Как разваливали дело о корпоративах мэра Самары

Александр Хинштейн требует продолжения банкета

27 марта 2016 в 16:19, просмотров: 69914

Скандал с чередой роскошных торжеств, которые вопреки кризису закатил к своему юбилею глава Самары Олег Фурсов, закончился столь же стремительно, как и начался.

Накануне Нового года все телеканалы страны рассказали о пиршествах мэра, уже самих по себе вызывающе-нескромных. (Звучала цифра в 10 миллионов рублей.) Но особый цинизм ситуации придавало то, что угощение для банкета градоначальника его подчиненные бесплатно собирали с самарских рынков. Торговцам говорилось, что мандарины и виноград пойдут для детского новогоднего праздника, но вместо сирот лакомились ими мэр и его гости.

16 декабря по заявлениям обманутых в лучших чувствах предпринимателей самарская полиция возбудила уголовное дело за мошенничество. И хотя все факты подтвердились, уже 14 января дело неожиданно оказалось прекращено. Оснований к этому не имелось никаких, за исключением одного: жесточайшего давления, которому защитники Олега Фурсова подвергли самарских правоохранителей.

Теперь реабилитировавшийся мэр заявляет, что его оклеветали черные силы, и веером рассылает жалобы, требуя наказать своих обидчиков: полицейских, депутатов, общественников. Он даже подал несколько исков в суд о защите чести и достоинства. К сожалению, не на меня, хотя именно по моему депутатскому обращению и было возбуждено «банкетное дело», да и в публичных оценках мэрского бесстыдства все это время я не стеснялся.

Я очень рассчитываю, что уж после этого материала г‑н Фурсов вчинит мне наконец иск.

Как разваливали дело о корпоративах мэра Самары
Глава Самары Олег Фурсов на том самом банкете.

Тайный маршрут шахидок

Еще за несколько кварталов до цели прямо в машине они сняли хиджабы и пояса шахидок, упрятали в замаскированный под булыжник тайник. Теперь в двух этих женщинах никак невозможно было заподозрить матерых шпионок и диверсанток.

— Гексоген? — жмурясь от восхищения, спросила одна из них, пока ничего не подозревающие грузчики сноровисто таскали из машины ящики.

— Бери выше, — зловеще ухмыльнулась в ответ атаманша. — Не просто бомба, а бомба политическая. Всю ихнюю власть по кусочкам разнесет.

…Так начиналась эта тайная спецоперация против мэра Самары Олега Фурсова, организованная местными олигархами и коррупционерами, недовольными наведением в городе порядка.

В своем стремлении оклеветать и очернить мэра злодеи не останавливались ни перед чем. Только на «антифурсовскую» кампанию в СМИ было потрачено 150 миллионов рублей.

Однако провокаторы просчитались. Все их коварные, иезуитские планы рассыпались, точно самарские дороги после зимы, а здоровые силы еще крепче сплотились и консолидировались; плечом к плечу, в едином порыве…

Приблизительно так местные власти и прикормленные ими СМИ объясняют теперь подоплеку невиданного скандала, взорвавшего область и вышедшего далеко за ее пределы.

Тактика понятная: чем признавать собственные глупости и ошибки, куда удобнее списывать их на происки врагов и завистников, валя с больной головы на здоровую.

Сразу после того, как уголовное дело по банкету Фурсова бесславно было прекращено, я обещал обнародовать результаты как моего собственного, так и официального расследования. Выполняю свой обет.

Заранее прошу прощения у читателей за обилие подробностей и цитат, но без них трудно будет во всем разобраться. Дьявол, известно, в деталях…

Мэр без чувства меры

То, что пышные юбилейные торжества неминуемо обернутся для мэра Самары большим конфузом — нетрудно было спрогнозировать еще заранее; уж больно неподходящее время Олег Фурсов выбрал для того, чтобы справить свое 50‑летие: конец 2015 года.

В условиях кризиса, когда повсеместно отменяются корпоративы, а депутаты и чиновники вслед за президентом сокращают свои зарплаты, подобные гулянья, мягко говоря, не приветствуются. Особенно если учесть: лишь накануне из-за дефицита бюджета мэрия отменила традиционную раздачу новогодних подарков всем самарским детям.

Нет, конечно, мэр Самары, как и любой человек, имел полное право отметить юбилей; вопрос только, в каком формате. Одно дело — собраться с родственниками и друзьями, и совсем другое — закатить серию роскошных приемов и вечеринок, оцененных журналистами в миллионы рублей.

