У пилотажной группы «Русь» отбирают самолеты, пользуясь сердюковской директивой

Без них авиагруппа прекратит свое существование

21 января 2016 в 13:14, просмотров: 29220

«Русь» была создана в 1987 году на базе авиацентра ДОСААФ в Вязьме. С самого начала командование ВВС плотно сотрудничало с пилотажниками, поддерживая их даже в самые трудные для армии времена. В 1996 году, а затем в 2000-м Вязьме передали самолеты Л-39 «для выполнения полетов в интересах ВВС». Машины старые, купленные СССР в Чехословакии еще 30 лет назад. Оба эти государства давно канули в лету, но оказалось, что наша современная авиация до сих пор не может обойтись без их Л-39 – недавно главком теперь уже не ВВС, а ВКС приказал забрать их у Вязьмы «в целях доукомплектования» ими краснодарского училища летчиков.

Неужели дела в ВКС так плохи, что будущим лейтенантам совсем не на чем летать? «МК» решил выяснить подробности этой странной истории.

У пилотажной группы «Русь» отбирают самолеты, пользуясь сердюковской директивой
Фото: russ-pilot.ru

В 2008 году при Сердюкове самолеты у авиагруппы «Русь» уже отбирали. Тогда «МК» тоже вмешался в эту историю, и здравый смысл, в конце концов, восторжествовал. Л-39 группе «Русь» оставили.

И вот прошло шесть лет. Сердюкова в Минобороны давно уже нет, но дело его живет. Для начала – чуть предыстории.

Во времена Союза учебный авиационный центр (УАЦ) ДОСААФ в Вязьме, где базируется пилотажная группа «Русь», создавался для подготовки летчиков резерва. Здесь начинали летать 17-летние мальчишки. Им давали по 100 часов налета, затем они, как правило, шли в летные училища, поступали в МАИ, при этом в военкоматах числились как авиационный резерв и каждые 3-5 лет приезжали в Вязьму, поддержать свой летный уровень. По планам Генштаба, в так называемый угрожаемый период, они подлежали призыву в ВВС, и после небольшой доподготовки, могли сесть в кабину боевого самолета, или заниматься его обслуживанием.

В 90-е годы все изменилось. Все мобилизационные планы страны были прикрыты, и денег ДОСААФ по этим статьям уже никто не выделял. Их не давали и армии: летчикам не хватало топлива, запчастей, самолетов… Лейтенанты из училищ выходили с налетом менее 100 часов, а чтобы получить 3-й класс, надо отлетать 350 часов.

Молодежь приходилось доводить до ума уже в частях. Но добирать летные часы на сложных боевых машинах было дорого и небезопасно. Вяземский центр в эти трудные времена предложил ВВС свою помощь в доподготовке офицеров.

В Вязьме были учебные Л-39, переданные Минобороны во временное пользование. Не новые (иначе бы их ДОСААФ не отдали), но летать на них было можно. И главное, в УАЦ имелись инструкторы-асы. Только здесь все еще обучали молодежь выводить самолет из штопора, хотя в ВВС на это упражнение давно наложили ограничение – не хватало спецов.

УАЦ и главкомат ВВС быстро договорились о совместной работе. Тем более, военные финансисты подсчитали, что «себестоимость одного часа налета в Вязьме на Л-39 на 8-10% ниже, чем в учебных полках ВВС». А в одном из рапортов на имя министра обороны, главком ВВС Зелин приводил такие цифры: «подготовка летчиков ВВС в Вяземском УАЦ за счет средств федерального бюджета (деньги, выделенные на поддержку авиации ДОСААФ – Авт.), дает экономию бюджета Минобороны РФ в объеме 113,8 млн. рублей».

***

Совместная работа продолжалась до марта 2008 года, пока не появилась директива министра Сердюкова, требующая изъять у ДОСААФ (на тот момент – РОСТО) всю военную технику, которую когда-либо ему передавало Минобороны. Это касалось и учебных самолетов вяземского УАЦ.

