"Лучше бы меня убили": отчаяние матери погибшего украинского журналиста Бузины

Генпрокурор Луценко ее игнорирует

17 июля 2017 в 16:52, просмотров: 3241

Пока на Украине готовятся передать в суд дело об убийстве Олеся Бузины, которое со скрипом расследовали больше двух лет, в России собираются вручать премию в его честь сторонникам самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Мать покойного, Валентина Бузина, говорит, что надеется хотя бы таким образом не дать миру забыть о своем ребенке, и грозит Киеву дойти до ЕСПЧ, если украинские власти не назовут заказчика убийства.

фото: ru.wikipedia.org
Фото: Могила Олеся Бузины. Автор - Kamelot.

Через два с лишним года после убийства в Киеве публициста Олеся Бузины генпрокурор Украины Юрий Луценко наконец заявил о завершении вялотекущего расследования этого преступления. Силовики обвиняют в убийстве киевских неонацистов Андрея Медведько и Дениса Полищука, которые благодаря поддержке радикалов находятся не в СИЗО, а у себя дома. При этом адвокаты Валентины Бузины, матери погибшего, выступающей в этом деле в качестве потерпевшей, утверждают, что Медведько сотрудничал с правоохранительными органами республики, которые знали как минимум о слежке за Бузиной. Правда, по необъявленным причинам следователи решили исключить этот эпизод из материалов дела.

Также там нет ни единого слова о заказчиках убийства. Прокуратура считает, что подозреваемые, будучи неонацистскими активистами, самостоятельно приняли решение об убийстве Бузины, так как он был их идеологическим и политическим противником. Вместе с тем еще в 2016 году источники, близкие к расследованию, говорили, что в деле могут быть замешаны видные лидеры радикальных движений Украины.

«МК» выяснил у Валентины Бузины, что она думает о ходе расследования и готова ли будет продолжать борьбу за справедливость, если решение суда по какой-то причине ее не устроит:

— Первые полгода после убийства я была полностью уверена, что правоохранительные органы настроены в кратчайшие сроки найти исполнителей и заказчиков преступления. Я даже адвокатов не брала... Практически каждую неделю я бывала в прокуратуре и в полиции, где видела, что расследование идет. Но потом дело внезапно перенесли в Одессу, и я была шокирована… Олесь жил в Киеве, вся его семья жила здесь же, и убийство совершили здесь... При чем здесь Одесса?

Тогда я поняла, что без адвокатов никак нельзя, и наняла себе в защитники Рената Кузьмина, бывшего заместителя генпрокурора Украины, и Артема Захарова. Вдвоем они делали все для того, чтобы о расследовании не забывали и не пытались его затянуть.

Недавно меня официально уведомили о завершении досудебного расследования убийства и подготовке его передачи в суд. Сколько это займет времени, я не знаю.

— Вы не боитесь, что обвиняемые в убийстве могут не понести никакого наказания?

— Я не знаю, убивали ли Медведько и Полищук моего сына или нет. Я по-настоящему верующий человек и хочу, чтобы наказаны были действительно виновные. Поэтому жду этого суда как никто другой, надеюсь, там выяснят, они это были или нет. Но меня волнует еще то, почему они решили поднять руку на Олеся. В суде Медведько и Полищук говорили мне, что не читали ни одной его статьи или книги. Я смотрю на этих двух хлопцев и понимаю, что высшее образование, наверно, ничего им не дало. В их глазах я не вижу ничего, кроме пустоты. Я хочу, чтобы справедливость восторжествовала. Я хочу узнать не только, кто убил моего сына, но и кто заказал его... В этом направлении расследование даже не начиналось.

— Многие сомневаются в том, что украинские власти намерены установить заказчика преступления и вообще хотят проводить полноценное расследование... Вы примете любое решение суда?

— Я тоже считаю, что расследование специально затягивали. Если почувствую, что что-то не так, никогда с этим не смирюсь. Уже сейчас я готовлю материалы в ЕСПЧ, общаюсь с представителями ОБСЕ и ООН по правам человека, хожу в различные посольства... И не только я этим занимаюсь, мне помогают друзья и коллеги моего сына. Очень много незнакомых людей пришли ко мне после убийства сына и стали моей семьей. Я никогда не остановлюсь и не предам Олеся. Может быть, моя вера в справедливость поможет установить настоящих убийц.

— Вы обращались за помощью к властям Украины?

— Я никогда ничего подобного не делала. Один только раз я записалась на прием к генпрокурору Луценко, когда прошло максимум 2 месяца после его назначения. Несмотря на то что я была первой в списке на встречу, он меня не принял, сделал вид, что моей фамилии просто нет. Сначала я очень расстроилась, а потом поняла, что ему было нечего мне сказать. Конечно, мне было бы спокойнее, если бы он сказал это сам, но Бог ему судья, больше я к нему не ходила и не пойду.

— Со временем боль не притупляется?

— Берегите детей и каждую минуту старайтесь проводить с ними. Боль от их потери никогда не угаснет. Когда я прихожу на кладбище, меня успокаивает только то, что, перебирая события прошлого, я понимаю, что нигде его не подвела.





Партнеры