Это был самый настоящий вызов общественному мнению. И стоит ли удивляться последовавшей в ответ реакции. Согласно проведенным социологическим опросам, 72% жителей Самары знают или хотя бы слышали о банкетном скандале, получившем в обиходе название «Фурсовгейт». Большинство из них явно не на стороне юбиляра…

Вообще-то 50 лет исполнилось Олегу Фурсову еще 4 ноября, но в этот день он находился вдали от Родины, на берегах Таиланда. Там-то, в кругу родных и друзей, он впервые и справил свой день рождения. Оттуда, по данным журналиста Андрея Караулова (он первым сообщил о банкетных бесстыдствах Фурсова), перелетел во Францию, где продолжил гулянья.

Конечно, по гамбургскому счету, 4 ноября — День народного единства — глава одного из крупнейших городов России должен был патриотично провести вместе с жителями, демонстрируя единство народа и власти. Но не будем придираться: в конце концов, в жизни раз бывает пятьдесят.

Торжества, однако, на этом не закончились. Мэру, похоже, так понравилось внимать восторженным здравицам и тостам, что он совсем потерял чувство меры.

Уже по возвращении Олег Фурсов организовал как минимум два масштабных приема, на которые в общей сложности позвал 470 гостей. (Не исключаю, что одним этим праздничная череда не ограничивалась.)

Первое застолье имело место 11 ноября в ресторане «Черчилль», куда было приглашено 120 гостей — весь городской «партхозактив»: верхушка мэрии, главы районов, депутаты, руководители СМИ. По факту пришло около 80. Гулянка длилась с 18 часов до полуночи: ели, пили, плясали.

Впрочем, то была лишь разминка. Основной праздник развернулся 12 декабря. Его готовили почти месяц, силами чуть ли не всей мэрии: для Фурсова он был словно первый бал Наташи Ростовой. Главой Самары его переутвердили лишь недавно, в октябре, и очень важно было не ударить в грязь лицом. Не ударил!

По рассказам гостей и очевидцев, более масштабных торжеств Самара не видела давно. Даже в сытые нефтяные годы с таким размахом здесь редко кто гулял, а уж в разгар кризиса...

(«Пир во время чумы», — не сговариваясь, признались мне сразу несколько участников.)

На «праздничный прием в честь моего Юбилея», как указывалось в шикарных, тисненных золотом приглашениях, было звано рекордное число человек — 350: весь властный и деловой бомонд региона. (Защитники Фурсова будут потом утверждать, что то был повод сплотить областной актив.) Пришли, правда, примерно, 220.

«Праздничный прием» в самом фешенебельном отеле Самары — «Холидэй Инн», продолжался с 17 часов до глубокой ночи. И плотское, и духовное угощение было отнюдь не антикризисным.

В перерывах между подачей блюд слух собравшихся наряду с местными артистами услаждали столичные звезды: Михаил Турецкий с женским коллективом, Диана Гурцкая. Свет, звук, угощение, алкоголь — всё по высшему разряду. Даже схема рассадки была выведена на специально установленный при входе жидкокристаллический экран: такого не встретишь на иных великосветских раутах.

Похмелье наступило быстрее, чем юбиляр мог даже себе представить. Уже на другой день тема антикризисного мэрского приема стала самой обсуждаемой в самарской блогосфере и интернет-СМИ. В прокуратуру и полицию поступило сразу несколько депутатских обращений, в том числе мое: проверить законность оплаты праздников, ведь годовой доход юбиляра составляет менее 3 миллионов рублей.

Под давлением возмущенной общественности Фурсову пришлось даже экстренно собирать пресс-конференцию, на которой, правда, журналистам не дали задать ни единого вопроса. Мэр лишь зачитал по бумажке заявление, что черные силы развязали против него информационную войну, но он готов отчитаться за каждую копейку, после чего стремительно ретировался.

(Тщетно репортер «Рен‑ТВ» бежал за Фурсовым, допытываясь, на какие средства его сын учится в университете Дублина, тот лишь ускорял ход.)

Однако это была еще только прелюдия к настоящему скандалу…

Крепостные чиновники

Спустя пару дней после «праздничного приема» в УМВД Самары поступило два похожих заявления. Директор рынка «Долина» Сергей Александров и частный предприниматель Нисматулла Убайдуллаев просили привлечь к ответственности обманувших их чиновников мэрии.