Фото: russ-pilot.ru

В то время военная техника ДОСААФ уже больше напоминала металлолом. Минобороны она, в общем-то, была не нужна – там и своего такого же добра хватало с избытком. Директива Сердюкова была нужна как средство давления на руководство ДОСААФ, от которого требовали изменить статус организации. Военные хотели, чтобы она из общественной превратилась в общественно-государственную, став полностью подконтрольной Минобороны.

В конце концов, военные своего добились, и о злополучной директиве Сердюкова все тут же забыли. Теперь у Минобороны появились законные основания перечислять ДОСААФ средства гособоронзаказа на подготовку специалистов для армии, и давать под эти задачи технику.

В октябре 2009-го даже вышло постановление правительства, где говорилось, что в течение трех лет из средств федерального бюджета на подготовку летного состава ВВС в структуре ДОСААФ будет выделено 52,2 млн. рублей. Средства направлялись в Минобороны, а оттуда должны были идти исполнителю работ. И единственным таким исполнителем по личному распоряжению президента России, должен был стать вяземский УАЦ.

Но денег Вязьма так и не увидела. Поручение президента чиновники Минобороны проигнорировали. Собственно говоря, а кого было готовить? К тому времени Сердюков уже так отреформировал систему военного образования, что набор в летные училища вообще прекратился – проблема малого налета курсантов отпала сама собой. Заказ УАЦ на подготовку летчиков для ВВС был снят.

***

Вязьма начала выживать, как могла. Нужно было поддерживать в рабочем состоянии оставшиеся десять Л-39 – все 1985-87 годов выпуска, из которых летало всего шесть. Помогли белорусские военные, заключив с вяземским центром контракт на подготовку летчиков из Конго, которые учились в белорусской военной академии. Благодаря этому Вязьма немного поднялась, белорусы помогли запчастями, УАЦ и группа «Русь» вылезли из долгов, и даже смогли вложить 12 миллионов рублей в содержание и ремонт своих Л-39 (хотя те по-прежнему числились за Минобороны).

Вяземские летчики рассказывают:

- В 2016 году мы планировали вложить еще 14 млн. рублей, и восстановить все 10 самолетов. Но в сентябре 2015-го к нам приехали офицеры из учебного полка в Мичуринске. Никаких письменных распоряжений у них при себе не было, но они сказали, что имеют устный приказ главкома ВКС Бондарева: забрать у нас самолеты. Необходимо, дескать, выполнить директиву министра обороны от марта 2008 года. Ту самую, сердюковскую, которая теперь потеряла юридическую силу, так как писалась, когда ДОСААФ был еще в статусе общественной организации.

Гости из Мичуринска прожили в Вязьме две недели и улетели. Самолетов им не отдали. Но в ноябре они прибыли снова, уже с директивой главкома ВКС, где говорилось, что Л-39 нужны ВКС «в целях доукомплектования» ими авиапарка краснодарского училища летчиков. Однако Л-39 в УАЦ им опять не отдали, так как это автоматически подразумевало ликвидацию вяземского центра и группы «Русь».

Но как только кончились новогодние праздники, руководство ДОСААФ получило очередное письмо, второе по счету, от главкома ВКС, с требованием срочно вернуть Л-39. Офицеры из Мичуринска в третий раз прилетели в Вязьму, где сидят и сейчас, дожидаясь окончательного решения. Когда у них поинтересовались: откуда такая настойчивость? Зачем вам наши старые самолеты? Те ответили: мы и сами не понимаем зачем, но это – приказ сверху.

