Оппозиция меняет позиции

Что правозащитники думают о Гражданском форуме?

21 января 2008 в 18:38, просмотров: 1054

Далеко не все лидеры горят желанием участвовать в этом действии. В частности, председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева заявила в интервью “МК”, что ей “это неинтересно”: “Первый форум в 2001 году мы полгода готовили вместе с кремлевской администрацией и добились его проведения на приемлемых для нас условиях. Администрации нужно было, чтоб перед нами выступил Путин, а нам нужны были переговорные площадки, чтоб правозащитники могли на них встретиться с представителями власти и наладить взаимодействие. На том форуме было 27 площадок, 3 или 4 продолжали действовать дальше. А здесь ничего неизвестно: кто проводит, зачем, какая повестка? Наверно, Медведеву просто надо где-то выступить. Я не знаю, кто из наших пойдет, может, кому-то интересно будет…”

Гражданский форум на этот раз готовил не Кремль, а Общественная палата. Она является постоянно действующим представительством гражданского общества при государственной власти и в принципе имеет право проводить подобные “внутрикорпоративные” мероприятия, не сообразуясь с интересами каждого члена “корпорации”. Однако не все члены с этим согласны.

Расхождение во мнениях по поводу форума усугубляется недавним конфликтом в руководстве Всероссийского гражданского конгресса (ВГК). Два его сопредседателя — Людмила Алексеева и Георгий Сатаров — в конце прошлой недели ушли со своих постов, оставив третьего сопредседателя, Гарри Каспарова, в одиночестве.

ВГК был образован четыре года назад как попытка консолидации, платформа для встреч политических и общественных организаций. Каспаров пришел позже, и, когда его выбирали третьим сопредседателем, он не был той политической фигурой, в которую превратился сейчас.

Весной прошлого года, когда он окончательно приобрел имидж лидера радикальной оппозиции и решил выдвигаться в президенты, встал вопрос о его уходе с поста сопредседателя ВГК. “Всероссийский гражданский конгресс создан не для того, чтоб поддерживать политическую фигуру, даже самую замечательную, — объясняет Людмила Алексеева. — Мы защищаем гражданские права и гражданские ценности”.

12 декабря 2007 прошел четвертый съезд ВГК. Ожидалось, что Каспаров уже не получит достаточно голосов, однако он снова был избран сопредседателем конгресса. Два других сопредседателя — Алексеева и Сатаров — с этим не согласились.

По словам Алексеевой, перед Новым годом она встретилась с Каспаровым и объяснила, почему ему невозможно оставаться на этой должности. “Я сказала: я не могу работать совместно, если у вас собственные политические цели. Давайте вместе подумаем, как сделать так, чтоб это было без потерь для ВГК и для вас. Он сказал, что понимает и готов отказаться от поста сопредседателя при условии, что ВГК будет реформирован. Я сказала, что не веду закулисных переговоров, поэтому до 14 января должна публично выступить с соображениями, которые ему высказала. Мы договорились до этого времени встретиться и все обсудить… 12-го я начала ему звонить, звонила каждый час, он не брал телефон. Я его искала, позвонила даже его маме, она сказала, что только что с ним общалась... Через два дня я вывесила свое заявление на сайте. Каспаров мне до сих пор ни разу не позвонил. Я 40 лет занимаюсь общественной работой, но никогда такого не было, чтоб люди увертывались, прятались за пресс-службу, не отвечали на звонки.

Это нравы политической среды, в которой вращается Гарри Кимович, они так делают дела, а я так не хочу. …Георгий Александрович Сатаров приехал ко мне и сказал: “Давайте рассуждать. Очевидно, будут дальнейшие уловки, чтоб сохранить председательство и выставить нас в нелепом свете. Будем терпеть до бесконечности или сразу откажемся ввязываться?”

Я согласилась, что мы заведомо проиграем и в результате окажемся перед тем же выбором. Если разрушено доверие, совместно работать дальше невозможно”.

Алексеева и Сатаров намерены создавать новую организацию, которая сохранит в названии слова “всероссийский” и “гражданский”. По их мнению, в нее перейдет подавляющее большинство членов ВГК.

Руководитель движения “За права человека” Лев Пономарев в этом сомневается. “Мы провели голосование на площадке Гражданского конгресса по вопросу, должны ли общественные организации заниматься политикой. 40% считают, что должны, 40% считают, что они могут заниматься политикой, если хотят, и только 12% — против этого”.

Сторонники Каспарова не находят поступку Алексеевой и Сатарова рациональных объяснений, называют его “резким” и связывают с открывающимся сегодня Общероссийским Гражданским форумом. Советник Каспарова Марина Литвинович считает: “Для власти идеально накануне форума уничтожить ВГК, чтоб не было конкурирующих организаций, представляющих гражданское общество”. Лев Пономарев разделяет это мнение: “Гражданское общество должно быть деполитизировано, а форум — единственное место, где политизация допускается”.

Что касается участия в самом форуме, то у Пономарева точно такая же позиция, как у Алексеевой, и, похоже, ее разделяют большинство правозащитников. “Меня приглашали, но я не пойду. Если бы они заранее позвонили и сказали: мы хотим провести форум, какие темы вы считаете важными, если бы было какое-то взаимодействие — я бы отнесся иначе”.



Партнеры