Выбирайте пути объезда

Теракт в московском метро застал российскую власть врасплох

29 марта 2010 в 17:34, просмотров: 14914
Выбирайте пути объезда
фото: Кирилл Искольдский
Как будто и не было этих долгих лет. Как будто Гурьянова и Каширка, Рижская и Автозаводская, Тушино и Тверская-Ямская взрывались только вчера. Большой террор вернулся в Москву после шестилетнего перерыва. Москвичам придется возвращаться на войну, думать о войне, жить в войне. Но для того чтобы ее выиграть, люди должны рассчитывать только на себя, потому что власть не способна их защитить.

Трагедия на экспорт

Между взрывами на “Лубянке” и “Парке культуры” у власти было сорок минут, которые она потратила впустую. Видимо, никто не ожидал такой мощной атаки. Взорвали метро возле главного офиса ФСБ, что может быть страшнее. Через сорок минут террористы доказали, что страшнее может быть массовая атака на подземку. У власти было сорок минут, чтобы попытаться спасти еще живых людей. Никаких попыток сделано не было.

Обыватель реагирует на опасность оперативно и верно. Потому что эта опасность угрожает ему лично. Все мои знакомые, услышав по радио сообщение о взрыве в метро, среагировали одинаково. Немедленно позвонили детям и сказали буквально следующее: “Сиди дома. В метро взрывы”.

Что мешало власти поступить таким же образом? Что мешало вырубить после первого взрыва всю сотовую связь? Если бомбу в действие привела смертница, то отключение сотовой связи ничем не поможет. А если взрывное устройство было радиоуправляемым? Что мешало кому бы то ни было из первых лиц, хоть Медведеву, хоть Бортникову, хоть Лужкову, выйти в прямой эфир на любом из главных федеральных каналов и поговорить с людьми. Так поговорить, чтоб они и в метро не лезли и чтоб без паники? А если бы взрывов были не два, а пять?
Вместо этого на главных федеральных каналах с момента первого взрыва и до 9 утра пели, плясали, готовили завтраки, снимали боль движением рук. И только “Раша тудэй” работала как положено ― давала картинку и комментарии. Работая на весь мир, этот канал просто обязан соблюдать мировые стандарты журналистики. А для своих сгодится утреннее шоу с кривляющимися звездами.

Обыватель умеет добывать информацию самостоятельно. Кто помоложе ― узнали все из Интернета. Первая картинка с места трагедии появилась в сети через 20 минут после первого взрыва. Кто постарше ― слушал “вражеские голоса”. Российские федеральные телеканалы благоразумно ждали сигнала сверху, сами они уже разучились правильно освещать события. Российским федеральным каналам и российским федеральным властям версии и заявления гораздо важнее людей.

Сигналы сверху

И вот когда мы наконец дождались первой информации и первых выводов, мы узнали, что во взрывах явно прослеживается кавказский след. Что метро взорвали две женщины-смертницы, что это реакция террористов на успешную работу наших спецслужб.

Может быть, все так и есть, а может, и не так. Можно соглашаться с версиями властей, а можно их опровергать. Проблема в том, что любая версия, хоть официальная, хоть доморощенная, свидетельствует об очередном поражении наших силовиков в борьбе с террористами.
Рассмотрим версию террористок-смертниц. К этому часу уже официально объявлено о сборе улик в пользу этой версии. Сохранились головы террористок, есть кадры видеозаписи с метро “Юго-Западная”. Против этой версии говорит только тот факт, что оба взрыва прогремели на станциях. То есть там, где смертницу можно было подорвать и с помощью мобильного телефона. На обеих станциях есть колонны, за которыми подрывник мог укрыться и от контузии и от видеокамер. На обеих станциях отлично работает сотовая связь.

Возможно, женщины, которых сейчас называют смертницами, и не собирались взрываться, а просто должны были кому-то что-то передать. Это могла быть и сумка и пояс, начиненный взрывчаткой. А сами подрывники просто ждали этих женщин на определенных станциях. И когда те появились, нажали клавишу мобильника.

Однако если власть сообщает нам правду и обе эти женщины были действительно смертницами, то дело гораздо хуже.