Из их объяснений вырисовывалась одна и та же картина. 10 декабря коммерсантам позвонили из департамента потребрынка и попросили бесплатно поставить фрукты детям-сиротам к новогоднему празднику.

Дело благое! Александров без разговоров выделил три ящика яблок и мандаринов, Убайдуллаев (он арендует места в Красноглинских торговых рядах) — два ящика винограда. Благотворители даже сами доставили фрукты — в общей сложности 50 килограммов — к месту проведения утренника, в «Холидэй Инн», но затем с удивлением узнали: оказывается, вместо детдомовцев их дарами лакомились мэр с гостями.

Вызванная в полицию главный специалист департамента потребрынка Нэли Зарицкая — это она вела все переговоры с «рыночниками» — отпираться не стала. Следуя ее объяснениям, команду пойти на рынки за дармовыми фруктами она получила от начальника торгового отдела Юлии Рыжковой, которая сослалась в свою очередь на главу департамента Андрея Власова.

Пригласили Рыжкову. «Да, — сказала она, — всё так и было». Правда, поначалу глава потребрынка Власов это отрицал, но вскоре под давлением улик был вынужден полностью подтвердить показания своих подчиненных: «Примерно в четверг 10.12.2015 года в районе обеда мне по телефону позвонил… Филатов А.А. с поручением обратиться к предпринимателям для оказания благотворительной помощи в виде поставки фруктов в гостиницу «Холидэй Инн» к 11.12.2015 года, где должны были произойти благотворительные мероприятия… В дальнейшем я передал поручение Филатова начальнику торгового отдела Рыжковой Ю.А.»

16 декабря в УМВД Самары возбуждается уголовное дело по 3‑й части статьи 159 УК РФ (мошенничество, совершенное группой лиц с использованием служебного положения) в отношении «неустановленных лиц из числа сотрудников администрации Самары», предоставивших предпринимателям «несоответствующие действительности сведения о необходимости поставки на безвозмездной основе продуктов питания для проведения детских новогодних праздников». С этого момента «Фурсовгейт» широко зашагал по стране.

…Небольшое пояснение. Упоминающийся в показаниях Александр Филатов, по общепризнанному мнению, считается правой рукой мэра Фурсова. Вместе они работали еще в комсомоле. Сразу после своего назначения Фурсов привел его в мэрию, сделав своим заместителем.

Именно Филатов руководил импровизированным штабом, который в лучших комсомольских традициях был создан в мэрии для подготовки юбилея главы. Он же отвечал за все финансовые вопросы.

Впоследствии Олег Фурсов станет уверять, что ничего не знал о бесплатных фруктах, изъятых под видом детского утренника.

Охотно верю. Фурсов вообще не вникал в то, как готовились его праздники, полностью переложив все хлопоты и заботы на плечи своих подчиненных; высокому руководителю не пристало опускаться до таких мелочей, извозчик сам довезет…

фото: Геннадий Черкасов
Одно из 200 приглашений на «праздничный прием» 12 декабря, которое гостям развозили чиновники. Стоить 40 рублей оно не может никак.

Что в «Черчилле», что в «Холидэй Инн» банкеты организовывались силами самарских чиновников. Они сами составляли меню, рассадку гостей, завозили алкоголь, фрукты, оборудование, распространяли пригласительные. Филатов даже проводил планерки, собирая на месте добрую половину руководства мэрии; почему-то личная вечеринка главы воспринималась его подчиненными как важнейшее официальное мероприятие.

(Как раз 8 декабря в Самару должен был прилететь Владимир Путин, но и подготовкой президентского визита мэрия занималась по остаточному принципу: все основные силы были брошены на юбилей 12 декабря.)

На обоих торжествах функции хостесс и прислуги также выполняли чиновники. Как минимум восемь сотрудников администрации «обслуживали», например, главный прием 12 декабря; даром что была суббота, их законный выходной. Зам. начальника центра информационно-хозяйственного и автотранспортного обеспечения Николай Волков так описывал «планерку»: «В гостинице перед началом всех сотрудников администрации, кто принимал участие в организации дня рождения Фурсова О.Б., собрал Филатов А.А. и пояснил, кто чем будет заниматься… Тимреч, который работает в правовом департаменте, должен был следить за безопасностью, Тетеревенков А.Е., который является руководителем организационного отдела, должен был встречать гостей, рассаживать их и заниматься общими организационными вопросами… Гаврилов О.Н., руководитель информационного управления, также должен был рассаживать гостей, для этого у него был планшет, с ним было два подчиненных. Попов В.В., который также работает в организационном отделе, он также встречал гостей и был всегда рядом с Фурсовым О.Б., для чего, я не знаю, но видел, что он принимал подарки; Седова Н.Н, которая также занималась рассадкой гостей. Мне Филатов А.А. пояснил, что, если в чем-либо возникнет необходимость, я должен буду решать данный вопрос, то есть быть «на подхвате». Еще были другие сотрудники администрации…»

