Они пойдут на Север

Если мы не развернем их на Юг

22 февраля 2016 в 15:49, просмотров: 25076
Они пойдут на Север
фото: morguefile.com

Вмешательство России в сирийский конфликт сорвало планы Запада по разрушению еще одного государства при помощи международной террористической агрессии. Однако трудности, созданные запрещенному в нашей стране за терроризм Исламскому государству и его партнерам из так называемой «умеренной сирийской» оппозиции, всего лишь изменят направление экспансии исламистов. Несмотря на ритуальное кудахтанье госдепартамента и не менее ритуальные «якобы-бомбардировки», исламисты остаются стратегическим оружием США и их спецслужб. Последние все чаще, насколько можно понять, действуют самостоятельно – в интересах не своего государства, а напрямую глобальных монополий.

С учетом этого естественное направление дальнейшей экспансии Исламского государства – Средняя Азия.

Освобождение Кундуза от талибов в конце сентября – первой декаде октября 2015 года при всей своей значимости осталось тактическим успехом, который не мог изменить стратегической картины.

Государства Средней Азии, за исключением Казахстана, дурно управляются и сочетают общенациональные богатства с безысходной бедностью подавляющей части населения, лишенной каких бы то ни было внятных прав и перспектив. Поэтому они не только являются благодатной почвой для развития стремящегося к справедливости политического ислама в его наиболее экстремальных формах, но и обещают своим завоевателям огромные призы – не только ресурсные и людские, но и политические, ибо обладатели ресурсов Средней Азии поневоле будут признаны Западом, хотя бы в качестве стратегического противовеса Китаю и России.

Поэтому путь Исламского государства объективно лежит на север. И перед прорывом на Северный Кавказ и Поволжье с последующей попыткой разрушения России ему объективно надлежит окопаться в оказавшемся бесхозным «мягком подбрюшье» русской цивилизации, временно отказавшейся от своей всемирно-исторической роли и от своих естественных прав.

Конкретные пути прорыва вполне очевидны. Узбекистан, руководство которого прекрасно сознает свою стратегическую уязвимость, заминировал границу с Афганистаном, – и этот «фирменный стиль» при всей своей грубости представляется единственно действенным. Граница с Таджикистаном, почти прозрачная для наркотрафика, при помощи России может быть эффективно защищена его властями, еще не полностью утратившими инстинкт самосохранения. Остается Туркмения – и генеральная репетиция вторжения в нее была проведена прошлым летом.

Собственно, если бы ее участники не воспринимали ее всего лишь как репетицию, бомбардировки Ракки утратили бы свой смысл: не слишком крупная группировка хорошо подготовленных боевиков, несмотря на обрывочность и противоречивость (как всегда при позоре закрытого государства) информации, продемонстрировала неспособность туркменского государства к самозащите вполне убедительно. Конечно, противостоять «новому варварству» не способно и все современное «общество Интернета», что позволяет достигать потрясающих успехов малыми силами. Так, двухмиллионный Мосул был взят менее чем 2 тысячами боевиков, причем о сочувствии населения не было и речи: за первую же неделю бежало полмиллиона. Без быстрой помощи России и Ирана (США в ответ на мольбы о немедленной поддержке с воздуха побещали через полгода рассмотреть возможность отправки советников) взятие ими Багдада представлялось вполне возможным. А в «новогодний половой джихад» самодовольную богатую Германию, привыкшую учить жизни всю Европу, поставили в лучшем случае на колени буквально несколько тысяч мусульман, вооруженных лишь фразами вроде «задери юбку».

Туркменские власти, собрав все вооруженные силы и даже ополчение, отбились лишь с величайшим трудом: по сути, исламисты ушли сами, когда и как захотели, - убедившись, что смогут вернуться в любой момент.

И потому уже этой весной стоит ожидать продолжения.

Напуганное руководство Туркмении, насколько можно судить, договорилось с США о передаче им крупной советской военной базы Мары, - для организации защиты от исламистов. Если эта договоренность реализуется, следует ожидать повторения сценария, с блеском реализованной (вряд ли без поддержки США) в Ираке: после концентрации на ключевой военной базе современной американской техники, включая танки и гаубицы, она передается исламистам, которые получают благодаря этому решающий перевес над правительственными войсками.

Туркмения играет ключевую роль в Средней Азии благодаря огромным запасам газа. В 2015 году по трем ниткам газопровода мощностью 55 млрд.куб.м. в год он поставил в Китай 35 млрд.куб.м. в год (в 2017 году планируется ввод в строй четвертая нитка мощностью 25 млрд.куб.м. в год), в конце 2015 года началась реализация рискованного проекта ТАПИ – газопровода мощностью 33 млрд.куб.м. в год, который, пройдя через пылающий Афганистан и Пакистан, должен обеспечить туркменским газом Индию, являющуюся (по крайней мере, в азиатском регионе) стратегическим союзником США.

Исламистская агрессия и оккупация по крайней мере части территории Туркмении (если не полный ее захват) позволит США прекратить поставки туркменского газа в Китай, нанеся последнему болезненный удар. Газ может быть переориентирован в связи со стратегическими интересами США: либо по ТАПИ в Индию (что усилит ее противоречия с Китаем, осложнив развитие БРИКС, и ослабит ориентацию Пакистана на Китай), либо в Европу – для замещения российского газа в ней и в Турции.

При этом исламисты кардинально упрочат свою финансовую базу и получат отличный плацдарм для разжигания пламени джихада на всей Средней Азии и, как минимум, на юге Казахстана. При этом миллионы (а то и больше) беженцев эффективно дезорганизуют и дестабилизируют Россию – и все это без какого бы то ни было формального участия США!

Поэтому для нашей страны в стратегическом же плане агрессия Исламского государства должна быть перенацелена на Саудовскую Аравию - стремительно слабеющего союзника США, привлекательного для нападающих из-за обладания религиозным святынями, открытого попрания всех и всяческих норм справедливости, включая прямо диктуемые религиозными предписаниями ислама, а также очевидного падения эффективности управления.

Направление агрессии исламистов во многом определит будущее мира, - и России пора начать в полной мере использовать американский принцип неумолимого и безусловного наказания за враждебность при одновременной поддержке дружественных действий.



Партнеры