до рядовых пропагандистов.

Массовые репрессии и геноцид существуют исключительно в их воспаленных умах. Нет ни убийств, ни похищений, ни арестов.

— Крымские татары исторически политизированный и отмобилизованный народ. Если бы действительно имели место массовые репрессии, то обязательно были бы в той или иной форме акции протеста, — объясняет председатель Госкомитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Заур Смирнов.

При этом не отрицается факт того, что обыски проходили, но на массовость они никак не тянут. Носили точечный характер. Допускаю, что это беззаконие. Подобные мероприятия проводятся и в Москве против оппозиции. Но никто не говорит о массовых репрессиях и уж тем более о геноциде. Власть, как умеет, борется со своими политическими противниками. Здесь нет никакой национальной окраски. Только политика.

Как бы там ни было, авторитет и влияние Джемилева и его сторонников в Крыму падает. Люди не дураки. Они прекрасно видят, что реально для них делает Россия и что в свою очередь предлагает крымским татарам Джемилев — «чем хуже в Крыму, тем лучше для Киева». Блокада стала апогеем безумных инициатив.

«Мы уверены, что надо отключить электричество. В этом уверены и наши соотечественники в Крыму. Они говорят: если что-то делать, то основательно. Надо выкуривать оккупантов. Закрытием поставок продукции не обойтись — все надо перекрывать».

И как должен относиться к такой инициативе адекватный человек?

В Бахчисарай на такси вез меня крымский татарин. Женат на русской, дом оформлен в собственность по российскому законодательству. Зарабатывает очень неплохо — 50–60 тысяч рублей. Я ему процитировал инициативу Мустафы Джемилева.

Его реакция была ожидаемой.

— Моя семья с девятимесячной дочкой должна жить без электричества? Дом печкой топить? Да пошел этот Джемилев…

По цензурным соображениям не могу сообщить, куда отправили Джемилева. Но думаю, догадаться нетрудно.

В Бахчисарае тот же текст процитировал главе района Рефату Дердарову.

— Я на это сразу сказал: покажите мне такую семью, которая откажется от электричества, от газа, от воды. Покажите. Я найду возможность специально для них отрубить газ, воду, электричество. Но по природе такого не может быть.

Сказать, что среди крымских татар нет недовольных, было бы неправдой. Недовольные есть всегда. В том числе были такие и в годы Великой Отечественной войны. И сегодня крымские татары далеки от единства. Называются цифры: 70% пророссийски и 30% проукраински настроенных татар. Возможно, их больше или меньше, так как публично антироссийская позиция не проявляется.

В Бахчисарае, где компактно проживают крымские татары, светло и уютно. «Гетто», в котором живут люди самых разных национальностей. Мирно уживаются древний армянский монастырь, православный храм и ханский дворец.

Те из крымских татар, кто поддерживает присоединение Крыма, охотно шли на общение, но были и те, кто отказывался идти на контакт. Смешная история приключилась в ханском дворце, куда меня привезли на экскурсию. Руководство музея строго-настрого запретило мне общаться с сотрудниками на политические темы. Нельзя так нельзя, поэтому с очень милой крымскотатарской девушкой-экскурсоводом мы говорили на исторические темы и про погоду.

Когда-то силой, консолидирующей народ, являлся меджлис. Он был создан в 1991 году Мустафой Джемилевым. Меджлис пользовался большим влиянием среди крымских татар. Не случайно он позиционировался как прототип государственной структуры. Но ни в Украине, ни позже в России он не был официально зарегистрирован.

По своей сути меджлис националистическая организация. Все годы в Украине меджлисом — читай Джемилевым — вдалбливалась мысль об особом и привилегированном положении «коренного» народа в Крыму. Помимо тех требований, которые за 23 года не смогла выполнить Украина, но начала выполнять Россия, имелись два невыполнимых требования: признать исключительное право за крымскими татарами на самоопределение и введение 20-летнего ценза оседлости для представителей «некоренных» национальностей.

Сегодня все лидеры меджлиса находятся в Украине. По утверждению противников Джемилева в Крыму, влияние меджлиса, особенно после начала блокады, резко упало. Свято место пусто не бывает. Появились новые, официально зарегистрированные, пророссийски настроенные общественные крымскотатарские организации: «Крым», «Инкишаф», «Крым бирлиги».

Эти организации рассматриваются как важный фактор в консолидации крымских татар. Когда эта консолидация случится, кто знает? Но пока можно констатировать важную вещь. Крымские татары точно такой же народ, как и другие в Крыму. Прав должно быть не больше, но и не меньше. По-другому в многонациональном Крыму быть не может.



Партнеры