Все перечисленные выше люди отнюдь не рядовые клерки. Станислав Тимреч — заместитель главы Самары (и одновременно начальник правового департамента), Андрей Тетеревенков — глава департамента организации процессов управления, Владимир Попов — шеф городского протокола, Наталья Седова — начальник контрактной службы, Олег Гаврилов — зам. управделами. Но почему-то унизительная роль крепостных холопов никого не покоробила.

Стоит ли удивляться, что многих из них ладно не позвали потом за столы — им даже элементарно не сказали спасибо. Холопы — они и есть холопы, с ними можно не церемониться…

Звездная дружба

Защитники Фурсова очень любят упирать на смехотворный размер ущерба. Пять «конфискованных» ящиков с фруктами следствие оценило всего в 5 тысяч 800 рублей — ну и стоило из-за такой ерунды шум поднимать!

Уверен, что стоило. И дело не только в том, что речь не о розничной, а об оптовой, закупочной цене яблок и мандаринов (считали бы в розницу, вышло б в два-три раза дороже). И даже не в том, что, следуя букве закона, ущерб выше полутора тысяч уже образует состав мошенничества.

Если бы расследованию позволили продвинуться дальше, в нем фигурировали бы сегодня совершенно другие цифры и факты. Просто эпизод с фруктами оказался единственным, который полицейские успели полностью задокументировать, прежде чем им выкрутили руки…

Как следует из документов, услуги ресторана и отеля «Холидэй Инн» 12 декабря обошлись в 1 миллион 35 тысяч рублей. Деньги в кассу вносил вице-мэр Филатов. Это, пожалуй, единственный факт, не вызывающий сомнений.

За алкоголь, например (его, как и фрукты, по договоренности с рестораном чиновники доставляли на банкет сами), было заплачено, только когда разразился скандал; чек на 108 тысяч из магазина «АлхоХолл» зам. начальника ХОЗУ мэрии Николай Волков спешно привез вечером 14 декабря. Лишь 16 декабря Волков оформил и счет за изготовление пригласительных в фирме «Би-с».

Объясняя свою оплошность, Волков и Филатов скажут, что закрутились и не успели отдать деньги вовремя. В Самаре, дескать, такое в порядке вещей: утром — стулья, вечером — деньги. Но, полагаю, причина в другом: это больше похоже на попытку замести следы.

200 пригласительных с конвертами, допустим, обошлись всего-навсего в 8 тысяч — по 40 рублей за штуку — хотя изготовлены они были по высшему разряду: отпечатанные в типографии, с золотым тиснением, цветными вклейками. Даже имена-отчества гостей — преимущественно супружеских пар — набраны в них типографским способом.

Еще более сомнительно выглядят заверения Волкова, что приглашения он передал начальнику оргдепартамента мэрии Андрею Тетеревенкову (его люди занимались распространением) 9 декабря, за три дня до юбилея. А когда ж, собственно, их рассылать? Кстати, сам Тетеревенков указал на допросе совсем другие даты: бланки пригласительных он получил уже 3–4 декабря.

Лично я не удивлюсь, если и пригласительные, и алкоголь, как и «сиротские» фрукты, доставлялись на юбилей бесплатно. (Кстати, были еще и многокилограммовые стерлядки; их привез на кухню «Холидэй Инн» фурсовский водитель.)

Ту же запомнившуюся многим ж/к панель с рассадкой гостей на экране привезли в «Холидэй» безвозмездно, позаимствовав в фирме «Поликом»: директор даже сам доставил ее и смонтировал. У кого-то другого «реквизировали» рамку металлоискателя, установленную при входе в зал.

Физическую безопасность мероприятия обеспечивали сотрудники ЧОП «Кондор», который охраняет здание мэрии. Кто платил за его услуги — Фурсов, бюджет или это был в полном смысле субботник, — так и осталось загадкой.

