Национальные мучения

Что думать?

20 июля 2017 в 19:38, просмотров: 63643

У телеканалов много лиц. Есть пошлые, наглые, злобные… Самое умное лицо Первого канала — Познер. Он говорит очень обдуманно. А уж когда такой человек пишет, то текст его максимально обдуманный, можно не сомневаться.

Национальные мучения
Гитлеровское решение еврейского вопроса. Фото: wikipedia/getty images

Познер опубликовал (на сайте «Эха») заметку, называется «О правде». Там он цитирует фразу президента Франции Макрона, который сказал: «Виши — это тоже Франция». Познер поясняет: «Оккупировав Францию, нацисты позволили французским коллаборационистам создать правительство в Виши. Оно активно помогало ловить и расстреливать членов французского Сопротивления, с энтузиазмом преследовало евреев, передавая их в руки немцев».

Познер рассказывает о том, как «после поражения фашистской Германии глава правительства Виши был арестован, судим и повешен. И Франция отмежевалась от Виши: мол, это были предатели, уроды, это не Франция. Быстренько забыли о том, как маршал Петен, герой Первой мировой войны, выступая в Париже перед восторженной многотысячной толпой, призывал капитулировать, чтобы «спасти Францию», и сам стал членом правительства Виши; забыли о том, как все та же многотысячная толпа восторженно приветствовала генерала де Голля, когда он выступал с того же балкона, что и Петен, в День победы. И никто не спросил: а те, которые приветствовали Петена, — они кто? Не французы? А эти, кто приветствовал де Голля спустя пять лет, — это другие люди, не те же французы? Просто очень не хотели вспоминать, что Франция, с ее великой историей, великой культурой, великим лозунгом «Свобода! Равенство! Братство!», преследовала и охотно передавала евреев в руки немецких нацистов, обеспечив им мучительную смерть в газовых камерах Треблинки, Освенцима, Майданека… Об этом Франция не любит вспоминать, а уж если и вспоминает, то лишь чтобы сказать: «Это делали не мы, не французы, это делали уроды, горстка мерзавцев».

И вот вчера Макрон сказал: «Виши — это тоже Франция».

Пересказав эту французскую историю, Познер пишет: «Я — француз по линии матери и по гражданству. И мне небезразлично то, что происходит во Франции. Я счастлив, что правда наконец сказана.

По отцу я русский еврей и гражданин России. И мне небезразлично то, что происходит в России. И я жду и надеюсь дожить до того дня, когда будет сказана правда. Правда о Ленине, о Сталине, о бесчеловечном советском строе, о лагерях, о миллионах замученных и убитых, о том, кто виноват в неслыханных в истории потерях России во время Второй мировой войны. Я надеюсь услышать правду. Просто правду».

Удивительное желание, неожиданное. Он разве не слышал? О ленинских и сталинских репрессиях написаны миллионы страниц, опубликованы документы. «Огонёк» и «Московские новости» в конце 1980‑х — начале 1990‑х непрерывно публиковали материалы о терроре, коллективизации, голодоморе.

Познер не мог этого не читать, не мог не знать. Это и сейчас звучит из каждого утюга. Достаточно выключить телевизор и включить утюг.

«Надеюсь услышать» — от кого? От Солженицына, Хрущёва (ХХ съезд), Шаламова — перечислять свидетельства очевидцев, протоколы реабилитационных комиссий, заключения прокуратуры о безвинно репрессированных никакого места не хватит.

О преступном сговоре правительства Франции с Гитлером, о соучастии правительства Виши в гитлеровских преступлениях Познер, конечно, знал до того, как об этом сказал президент Макрон, до того, как Макрон стал президентом, и даже до того, как Макрон родился. Знал.

Если он подчёркивает, что услышал про Францию от президента Франции, а теперь хочет услышать про Россию в России, то можем предположить, что он хочет услышать это от президента Путина, но почему-то постеснялся сказать.

