Губернатор Смоленской области: «Нас уже не считают «черной дырой»

Алексей Островский рассказал «МК», как регион справляется с проблемами

7 декабря 2015 в 18:21, просмотров: 3444

В понедельник редакцию «МК» посетил губернатор Смоленской области Алексей Островский. Он рассказал о том, как в его регион проходит импортозамещение и реализуются социальные программы.

Губернатор Смоленской области: «Нас уже не считают «черной дырой»
фото: Геннадий Черкасов
Алексей Островский

- Как Смоленская область справляется с импортозамещением?

- Регионы, в том числе Смоленская область, занимались развитием агропромышленного комплекса задолго до санкций и тяжелой экономической ситуации, которая пока сохраняется по всей стране. Просто тогда не было таких популярных терминов как импортозамещение. Санкции несколько отрезвили головы тех, кто считал, что Россия имеет так называемых стратегических партнеров, которые всегда будут строить свои отношения с нами с учетом взаимных интересов. Посткрымская эпоха показывает, что это совсем не так, и мы можем рассчитывать только на собственные силы. Нам надо активно развивать аграрно-промышленный комплекс (АПК), потому что главное, что мы должны обеспечить — это возможность для россиян гарантировано иметь еду на основе отечественных продуктов. И мы в Смоленской области за последние годы реализуем большое количество инвестинционно-значимых проектов в АПК, так как еще со времен СССР эта сфера была для нас ключевой. В советский период Смоленская область занимала первое место по выращиванию льна, но в 1990-е годы все льняные комбинаты оказались закрыты и разрушены. Поэтому сейчас мы привлекаем внимание федеральных властей к необходимости повышения внимания к льноводству.

Для расширения возможностей региональных властей в вопросе импортозамещения необходимо решить и пресловутый земельный вопрос. Нужно наделить региональные власти возможностью участвовать в изъятии( конечно, строго через судебные решения) неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения в пользу государства с последующей их передачей инвесторам для развития АПК. К сожалению, сейчас такой возможности у нас нет, а это главное, что необходимо для сохранения жизни на селе, создания новых рабочих мест, привлечения инвестиций.

В Смоленской области 1 млн гектар пашни, из них обрабатывается только 40%. Остальная площадь заросла березами и кустарником еще за 20 лет до того, как мне было доверено возглавить этот замечательный регион. У меня есть инвесторы, которые готовы вложить миллиарды рублей в обработку земельного фонда Смоленской области.Но у меня нет земли, которую я им могу предоставить.

По действующим законам, в случае если три года земельный участок не обрабатывается, он через судебное решение может быть изъят в пользу государства. Но по факту получается, что в одной семье муж по истечении срока переписывает участок на жену, тещу, сына, и запускается новый трехгодичный цикл. Нужно, чтобы сумма штрафа, которая накладывается на владельца участка, была повышена вплоть до приравнивания суммы штрафа к кадастровой стоимости земли. Чтобы люди понимали, насколько болезненно для их кошелька будет не заниматься обработкой земли. При этом нужно, чтобы штраф был не на собственника, а на землю, чтобы пресечь практику ее перерегистрации на членов семьи.

От имени администрации области мною были переданы предложения Президенту России, и меня очень радует, что в своем послании к федеральному собранию он обратил на этот вопрос особое внимание и дал поручение правительству к лету следующего года дать свои предложения по изменению действующего законодательства. А буквально неделю назад мне из Минсельхоза пришел документ за подписью замглавы ведомства. В нем рассказывается, что руководитель администрации президента Сергей Иванов поддержал предложения администрации области и дал поручение серьезно их изучить и найти им ту или иную правоприменительную практику.

- А зачем люди держат у себя эти участки, если они ничего с ними не делают?

- Тенденция заключается в том, что в 1990-е годы люди получили десятки тысяч гектар пашни за копейки, когда разваливались колхозы и совхозы. Сейчас эти люди проживают за границей, во многих случаях мы даже не знаем, где именно. Для них необработанная земля является личным или семейным капиталом. Вторая часть людей проживает в Смоленской области и пытается заработать на своих земельных участках. Но цены, которые они выставляют, не заплатит ни один разумный инвестор. Поэтому мы хотим, чтобы субъекты получили право в ускоренном порядке через суды изымать эту землю и предоставлять ее инвесторам, но так как мы не можем быть уверены, что инвестор будет добросовестным, нужно исключить возможность реализовывать эту землю в собственность, чтобы не получилось так, что мы вновь передадим землю нерадивому хозяину. Можно выдавать в аренду на 25-49 лет, и в случае успешной реализации инвестпроекта, уже находить возможности продажи ее в собственность, когда будет подтверждена состоятельность инвестора с точки зрения реальной работы.

- В последнее время россиян призывают отдыхать на родине. Планируете ли вы в связи с этим развивать туризм в Смоленской области?

