Революция - не наш путь

Современные ленинисты ставят на демократические выборы

27 ноября 2017 в 19:39, просмотров: 6359

В России без всякой помпы (если не считать торжественный прием, устроенный КПРФ в отеле с красноречивым названием Renaissance Moscow Monarch Centre Hotel) отметили столетие Великого Октября. Все свелось, по сути, лишь к обсуждению публикой двух совсем неоднозначных сериальных премьер на телевидении, в которых большевики предстали кровожадными и довольно трусливыми авантюристами, а их вождь — пустым человеком, который запутался в отношениях между двумя женщинами.

Революция - не наш путь
фото: Михаил Ковалев

А в это время в других уголках земного шара столетнюю годовщину отметили пышно и со вкусом. Мой френд из Фейсбука прислал фотки ликующей толпы на улицах Каракаса под красными флагами и портретами Ленина и Сталина. Можно, конечно, предположить, что это был не искренний порыв простых венесуэльцев, а собраны они были по разнарядке чиновниками президента Мадуро. Но лица у них были просветленные. Вероятно, многие по старой венесуэльской традиции приняли на грудь кокуя — местной водки из агавы. Когда-то их бывший кумир Уго Чавес пообещал расплатиться с Россией за поставки оружия в Венесуэлу нефтью, джемом и кокуем. Но мы не получили ни нефти, ни кокуя и вынуждены были рефинансировать долг.

Годовщина Октября заняла особое место и на проведенной в этом месяце Международной книжной ярмарке в Каракасе. Как сообщает испанское агентство EFE, на этой ярмарке было три главных героя: бывший президент Чавес, Владимир Ильич Ленин и северокорейский лидер Ким Чен Ын — им были посвящены в огромном количестве книги, биографии и многочисленные воспоминания современников. Портрет Чавеса в красной рубахе фигурировал на обложках большинства книг в российском павильоне, опубликованных на испанском и русском языках. Стенды в павильоне были увешаны старыми советскими плакатами и первыми полосами газеты «Правда».

Конкуренцию Чавесу и Ленину на ярмарке могли составить лишь Ким Чен Ын, Фидель Кастро, Чегевара и аятолла Хомейни. Другие мировые лидеры как прошлого, так и настоящего в павильонах отсутствовали.

Прав, наверное, Геннадий Зюганов, когда говорит, что марксизм-ленинизм продолжает уверенной поступью шагать по планете. Разве что твердый революционный шаг пришлось ему сменить на тихую вкрадчивую походку. Если раньше молодой Ленин, по преданию, сказал об индивидуальном терроре, который исповедовал его старший брат Александр: «Это не наш путь», то нынешние марксисты-ленинисты говорят, что революция — не их путь. Пусть она, эта революция, остается мечтой, но настоящий путь — участие в демократических выборах.

В соседней с Венесуэлой Колумбии о своем участии в президентских выборах только что объявил кандидат по прозвищу Тимоченко, бывший лидер FARC — Революционных вооруженных сил Колумбии, созданных более полувека назад на деньги Москвы и по лекалам повстанческой борьбы нашего друга Фиделя. Настоящее его имя Родриго Лондоньо, когда-то он взял для прозвища фамилию приглянувшегося ему советского маршала Семена Тимошенко, вот только в испанском отсутствует буква «ш», зато есть «ч».

Тимоченко отучился в Московском университете дружбы народов им. Патриса Лумумбы, а потом отправился на Кубу, откуда впоследствии и стартовал в колумбийскую сельву с оружием в руках. Как свидетельствует колумбийский журналист Эктор Гомес Кабарик, власти его страны выдали 117 ордеров на арест этого человека, а правительство Соединенных Штатов пообещало награду в пять миллионов долларов за сведения о местонахождении герильеро. Кабарик пишет, что Тимоченко обвиняют в похищениях, убийствах, терроризме, наркоторговле, подстрекательстве к бунту, насильственном рекрутировании несовершеннолетних, масштабном воровстве и других преступлениях. В совокупности все совершенные им деяния предполагали тюремное заключение на срок 164 года.