Опыт 2002―2003 годов показывает, что такие смертницы появляются из определенной среды. Это либо родственники дальние или близкие членов вооруженного подполья, такие как сестры Ганиевы, Зарема Мужахоева, Зулихан Элихаджиева, либо оставшиеся за бортом жизни случайные женщины, порой с умственными отклонениями, пара таких была в Норд-Осте, либо завербованные на религиозной почве, такие как сестры Нагаевы, засветившиеся у метро “Рижская” и в Беслане, и Марьям Тубурова. То есть спецслужбы уже давно знают, откуда могут появляться такие женщины, а значит, отследить их появление, имея нормальную агентуру, не так сложно. Работа упрощается еще и тем, что одно дело ― теракт с участием смертницы на Кавказе и совсем другое ― в Москве. До Москвы террористке еще надо доехать, то есть как минимум два раза предъявить свой паспорт. В 2003 году Зулихан Элихаджиева, находящаяся в розыске как пропавшая без вести, без проблем прилетела из Ингушетии в Москву и взорвала Тушино. Но это было семь лет назад. И если смертницы могут и по сей день летать как им вздумается, значит, никакой агентуры у наших спецслужб на Кавказе нет. И пусть тогда они вернут в бюджет все деньги, которые так легко списывать на работу с агентами.

Что касается взрывчатого вещества, то, по официальной информации главы ФСБ, это был гексоген. Что маловероятно. Гексоген не применяется в чистом виде, тем более для взрывов на транспорте, он слишком чувствителен к перемещениям. Скорее всего это была смесь, возможно, с пластитом. Либо гексоген был только во взрывателе.

Месть за Бурятского

Поражение наших спецслужб в борьбе с террористами очевидно еще и потому, что два взрыва в московском метро произошли спустя короткое время после победных реляций наших силовиков об уничтожении главных идеологов ваххабизма на Северном Кавказе. Таких как Анзор Астемиров и Саид Бурятский. Более того, взрывы в метро сама власть объясняет реакцией боевиков на успехи спецслужб на Северном Кавказе. Так что же это за такие успехи на далеком юге, если в Москве под носом у ФСБ взрывают мирных людей?

Что такое террорист-смертник. Это совершенно фанатичный, глубоко верующий, отчаянный человек, готовый помереть за идею. И если такие люди появляются в московском метро уже после смерти главных ваххабитских идеологов, значит, главные ваххабитские идеологи живы и здоровы. Я не сомневаюсь ни в гибели Бурятского, ни в гибели Астемирова, тем более что сами боевики подтвердили их смерть. Я только хочу сказать, что среди боевиков еще остались идеологи покруче и Бурятского и Астемирова, имена которых нам даже неизвестны. Кто-то же ведь завербовал этих двух женщин. Кто-то привез их в Москву. Кто-то зарядил их и отправил в метро.

И здесь опять становится очевидным равнодушие наших силовиков к тем, кого они должны защищать, то есть к обычным людям. Силовикам гораздо важнее лихо отрапортовать начальству об успехах, чем заботиться о реальной безопасности граждан. За убийство Бурятского можно получить орден от президента. А за то, что человек спокойно сел в метро, доехал до нужной станции и вышел на улицу живым, ― орден не дадут. Это как бы само собой разумеется. Силовики убили Басаева, убили Бурятского, убили Астемирова. Получили за это звания, ордена и медали. А Москва как взрывалась 11 лет назад, так и взрывается. Верните ваши ордена и ступайте охранять метро. А то на этих мальчишек-срочников в милицейской форме, которые пасутся в подземке с утра до вечера, жалко смотреть.

P.S.

Главный урок, который российские обыватели должны вынести из этой трагедии, ― это то, что власть сама по себе, а люди сами по себе. И если вы не готовы погибнуть как скот, готовьтесь к обороне самостоятельно. Рассчитывайте только на себя. Этим самым вы спасете и свою жизнь и жизнь своей страны. Помните, как в 99-м после взрывов в Печатниках и на Каширке вы дежурили у своих подъездов и сообщали участковому обо всех подозрительных. Возвращайтесь на дежурство.

А что касается власти, то ей следует на время забыть о своих невероятных военных успехах и попросить помощи у народа. Иначе народ выдвинет свою версию взрывов в метро. Примерно такую же, какую выдвигали Березовский и Литвиненко после взрывов домов в 99-м. А для того чтобы люди вам поверили, надо оперативнее реагировать на их боль. А не дурачить их второсортными телешоу в первый час после взрыва. Опыт говорит, что такие теракты не ограничиваются одним днем. Если у боевиков оказалось две смертницы, значит, их может быть и больше. Значит, у боевиков в Москве или в Подмосковье есть база. И пока силовики не нашли эту базу, опасность терактов сохраняется.


Партнеры