***

Неужели в ВКС дела настолько плохи, что офицерам приходится по миру собирать старые, тридцатилетние самолеты? Этот вопрос я задала одному из действующих военных, знакомому с ситуацией (имя по понятным причинам, называть не буду). И вот что он рассказал:

- В Мичуринске на базе хранения по штату должно быть 275 самолетов Л-39. По факту их там почти на сотню больше. Все постепенно ремонтируются на авиазаводе в Краснодаре. Завод может за год сделать капремонт не более 30 самолетам. То есть, чтобы все Л-39 поставить на крыло, нужно 10 лет. Но тогда зачем отбирать самолеты у группы «Русь», если очередь до них дойдет лишь через 10 лет? И это притом, что техническое состояние многих Л-39 в Мичуринске намного лучше, чем у тех машин, что летают в Вязьме. Л-39 группы «Русь» еще и демилитаризованы – с них полностью снято все военное оборудование: прицелы, электроцепи для сброса ракет. Это – абсолютно спортивные самолеты. Чтобы восстановить их как военные, надо много денег. К тому же, вяземские Л-39 имеют характерную окраску, то есть их надо перекрашивать в цвета ВКС, а это еще $7-8 тысяч на каждый самолет. Не понимаю, чего ради главкому идти на такие траты?

Фото: russ-pilot.ru

Точно так же недоумевают и в ДОСААФ. Предполагают всякое. Поговаривают даже, что генерал Бондарев – ныне главком ВКС, в свое время служил в подчинении у генерала Ретунского, который возглавил департамент ВВС ДОСААФ. Может, генералы когда-то что-то не поделили по службе, и теперь, по старой памяти, меряются величиной звезд – кто круче? Если это и вправду так, то пора бы уже забыть старые обиды и подумать о деле.

Сейчас, после реформ Сердюкова, который прекратил набор курсантов в авиационные училища, в боевой авиации катастрофически не хватает летчиков – в полки приходит новая техника, а сажать на нее некого. Главкомат ВКС предложил даже вернуть тех, кто из-за бездумных сокращений был вынужден уйти из армии, и работает теперь на гражданских авиалиниях. Очередь из желающих вернуться, правда, пока не стоит, но как бы в этой ситуации пригодился опыт Вязьмы!

Вяземский авиацентр подготовил для СССР более 4000 летчиков и сотни – для российских ВВС. И вот теперь, просто так, одним росчерком пера уничтожать его, это уж точно никак ни в интересах государства. Тем более, опыт последних реформ показывает, что после того, как мы что-то уничтожаем, проходит полгода – год, и вдруг выясняется: поторопились. Тогда снова начинают выделять бюджетные деньги под создание аналогичной структуры – процесс исключительно выгодный для чиновников: сокращаем – деньги текут, создаем заново – опять текут. Главное следить, чтоб не мимо карманов.

***

Бывший командир группы «Русь» полковник Казимир Тиханович, который закончив службу в российской армии, уехал на родину в Белоруссию, рассказывает:

- Там военных заставляют считать деньги, а потому вся начальная летная подготовка проводится в ДОСААФ. Курсантов - и вертолетчиков, и летчиков – в Бобруйском клубе сначала сажают на планеры. За 20 часов налета определяется их профпригодность – сможет ли человек вообще летать, или ему это не дано. Затем будущих летчиков сажают на Як-52, а вертолетчиков - на Ми-2, которые распределены по аэроклубам. И только потом, на старших курсах доверяют Л-39, а затем уж и боевые самолеты. Так летная подготовка значительно дешевле и эффективней, хотя ведется по тем же документам и нормативам, что и в России. А как в самой России? Тут на 1-й курс училища приходят «нулевые», неподготовленные ребята. Первые три года, пока их учат разным наукам, они не летают. Потом сразу сажают в учебный самолет. Многих тут же приходится списывать за непригодность к летной работе. Но зачем их тогда учили за государственный счет 3 года? Если б военные использовали возможности ДОСААФ, такого бы не было. Но здесь авиация ДОСААФ поневоле превращается в коммерческую, так как вынуждена сама зарабатывать на свое содержание.