Но поклонник советского маршала не только не попал в тюрьму, а решил взять мирным путем президентский дворец «Каса де Нариньо» в Боготе. И шансы осуществить свой план у него есть, полагают колумбийские эксперты. В сентябре 2016 года Тимоченко на торжественной церемонии в городе Картахена поставил вместе с президентом страны Хуаном Мануэлем Сантосом подпись под договором о мире между правительством и повстанцами. Договор, среди прочего, предусматривал индульгенцию всем лидерам повстанцев за совершенные ими многочисленные преступления. Левые партизаны между тем сложили оружие, но продолжают контролировать обширные плантации коки, площадь которых за год с момента заключения мира увеличилась на 50 процентов. А самое главное, в руках спустившихся с гор марксистов-ленинистов остались миллиарды долларов, уже накопленные от продажи кокаина за долгие годы революционной борьбы. И эти деньги, как опасаются многие колумбийцы, Тимоченко и его соратники непременно пустят на подкуп местных и общенациональных судей, депутатов парламента, судей и журналистов.

А что произойдет, если выпускник Университета дружбы народов действительно станет президентом? «Подозреваю, что Тимоченко не интересует ни свободный рынок, ни частная собственность, ни иностранные инвестиции, — рассказал автору этих строк известный кубинский оппозиционный деятель Карлос Альберто Монтанер. — Как истинный революционер, он постарается прибрать к рукам миллионы колумбийских олигархов, передаст большую часть частного сектора в руки производственных коллективов, изменит Конституцию (так, как это произошло в Венесуэле), чтобы обеспечить себе пожизненную власть».

Легко представить себе, что после достижения этих целей Тимоченко, подобно Троцкому, громко скажет: «Революция — это я!».

Когда-то в далеком 1989 году мне довелось одним из первых советских журналистов побывать в Чили. Я освещал выборы, на которых ставленник Пиночета проиграл и перед страной после 17 лет военной диктатуры открылся путь демократического развития. Тогда же один из чилийских друзей, профессор местного университета, попросил меня прочитать лекцию студентам, рассказать им о горбачевской перестройке и гласности.

Лекция не удалась. Стоило мне начать говорить о развенчивании социалистических идеалов в своей стране, как среди слушателей поднялся ропот, потом десятки молодых людей поднялись со своих мест и угрожающе двинулись к трибуне. Сопровождавший меня профессор попытался успокоить публику, но ему это не удалось, и выступление пришлось прекратить.

Идеи социальной справедливости в своем самом радикальном виде живы и будут жить. Ленин не только в Мавзолее. Он всегда с тобой! В той же Чили и по всему миру. В этой стране только что прошел первый тур президентских выборов. Кандидату от правого центра Себастьяну Пиньере противостоял политик от правящей левоцентристской коалиции Алехандро Гильер. Мультимиллионер Пиньера был фаворитом и, по всем оценкам, должен был победить во втором туре. Но вмешались ультралевые, поклонники бессмертных идей казарменного социализма, которые готовы идти на смертный бой против неолиберального порядка — их кандидат Беатрис Санчес заняла третье место. И теперь ее голоса могут перейти к левым, и Пиньера, в прошлом весьма популярный лидер, уже занимавший пост президента, может пролететь.

Чили — редкая страна Латинской Америки, у которой выработался определенный иммунитет к авторитаризму и популизму, правящим бал на Кубе, в Венесуэле, Никарагуа, Боливии. После долгих лет диктатуры в Чили были приняты законы, которые ограничили президентский срок с шести до четырех лет, существует четкое разделение ветвей власти, есть сильные политические институты и мощная независимая пресса. Но мятежный дух героев двух российских сериалов — Ленина и Троцкого — грозит подорвать этот дух единства и согласия и вызвать к жизни, казалось бы, обанкротившиеся навечно идеи. Даже если их проповедуют люди, которые отказались от вооруженной борьбы ради участия в демократических выборах.

Лучшее в "МК" - в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram



Партнеры