Однако Путин уже это говорил. Очень чётко. Например, в апреле 2010 года Путин прямо осудил сталинские репрессии: «Этим преступлениям не может быть никаких оправданий. В нашей стране дана ясная политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима. И такая оценка не подлежит никаким ревизиям».

Тогда же Путин сказал про «российский народ, который прошёл через ужасы Гражданской войны, насильственную коллективизацию, через массовые репрессии 30‑х годов». Сказал о местах массовых расстрелов советских граждан: Бутовский полигон под Москвой, Секирная гора на Соловках, расстрельные рвы Магадана и Воркуты, безымянные могилы Норильска и Беломорканала.

ПУТИН. Репрессии крушили людей, не разбирая национальностей, убеждений, религий. Их жертвами становились целые сословия у нас в стране. Среди них казачество и священники, простые крестьяне, профессора и офицеры, в том числе царской армии, пришедшие на службу советской России, учителя и рабочие. Логика была одна — посеять страх, пробудить в человеке самые низменные инстинкты, натравить людей друг на друга, заставить слепо и бездумно повиноваться.

Если поискать, то, наверное, найдутся похожие слова и у нынешнего патриарха, и у нынешнего премьер-министра…

Познер цитирует Макрона: «Виши — это тоже Франция». Но что имел в виду Макрон? Он сожалеет? Проклинает Виши, сговор с Гитлером и всю позорную страницу французской истории? Или просто не хочет ничего вычёркивать, принимает её? Так у нас многие принимают репрессии, коллективизацию, голодомор — мол, что поделаешь; мол, без этого не провели бы индустриализацию. Разве? А в других странах почему индустриализация произошла без террора? Мол, не успели бы подготовить страну к войне. Разве подготовились? Драп до Москвы — это готовность?

* * * 

Сказав о преступном участии Франции в Холокосте, упомянув лагеря уничтожения, Познер добавляет, что по матери он француз, по отцу — русский еврей. Но зачем он сообщает о проценте еврейской крови? Говорить об этом — не значит ли соглашаться с теми, кто относится к человеку в зависимости от таких процентов? Признавать расовые теории в гитлеровском понимании? Желающих всегда полно. Им говоришь «Ленин», а у них в голове загорается «Бланк». Расисты, откровенно говоря, обычные ублюдки. У них нет убеждений. Екатерина Великая у них лучшая русская царица, не важно, что стопроцентная немка. А жена Николая II — худшая, и когда говорят о ней, то не забывают добавить «немка».

Не раз приходилось видеть, как человек немедленно забывал про свой идейный антисемитизм, как только у него начинали болеть зубы, а врача звали Соломон Абрамович. И преступники забывают про свой патриотический антисемитизм, если их поймали, а адвоката зовут Ефим Самуилович.

фото: ru.wikipedia.org
Дети не заслуживали снисхождения.

* * *

В маленькой заметке Познера смешались большие проблемы: признание исторических фактов, осуждение этих фактов и требование раскаяния, то есть признания своей вины за трагические и отвратительные события.

Познер считает, что сказав «Виши — это тоже Франция», Макрон признал вину сегодняшней Франции за те события и будто бы извинился. Нет уверенности, что это так. В этих словах нет просьбы о прощении, нет извинений.

У нас свой огромный опыт по этой части. В казни декабристов советские коммунисты постоянно и ежедневно десятилетиями обвиняли царский режим. О казни декабристов написано во всех учебниках. И нигде никогда ни в СССР, ни после СССР никто не требовал, чтобы русский народ за это покаялся. Считалось и считается, что это сделал царский режим, Николай I. За расстрел мирной демонстрации 9 января 1905 года ответственность и вину всегда возлагали на царский режим, на св. Николая Кровавого, на его жандармов и пр. До сих пор не встречалось попыток призвать русский народ к покаянию за 9 января.