- Мы могли бы многое показать как россиянам, так и иностранцам. Но сам регион не в состоянии решить проблему повышения привлекательности области. Множество церквей, дворянских усадьб и прочих памятников архитектуры находится в плохом состоянии, и без помощи федеральных властей мы не сможем восстановить их самостоятельно. Вторая составляющая — это инфраструктура. Чтобы люди приезжали, нам нужны отели, транспортные компании, которые обеспечивали бы логистику перемещения туристов по региону. Безусловно, здесь должна быть зона ответственности региональных властей, и мы готовы ее взять на себя с точки зрения привлечения инвесторов. Другими словами, мы и федеральные власти должны идти на встречу друг другу при безусловной роли частного капитала в виде инвестора. Если эти вопросы удастся решить в комплексе, тогда действительно развитие туризма получит больше возможностей. И не только в Смоленской области, а по всей стране.

- К вопросу о том, что пока еще ваш регион недостаточно богат. По данным Счетной Палаты, долговая нагрузка на бюджет Смоленской области, в ноябре 2015 года составила 102,9%. Что вы делаете для ее понижения?

- Те социальные обязательства, которые были взяты прежними руководителями области и уже при работе нашей администрации, те социальные решения, которые были приняты главой России и на уровне правительства, требуют большой денежной массы для их реализации. Отказаться от социальных льгот и социальной помощи, и тем более, от выполнения указов президента, мы не имеем ни морального, ни какого-то другого права.

Когда администрация только оказалась под моим руководством, у нас в регионе было 80 региональных льгот, сегодня, несмотря на то, что с финансами в стране и области все не здорово, количество льгот увеличилось до 112. Вначале наш долг составлял около 15 млрд рублей, сейчас он вырос на 10 с лишним млрд рублей под выполнение социальных гарантий... Мы благодарим Минфин за то, что он поддерживает наш регион.

Чтобы долговая нагрузка субъектов федерации не увеличивалась, а уменьшалась, регионы должны больше зарабатывать. За три с половиной последних года в регионе реализуется 19 инвестиционно-значимых проектов с общим объемом вложений 59 млрд рублей. Это очень серьезные инвестиции, которые уже пришли.

- Как относитесь к предложению сократить социальные обязательства на период кризиса? В частности, с таким предложением выступает Алексей Кудрин.

- Мы считаем, что на фоне тяжелой ситуации, возможно, не нужно вводить новых льгот, но отказаться от тех, которые уже были даны людям, мы, региональные власти, не имеем права. А Алексею Леонидовичу Кудрину не плохо было бы поехать по российской провинции. Мы его приглашаем посетить наш замечательный регион, посмотреть, как еще, к сожалению. тяжело зачастую живут люди, чтобы он при всем своем грамотном финансовом взгляде на экономику посмотрел, как цифры выглядят в прикладном аспекте, как живут ветераны Великой отечественной войны. Мы никогда не пойдем на то, чтобы отобрать у них льготы. Уверен, что этого никогда не сделают ни Президент, ни правительство.

- В начале года региональное отделение ОНФ по Смоленской области говорило о том, что вам не хватает свыше 1300 врачей. За прошедшее время ситуация как-то изменилась в лучшую сторону?

- Эта проблема характерна для всей нашей страны, а не только для Смоленской области. Тем не менее, мы ввели меры социальной поддержки молодых врачей и медсестер, которые готовы работать на селе. Достаточно ли наших действий для исправления ситуации к лучшему? Конечно, нет. Но мы делаем все, что в наших силах. Чтобы увеличить наши возможности, нам нужно больше инвестиций.

- А как вы добиваетесь их притока?

- Сформировав администрацию Смоленской области, я дал четкий сигнал своим подчиненным и руководству муниципалитетов, что не дай бог кто-то попадется на коррупции. Я сразу дал всем понять, что не буду пытаться кого-то защитить, а наоборот буду делать все, чтобы он получил максимальное наказание за свой проступок. Всем предпринимателям, которые вкладывают деньги в экономику региона, я даю свой личный прямой телефон. Если инвестор сталкивается с вымогательством, он может немедленно выйти на меня, а я включу весь свой ресурс, чтобы поставить того или иного чиновника на место.

Я делаю все возможное и невозможное для того, чтобы Смоленская область и ее замечательные жители стали жить лучше. Но мы не волшебники, и если многими вещами в регионе не занимались с момента распада СССР, то за два, три или пять лет невозможно все изменить. Многие процессы наша администрация начала впервые. В частности, за последний год мы стали лучшим регионом ЦФО с точки зрения наведения порядка в добыче природных ресурсов: леса, песка и гравия. Раньше этим занимались в рамках теневой экономики, а мы стали все проводить через открытые аукционы, полученные деньги идут в региональный бюджет на исполнение социальных обязательств.

- Как на вас отреагировал бизнес, когда вы только возглавили регион?

- Приходилось много ездить по Москве, по министрам, по потенциальным инвесторам, многих из которых я знал лично, потому что раньше работал в столице... Я стремился и стремлюсь изменить то представление, которое сложилось задолго до нас о Смоленщине как о черной дыре. В нашем регионе власть не берет взятки и откаты, не объявляет коммерсантам о своей личной заинтересованности в проектах путем включения в состав учредителей родственников и так далее... Но сразу изменить ментальность людей сложно. Хотя нас уже точно не считают «черной дырой» для инвестиций ни в правительстве, ни в частном бизнесе. И это уже видно по многим инвестиционным проектам реализуемым в эти дни в регионе.





Партнеры