Зато совершенно точно известно: внеурочную работу шоферов должна была покрыть городская казна. В моем распоряжении есть целая пачка (почти три десятка) заявлений водителей гаража мэрии директору Центра автотранспортного обеспечения Сергею Лобанову о готовности отработать в выходной 12 декабря. Большинство подписывали согласие на оплату в двойном размере, единицы просили дополнительный день к отпуску. То, что они вышли именно для обслуживания банкета, подтверждено путевыми листами: везде проставлен адрес «Холидэй Инн» — улица Толстого, 99.

Нехитрый расчет. Двойная цена одного дня работы шофера — 3,8 тысячи. Тридцати — уже 120 тысяч (без учета бензина, амортизации, мойки).

Правда, после начала скандала все эти документы (заявления, путевые листы) попытались уничтожить, а чиновников, работавших 12 декабря «на подхвате», заставили подписать соглашения об оплате услуг водителей. То есть мало того, что людей обязали в выходной поработать лакеями, так за это «счастье» им еще и следовало платить из своего кармана.

(«За практику моей работы такой договор мне приносили на подпись первый раз», — честно признался шеф протокола мэрии Владимир Попов.)

Не менее откровенен был и начальник деппотребрынка Власов, подтвердивший, что тема оплаты возникла, лишь когда разразился скандал: «В понедельник данный вопрос имел негативный оттенок в СМИ… от Филатова поступил вопрос об оплате фруктов, поставленных в гостиницу «Holiday Inn», на что я передал ему координаты поставщиков».

Андрей Власов, начальник департамента потребрынка Самары.

(К чести Александрова и Убайдуллаева, они отказались забирать деньги назад — из принципа.)

Только 16 декабря — в день возбуждения уголовного дела — был оплачен и стол в ресторане «Бако», где проходило «предпарти»: вечером 11 декабря Олег Фурсов давал здесь торжественный ужин в честь певицы Дианы Гурцкая и ее коллектива.

И Гурцкая, и Михаил Турецкий со своим проектом «Сопрано» (женский хор из пяти красоток) выступали на банкете 12 декабря. Приезд столичных звезд стал одним из самых ярких моментов вечера.

По версии Фурсова, все они пели совершенно бесплатно, ибо дружат с ним много лет. То же в интервью журналистам повторяли и сами артисты.

Между тем, визажистка, гримировавшая Диану Гурцкая, вспоминает, что та уточняла у нее правильность ударения фамилии Фурсова. Есть свидетели и того, как Фурсов с Михаилом Турецким представлялись друг другу: это было в прошлом сентябре, на дне города в Самаре, где хор Турецкого вечером давал гала-концерт.

Конечно, невозможно теперь доказать, что звезды получили гонорар за выступление; корпоратив — такая штука, где признавать факт оплаты невыгодно обеим сторонам. Между тем существует неофициальный прайс-лист, регулярно публикуемый, кстати, журналистами. Согласно ему гастрольный выезд коллектива Турецкого якобы оценивается в 15–25 тысяч евро, Дианы Гурцкая — якобы в 10–15 тысяч.

И кто, интересно, взял на себя все остальные затраты: перелеты бизнес-классом, гостиницу, райдер? (Для Турецкого было, например, заказано семь номеров в отеле «Три вяза», включая люкс.)

Легче поверить в то, что злополучные мандарины с яблоками были подброшены агентами-провокаторами (так на полном серьезе уверял журналистов экс-губернатор Константин Титов: мол, приехали неизвестные женщины, выгрузили из машины фрукты, а лопухи-отельеры давай таскать на столы), чем в то, что столичные звезды еще и сами доплачивали за сомнительное счастье петь на банкете у Фурсова.

При этом Турецкий и его дивы прилетели в Самару за несколько часов до начала юбилея, а улетели уже следующим утром ни свет ни заря: по московскому времени в 6.55.

Визит Дианы Гурцкая проходил куда обстоятельней. Певица и общественный деятель (с недавних пор она председатель комиссии Общественной палаты по поддержке семьи, детей и материнства) прилетела в Самару еще накануне. Весь день 11 декабря она участвовала в мероприятиях ко Дню инвалида. В многочисленных репортажах и сообщениях СМИ непременно подчеркивалось: Гурцкая находится в Самаре по личному приглашению Олега Фурсова.

Вместе с Фурсовым она встречалась с инвалидами-общественниками, посещала коррекционный интернат №17, а вечером спела на общегородском празднике в ДК железнодорожников. Завершился день, как мы помним, «предпарти» в ресторане «Бако».

