Генерал-полковник Виктор Есин: «Взорванное ядерное устройство – самостоятельная разработка Северной Кореи»

Эксперт cчитает, что северокорейцы пытаются создать компактный ядерный заряд для установки на боевую ракету

7 января 2016 в 15:32, просмотров: 14953

Военные Южной Кореи и США задумались о развертывании стратегических сил США на Корейском полуострове после того, как КНДР объявила об успешном испытании водородной бомбы. Речь идет об атомных подлодках, бомбардировщиках B-52 и истребителях F-22.

Генерал-полковник Виктор Есин: «Взорванное ядерное устройство – самостоятельная разработка Северной Кореи»

Совет Безопасности ООН резко осудил заявление Пхеньяна об успешном испытании водородной бомбы. В телефонном разговоре министр обороны Южной Кореи Хан Мин Гу и его американский коллега Эштон Картер договорились об укреплении сотрудничества между Сеулом и Вашингтоном в связи с последними действиями Пхеньяна, а также заявили, что Северная Корея не будет признана международным сообществом страной, владеющей ядерным оружием на законных основаниях.

В принятом единогласно заявлении Совбеза ООН отмечается, что испытание водородной бомбы напрямую нарушает предыдущие резолюции Совета. В связи с этим СБ ООН намерен подготовить в отношении КНДР еще одну резолюцию и расширить санкции против Пхеньяна.

Одновременно с этим, специалисты ряда стран, выразили сомнение в правдивости информации относительно испытаний, которую распространили СМИ Пхеньяна. В частности, в комитете по контролю за атомной энергетикой Японии заявили, что в пробах воздуха, взятых накануне самолетами воздушных Сил самообороны Японии, радиоактивные вещества не выявлены. Однако власти Японии продолжают проверки на предмет наличия радиоактивного загрязнения.

Так что же испытали северокорейские военные? Насколько опасно для мира в целом нынешнее испытание новой бомбы КНДР? Насколько правдоподобна информация Пхеньяна о ее создании, и мог ли кто-то оказать помощь Пхеньяну в ее создании? На эти вопросы «МК» ответил экс-начальник управления аппарата Совета безопасности РФ, экс-начальник Главного штаба РВСН – первый заместитель командующего РВСН генерал-полковник Виктор ЕCИН:

- В данном случаем, наверняка можно утверждать лишь то, что было произведено испытание взрывного ядерного устройства. То, что это полноценная ядерная бомба – совсем не факт. Испытывался только непосредственно ядерный заряд – взрывное ядерное устройство на основе, как мы предполагаем, или оружейного плутония, или оружейного урана. Это самостоятельная разработка Северной Кореи. Никто в этом ей не помогал, корейцы сами его сделали. И это не первое их испытание, а уже четвертое, что косвенно доказывает, что делалось все без какой-либо помощи извне.

При этом, мы полагаем, что заявление Пхеньяна об испытаниях, как там называют, термоядерной бомбы, не соответствуют действительности, поскольку, по имеющейся информации, необходимой материально-технической базы для производства такого заряда, у Северной Кореи просто нет.

Чтобы сделать такое устройство необходимо иметь ядерный реактор на тяжелой воде. У них такого реактора нет, так что информация северокорейских СМИ – это, скорее, желаемое, которое они выдают за действительное.

Другой вопрос, что они могли для повышения мощности заряда и соответственно уменьшения его массогабаритных характеристик, использовать так называемое, «бустирование» - это дополнительный ввод в заряд смеси дейтерия и трития, что является дополнительным источником для повышения мощности ядерного заряда.

По моей оценке, цель прошедших испытаний, создать, как говорят северокорейцы, компактный ядерный заряд, то есть уменьшить его массогабаритные характеристики примерно до одной тонны. Ныне существующие у Северной Кореи ядерные боеприпасы, как мы предполагаем, имеют массу около 3 тонн, а полезная нагрузка существующих у Пхеньяна баллистических ракет Dong-1 и Dong-1A – как раз одна тонна. Если они доведут боезаряд до этого веса, это позволит установить его на головную часть имеющихся у них баллистических ракет. Сейчас же пока боезаряды более существенной массы они могут применять только с помощью авиации, самолетов «Хун – 5» (машина китайского производства – прототип нашего Ил-28).

Пока трудно сказать, позволит ли нынешнее испытание осуществить им такую задачу. Для этого надо проанализировать данные и от агентурной разведки, и различные утечки информации, сопоставить данные… А главное, требуется дополнительная обработка данных, которые зафиксировали соответствующие сейсмологические станции. Они развернуты в рамках Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. И хотя этот договор так и не вступил в силу, по всему миру этих станций развернуто уже порядка 340 единиц. В том числе, если говорить применительно к Северной Корее, то они имеются в Китае, России, Южной Корее и Японии. Необходимо будет со всех этих станций собрать соответствующую информацию, чтобы ее изучить. Без этого точно оценить мощность испытанного заряда пока трудно.

Только когда будут собраны и обработаны эти данные со всех сейсмических станций, можно будет сделать заключение о том, какова была точная мощность взрыва. А по мощности, сравнив ее с аналогичными ядерными испытаниями, которые в свое время проводили другие ядерные державы, возможно будет понять, что это был за заряд,. Пока же говорить о том, что Северная Корея имеет, как там заявляют, термоядерную бомбу, преждевременно.



Партнеры