Фото: russ-pilot.ru

С этим можно согласиться. У нас ведь теперь только по праздникам вспоминают, что первоначальная задача авиации ДОСААФ – патриотическое воспитание молодежи в интересах вооруженных сил, не говоря уж о том, что такой авиацентр, как в Вязьме – это полноценная структура военного резерва с опытным боевым составом – и техническим, и летным. Но кому это интересно в главкомате ВКС?

В авиационном департаменте ДОСААФ рассказали, что направили уже два письма главкому Бондареву с просьбой не отбирать самолеты у Вязьмы, не уничтожать тем самым знаменитую пилотажную группу «Русь». Ответом было молчание.

Ну, хорошо, отберут у Вязьмы самолеты. Разве десяток старых Л-39, из которых всего шесть летающих, решат проблему подготовки курсантов ВКС?

- А ведь мы спрашиваем военных, - рассказывают в ДОСААФ, - вот в этом году вы собирались набрать в Краснодарский институт чуть ли не 700 курсантов. Набрали? Нет. Хотя, что только не делали! Даже «Русские витязи» и «Стрижи» пилотаж в небе крутили, а на земле тем временем ребят агитировали: кто хочет в летчики, смотрите как красиво, записывайтесь! Ну и сколько нашлось желающих? Мало. Не идут пацаны в летчики, пока не пробовали полетать. Мы же предлагаем: у нас в аэроклубах сейчас более 400 штук Як-52 имеется. Мы на них готовы ежегодно давать первоначальный налет 1000 мальчишек. Это – отличный материал для подготовки будущих летчиков в Краснодаре. Но из главкомата ВКС один ответ: отдайте самолеты.

***

С другой стороны, военных тоже можно понять. Самолетов для первоначальной летной подготовки у них практически нет. Новые Як-130, как раз из-за того, что новые, пока часто ломаются (на что указано производителю, и он над этим сейчас работает). К тому же Як-130 – довольно дорогая и сложная для новичка машина, это уже учебно-боевой самолет. Для первых полетов нужен простой дешевый, надежный самолет, типа Як-52.

Недаром ВКС сейчас заказали у фирмы «Яковлева» новый Як-152 – усовершенствованный вариант Як-52. Но пока его сделают, испытают, получат… А на чем летать сейчас? Вот и грызут будущие летчики гранит знаний первые три года на земле, как в анекдоте: пока не научатся плавать, воды в бассейн не нальем.

Остаются только старые, проверенные Л-39. Но тут проблема с запчастями. Заказывать их надо у производителя, то есть в Чехии. Но как это сделать, если тебя со всех сторон обложили санкциями? ДОСААФ пока как-то крутится – свои машины восстанавливает, пользуясь тем, что в названии организации осталось еще слово «общественная». Иначе бы в Чехии вяземским пилотажникам ни одного пиропатрона для катапульты не дали.

Странно, что в этих непростых условиях ВКС и ДОСААФ никак не могут договориться. Хотя бы для того, чтобы воспользоваться преимуществами друг друга. Неужели проще отобрать, поделить и уничтожить, чем договориться? А потом, когда «жареный петух» клюнет, уповать на «доброго царя»?

Вот и сейчас полковник Тиханович с надеждой говорит:

- Я всегда разделял людей на строителей и разрушителей. Сердюков был разрушителем, а вот министр Шойгу – строитель. Не только потому, что он начал свою трудовую биографию со стройкомплекса, или выстроил целое новое министерство – МЧС. Он по своей сути – строитель. И, конечно, мы надеемся, что если решения по самолетам вяземского УАЦ будет принимать он, то аргументы ДОСААФ услышит, разберется в ситуации. Разрушителей от решения этой проблемы надо убирать. Хватит, слишком много и долго у нас всего разрушалось. И всегда в чьих-то личных интересах. Теперь пришло время строить. В интересах государства.



Партнеры