Бабаи идут на Кремль

Башкирский и татарский президенты создают проблемы российскому

24 июня 2008 в 19:02, просмотров: 1778

С новым испытанием столкнулся правящий тандем Путин—Медведев. В ответ на предложение Кремля уйти в отставку лидер Башкирии Муртаза Рахимов затеял собственную игру и пытается сейчас передать власть в республике своему сыну Уралу. Но даже это еще не самое пикантное. Пойдя ва-банк, Рахимов пытается играть на несогласованности действий между командами Путина и Медведева. И пока это у него неплохо получается.

В середине июня российская политэлита была взбудоражена призывом президента Татарстана Минтимера Шаймиева вернуться к принципу избрания руководителей регионов. Ажиотаж еще больше усилился, когда к этому призыву присоединился и лидер Башкирии Муртаза Рахимов. Причина внезапной любви двух президентов к высоким демократическим принципам была довольно приземленной. И тому, и тому предложили “уступить дорогу молодым”.

Первоначально главным “фрондером” в сладкой президентской парочке казался лидер Татарстана. Но если попытаться восстановить цепь событий, то становится ясно: башкирский “бабай” (прозвище Рахимова в республике, в переводе — “дед, хозяин”) действует даже более жестко и агрессивно, чем его уважаемый коллега из Казани.

В начале мая тогдашний глава президентской администрации Сергей Собянин встретился с Рахимовым и без обиняков предложил ему уйти на пенсию. Владыка Башкирии впал в состояние шока. Но тут произошло неожиданное. После инаугурации Медведева Собянин перешел на работу в правительство. А новый шеф кремлевского аппарата Нарышкин не стал педалировать поднятый своим предшественником вопрос. Это и позволило Рахимову выстроить глубоко эшелонированную линию обороны.

Уже много лет главной политической интригой в Башкирии является отношение между президентом Рахимовым и его могущественным сыном Уралом. Ставший благодаря отцу чуть ли не самым влиятельным бизнесменом и политиком республики, Рахимов-младший не во всем соответствует привычному образу восточного владыки. Его энциклопедические знания в самых разных областях жизни настолько глубоки, что случайные знакомые от удивления впадают в состояния ступора. Но при этом все другие черты “восточного падишаха” вроде бешеной жажды власти и исключительного “изящества манер” у Урала тоже налицо. В прошлом он умудрился достать даже своего отца. Но некоторое время назад в семействе Рахимовых вновь наступил мир. Так что президент смог запустить операцию “Преемник”.

При всей простоте башкирских политнравов идея сделать Рахимова-младшего официальным преемником отца была сочтена нереалистичной. Вместо этого на роль формального главы республики стали выдвигать ставленника Урала Раиля Сарбаева, которого в срочном порядке сделали премьером. После этого политическое поле в республике можно было считать почти полностью зачищенным. Местное отделение “Единой России” во главе с руководителем исполкома, опытным аппаратчиком Исмагилом Габитовым, жестко ориентировано на Урала. То же самое можно сказать и про республиканское МВД во главе с Рафаэлем Диваевым.

Вне сферы влияния Урала остались лишь башкирское управление ФСБ да давно находящийся в контрах с “кронпринцем” глава администрации президента республики Радий Хабиров. С его-то помощью внезапно вышедший из состояния анабиоза Кремль и попытался разрушить игру Рахимовых. Хабиров принял предложение из Москвы и согласился занять пост первого замглавы управления по внутренней политике администрации российского президента.

Для Рахимова-младшего это на первый взгляд совершенно незначительное назначение означало катастрофу. Кремлевское управление по внутренней политике занимается в том числе и подбором руководящих региональных кадров. Отлаженная операция “Преемник” внезапно дала сбой. Поэтому Рахимов-старший и пошел на беспрецедентный шаг. Только что ушедший в отставку глава администрации президента был объявлен “коррупционером”. После этого Кремлю пришлось дать задний ход. В минувший понедельник Радий Хабиров так и не появился на своем новом рабочем месте. В результате ситуация зависла. Счет в матче Уфа—Москва вновь стал 1:1.

Все это может показаться малоинтересными местечковыми разборками. Но в реальности на кону сейчас нечто несравнимо более важное, чем судьба башкирской власти, — авторитет федерального центра. В эпоху путинского президентства региональные лидеры знали, что “наезды” на Кремль смертельно опасны для политического здоровья.

Новая конфигурация российской власти еще остается чем-то непонятным. Вот Рахимов и Шаймиев и решили попробовать ее “на зубок”. Если у них получится, то осмелеть могут и другие.

На таком фоне поведение федерального центра не может не вызывать вопросов. “Заповедники развитого феодализма”, возможно, и стоит немного поворошить. Но правильно ли это делать с наскока? И чего стоят сладкие речи о полном единстве между Путиным и Медведевым, если их аппараты в столь важном вопросе по сути действовали вразнобой?

Одним словом, события в Башкирии можно рассматривать как своеобразную лакмусовую бумажку для Кремля и Белого дома. Удастся ли тандему Рахимовых провести в новые формальные лидеры республики своего ставленника? Смогут ли они затем претворить в жизнь любимую идею Урала и преобразовать Башкирию в парламентскую республику, сохранив в ней таким образом власть своей семьи? Наконец, кто получит контроль над башкирским топливным сектором, без которого все руководящие посты в республике не более чем пустые декорации? Когда мы получим ответы на все эти вопросы, станет ясно и “кто есть ху” в Москве.



Партнеры