И вновь странность на странности. Во-первых, День инвалида проводится в России не 11‑го, а 3 декабря. А во-вторых, даже если поверить, что на банкете у мэра Гурцкая выступала бесплатно, то за концерт перед инвалидами кто-то должен был ей заплатить? Рассчитаться за визажиста, райдер, билеты, отель, концертные звук и свет в ДК?

Логично предположить: коли прилетала она на официальные мероприятия по приглашению мэра — значит, и расходы на администрации. Но еще одна странность — эти данные Фурсов почему-то отказывается теперь раскрывать.

фото: youtube.com
Олег Фурсов и Диана Гурцкая на концерте к Дню инвалидов. В Самару певица приезжала по приглашению мэра, но неизвестно, за чей счет.

Запрос депутата губернской думы Михаила Матвеева «каким образом оплачивалось пребывание 11, 12 декабря 2015 г. Д.Гурцкая» глава города попросту отфутболил: отсутствуют «основания предоставления Вам информации». А продюсер певицы Роберт Гурцкая еще и пристыдил: «Только скудные душой и сердцем люди могут мерить всё и всех деньгами, поскольку сами неспособны на бескорыстность».

После столь гневной отповеди самое время покаяться и заплакать; особенно самарским музыкантам, игравшим на разогреве у звезд 12 декабря. В отличие от бескорыстных Турецкого и Гурцкая эти «скудные душой и сердцем люди» не постеснялись потребовать гонорары.

Следуя рассказу вице-мэра Филатова, за выступление на банкете двух местных коллективов он заплатил в общей сложности 230 тысяч. Еще в 485 тысяч обошлись концертные звук и свет.

Получается, только звезды работали за еду, да еще и в убыток себе…

Александр Филатов, зам.главы Самары и правая рука О.Фурсова. Именно он руководил штабом по подготовке мэрских юбилеев.

…И статуэтка «Баран»

Как прятались концы в воду, хорошо видно и на примере с подарками, полученными Фурсовым к юбилею.

Вообще-то по закону сдавать он их не был обязан — все его вечеринки носили частный характер; но в связи со скандалом глава Самары решил уже дуть на воду.

15 декабря Фурсов передал в мэрию порядка 100 единиц подарков. Вот только касались они лишь последнего, декабрьского банкета. Ну а главное, при ближайшем рассмотрении почти все не выдерживают никакой критики.

Такое ощущение, будто под видом подарков юбиляр сбагрил всевозможный сувенирный хлам, мертвым грузом копящийся у любого начальника. В подписанном им акте значатся модели ракет и самолетов, фирменные сувениры железнодорожников, газовиков, энергетиков, тюбетейка, халат с чалмой. Несколько десятков подарочных изданий — преимущественно о самарских муниципалитетах, предприятиях и вузах.

Он даже не удосужился перелистать их, перед тем как сдать по описи: одна из книг, посвященная Хворостянскому району, например, украшена автографом главы района Виктора Махова еще от июня 2015 года, а сам Махов на банкете не присутствовал.

Отдельная строка в акте — алкоголь: 10 бутылок французского вина, пара бутылок «Хеннесси». Его происхождение также выглядит крайне сомнительно: трудно представить, чтобы мэру одного из крупнейших городов страны кто-то дарил на юбилей коньяк объемом 0,33. Впрочем, показания сотрудников ресторана и чиновников многое объясняют: оказывается, после завершения банкета сотрудники мэрии погрузили в машину невыпитый алкоголь и увезли. По описанию он совпадает с будущими «подарками».

Пожалуй, единственные более-менее ценные подарки, сданные Фурсовым в фонд мэрии, это сувенирная сабля и французская статуэтка «Баран». Зря сдал, особенно «Барана», — уж они бы точно ему пригодились…

Между тем очевидцы утверждают, что подарков было так много, что ими пришлось под завязку набить две «Газели» и «Ларгус». Это отчетливо видно и на записях с камер наблюдения, попавших в Интернет: вереницы подручных, навьюченные в три погибели, таскают подарки мэра. Не уверен только, что большинство из них угодили потом в итоговую опись.

Странно, кстати, что Фурсов не додумался сдать в фонд мэрии еще и цветы. К 15 декабря они бы начали как раз увядать. И от лишней пыли избавился бы, и план по антикоррупционной работе перевыполнил…

Караваны подарков главе Самары к юбилею; далеко не все донесут потом до фонда мэрии.

Кто развалил «банкетное дело»?