(Заметим в скобках, что о сравнительно малочисленных казнях в царской России большевики твердили непрерывно, но о своих преступлениях молчали. Миллионов репрессированных как бы не было вообще — ни в учебниках, ни в газетах того времени. Хотя один Джугашвили за 30 лет уничтожил больше людей, чем все Романовы за 300. Было крепостное право, рабы, их продавали. Но даже в голову не приходило, что люди — мусор. Не было такого понятия «лагерная пыль».)

…Французы должны покаяться за Виши? А за Наполеона? А за съеденных 10 тысяч лет назад иноплеменников? Или там и тогда не было людоедства?

У Познера получается, что фашистского прихвостня Петена и генерала де Голля приветствовали одни и те же французы. Но это не обязательно так. А сегодня Макрон уж точно выступал перед другими людьми. Французы те? Нет, в парижском метро любому видно, что они уже не те. Нелегко будет Познеру (на прекрасном французском языке) объяснить чернокожему гражданину Франции, что он почему-то виноват в событиях 57‑летней давности.

Если у турка в Германии родился ребёнок, гражданин Германии, — отвечает ли он за Гитлера? Он платит за гитлеровские преступления, ибо он платит налоги в бюджет, а Германия платит жертвам Холокоста. Этот немецкий турок платит, но виноват ли? А если его мать немка — то есть он на 50% немец, то он сильнее виноват, чем его сверстник — чистокровный турок? По гражданству они равны. По крови, по гитлеровским законам о чистоте расы, конечно, нет.

Немецкие турки платят. А южноамериканские немцы (туда в 1945‑м сбежали тысячи фашистов) — не платят. Кто-нибудь слышал, чтоб аргентинский немец каялся и платил жертвам фашизма?

Познер сообщил, что он полуфранцуз. Французская половина Познера виновна перед его еврейской половиной? Как там у него внутри происходит покаяние? Но если бы его отец женился на немке, Познер был бы полунемец-полуеврей. Его немецкая половина была бы ещё более виновна, чем нынешняя французская.

Предки папы убили филистимлян — надо ли Познеру за это извиниться и перед кем? Про горькую участь филистимлян мы знаем, ибо евреи сами написали об этом в Библии — в Святом Писании. А что русские делали тут три тысячи лет назад? Бряцали на лирах и ели морковку? Или и тут, на святой русской земле, жили людоеды, а потом людоеды куда-то исчезли, и в ХIХ веке прилетели чистые и непорочные русские, которые случайно повесили декабристов?

…Познер пишет «надеюсь услышать правду». В самой этой фразе содержится признание: правда есть, я её знаю, но её не говорят.

Хочет услышать? Почему бы не сказать? Тем более у него есть такая возможность: раз в неделю повторять «Сталин — палач, маньяк, убийца России». По Первому каналу — сразу всей стране, всему народу, всей планете. Грех не использовать такую оказию.

* * *

Есть люди (я не о Познере), которые маниакально и навязчиво суют всем в нос свою национальность. Надо — не надо, они сообщают: я еврей, я русский, я татарин. Демонстрируют; так психопаты-эксгибиционисты перед кем попало распахивают пальто и показывают свои причиндалы.

Нация — не вера, не образование, не профессия, не гражданство. Национальность нельзя изменить, её нельзя достичь, получить. Она случайность. Вы же всё равно не знаете, с кем гуляла ваша прапрабабушка. Демонстрировать национальность или скрывать — одинаково противно и глупо (за исключением тех случаев, когда за национальную принадлежность могут убить).

А если это случайность — она не может быть аргументом в серьёзном разговоре.

Сожалеть о преступлениях государства, чьим гражданином ты являешься, — безусловно, да. Сожалеть о преступлениях государства, которое когда-то располагалось на территории твоей страны, — да. Считать себя виноватым — вопрос личных убеждений, личной чувствительности. Сын может стыдиться отца, но он за отца не отвечает. Тут людоед был прав.





Партнеры