Все вопросы, которые я задавал выше, без труда можно было выяснить в рамках уголовного дела. Собственно, следствие это и попыталось сделать.

Уже в течение недели после возбуждения дела эпизод с сиротскими фруктами был полностью доказан. Заявления предпринимателей подтвердили полтора десятка свидетелей, включая самих же чиновников. 21 декабря прошла даже очная ставка между зам. главы Самары Александром Филатовым и начальником департамента потребрынка Андреем Власовым, в ходе которой последний категорически отстаивал свои показания и уличал Филатова во лжи.

Но фрукты были только началом. Следствие вплотную приступило к отработке других эпизодов подготовки и проведения банкетов. Уже прошли выемки и в «Черчилле», и в «Бако», стал расширяться круг свидетелей, как вдруг вся работа оказалась свернута.

Мне доподлинно известно, какому беспрецедентному давлению были подвергнуты местные правоохранители. Шла массированная обработка свидетелей и потерпевших. (К их чести, никто от показаний не отказался.)

Перед самым Новым годом, 30 декабря, в Самару по личному указанию зам. министра внутренних дел Александра Савенкова прилетала группа проверяющих из следственного департамента МВД. И хотя ревизоры были вынуждены признать, что уголовное дело возбуждено совершенно законно, 14 января его все равно прекратили. Произошло это под непосредственным воздействием руководства следственного департамента…

Без слез «похоронное» постановление читать нельзя. Сначала подробно, со ссылками на 15 свидетелей излагается, как у торговцев забирали фрукты. И тут же вывод: нет состава преступления, ибо «поставка фруктов предпринимателями в гостиницу «Холидэй Инн» осуществлялась в рамках благотворительной деятельности, в целях оказания помощи при проведении социально значимого мероприятия, а не для личных целей».

(С каких это пор частная вечеринка главы превратилась в социально значимое мероприятие? Да и от показаний своих ни потерпевшие, ни свидетели так и не отказались.)

Кто продавил прекращение дела? Кто и почему заблокировал дальнейшую работу следствия? Кто затерроризировал самарских генералов?

В следующих материалах я обязательно назову имена этих людей, а главное — причины их столь жаркой «заботы» о мэре Самары, которая на языке уголовного права квалифицируется как «воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования» — статья 294 УК РФ.

Впрочем, им ли бояться закона? Эти люди давно уже привыкли отождествлять закон с самими собой, что в Самаре, что за ее пределами.

И все же помимо телефонного права существует еще и право юридическое. Вопрос только, какое из них сильней.

Любая непредвзятая проверка без труда определит: дело прекращено незаконно. Совсем недавно к такому выводу пришла и Генпрокуратура, изучавшая материалы по запросу антикоррупционного управления президента.

Но…

Убийственная репутация

Олег Фурсов — первый в новейшей истории Самары глава, избранный не всенародно, а назначенный по контракту. Думаю, это многое объясняет.

Фурсов не зависит от мнения самарцев, рейтинг доверия никак не влияет на его карьеру; недаром, придя к власти, первым делом он увеличил в 2,5 раза собственную зарплату, полностью наплевав на общественное негодование.

Мне много приходится ездить по стране, но второго такого закрытого от людей мэра я не встречал. Фурсов, например, не ведет ежемесячных личных приемов как таковых. Он не ходит по дворам, не выезжает на сходы, а за 1,5 года своей работы организовал всего пару полноценных встреч с населением.

Если прежний мэр Дмитрий Азаров (ныне член Совета Федерации) лично вел Твиттер и жители по любым проблемам запросто обращались к нему, то без предварительной записи и очереди к Фурсову не могут попасть сами сотрудники мэрии.

Да о чем говорить, если даже готовившие банкет чиновники были лишены права докладывать о ходе работ напрямую «заказчику». Варианты меню или рассадки гостей они вручали его заму Филатову, а тот потом возвращал их с высочайшими правками.

Олег Фурсов стал сити-менеджером Самары в декабре 2014‑го. В октябре прошлого года его переутвердили на новый срок. Никогда ничем особенным до этого он не выделялся — среднестатистический, типичный чиновник. Начинал в комсомоле, потом руководил комитетами по делам молодежи, работал управделами самарской администрации, последние два года был министром труда.

И вдруг в 49 лет мало кому известный человек оказывается главой целого города-миллионника, девятого по величине в России. От такого вертикального взлета у любого закружится голова.

За все это время Олег Фурсов, кажется, так и не понял, в чем его вина — конечно, не в 5800 рублях.

Дело в другом: в том, что этот человек отчего-то вообразил, что он не временно нанятый менеджер, а полноправный хозяин города, где жители — его подданные, а подчиненные — и вовсе бессловесные холопы.

Извечный принцип «окормления»: чиновники обязаны ему прислуживать, коммерсанты — поставлять фрукты, алкоголь, технику, накрывать столы, артисты — петь и плясать.

Подобное вельможное ханство можно было бы еще хоть как-то объяснить, добейся Фурсов каких-нибудь весомых результатов. Но в том-то и штука, что за 1,5 года его работы изменений к лучшему в Самаре не произошло, скорее наоборот.

Отмена новогодних подарков детям — лишь небольшой штрих. В бюджете города — дыра в два миллиарда рублей; неофициально в мэрии говорят, что к лету не будет денег на зарплаты. С конца прошлого года прекратились выплаты подрядчикам за выполненные работы: ремонты дорог, домов, благоустройство.

С приходом весны после ремонта поплыли самарские дороги. Они и раньше были одними из худших в стране, но такого, как сейчас, горожане не видели, кажется, никогда. До этого не меньшее возмущение вызывала и отвратительная уборка дорог от снега — этой зимой город натурально оказался в снежном плену.

Общее мнение самарцев выразил тогда поэт Александр Гутин, опубликовавший в своем Фейсбуке гневное послание к мэру, где посоветовал взять в руки лопату. Этот пост побил все рекорды самарской блогосферы, собрав 45 тысяч «лайков». (Из-за ненормативной лексики цитировать не буду.)

Показательна реакция адресата. Можно было бы не замечать этого опуса: как-никак 45 тысяч «лайков». Еще лучше — пригласить Гутина и принародно вручить лопату, а то и самому выйти с поэтом на уборку города.

Фурсов же выбрал максимально убийственный для своей репутации вариант: потребовал привлечь автора к уголовной ответственности. Две недели назад в отношении поэта было возбуждено дело за клевету. Параллельно мэр добивается лишения адвокатского статуса местного юриста Андрея Соколова за то, что тот перепостил у себя в Фейсбуке гутинское воззвание.

Очень жаль, что у одного из самых крупных городов России такой мелкий мэр…

Сколько стоит честь

Когда год назад орловский зам. губернатора Рявкин поделился у себя в Фейсбуке, какими деликатесами наслаждается он в Карловых Варах («божественная фуа-гра»), возмущению общества не было предела: старикам и матерям-одиночкам на еду не хватает, а чиновник демонстративно обжирается фуа-гра.

В итоге Рявкин был вынужден подать в отставку, хотя, не в пример Фурсову, во власть он пришел из бизнеса и официально являлся долларовым миллионером; уж на Чехию и фуа-гра у него точно хватало.

А после того как выяснилось, что сотрудники столичной ГИБДД регулярно подвозили с мигалками в аэропорт моего коллегу, депутата от ЛДПР Леонида Слуцкого и прочих вип-персон, всех инспекторов разом уволили. Другой «частный пассажир» полицейского патруля — певец Митя Фомин — долго потом извинялся перед обществом и поклонниками.

Олег Фурсов вполне мог последовать его примеру, но нет, он выше этого. Никакой вины за собой мэр не видит в принципе: заграничные вояжи, шикарные приемы, отобранные у торговцев фрукты, чиновники в роли холопов — для него всё это как будто в порядке вещей.

Он не только не намерен извиняться, а напротив, алчет крови своих обидчиков. Уже через пару дней после прекращения дела Фурсов даже лично пришел в областную прокуратуру, требуя привлечь к ответственности покусившихся на него полицейских.

Обратился он и в суд с исками о защите чести и достоинства; правда, почему-то просил рассмотреть их в закрытом от прессы режиме. Ответчиками по иску выступают наиболее активные комментаторы «банкетного дела» — областной депутат Матвеев, адвокат Соколов. С каждого Фурсов требует по миллиону рублей.

Я не знаю, чем закончится рассмотрение этих дел и сумеет ли суд установить наличие у Фурсова предмета иска: так есть ли у него в действительности честь и сколько она стоит?

Но зато я точно уверен, какого чувства этот человек лишен напрочь.

Оно называется стыд…

P.S. Прошу считать эту публикацию официальным депутатским запросом к генеральному прокурору и министру внутренних дел.



Партнеры