Горячая линия между Кремлем и Белым Домом: диалог глухих или «ридаут»?

Как мировые лидеры проводят телефонные переговоры и что узнает о них широкая публика?

17 апреля 2014 в 12:22, просмотров: 3116

«Горячая линия» Белый Дом - Кремль появилась благодаря Кубинскому кризису. Кризис этот показал крайнюю необходимость игры с открытыми картами, когда речь идет об опасности возникновения мирового конфликта. О чем говорили по «красному телефону» лидеры Советского Союза и США, естественно, знал только очень небольшой круг лиц по обе стороны океана. Однако за время, прошедшее с Кубинского кризиса, президентские диалоги существенно изменил своё назначение.

Горячая линия между Кремлем и Белым Домом: диалог глухих или «ридаут»?
фото: Александр Астафьев

Во-первых, об их содержании ныне знает весь мир, разумеется, в общих чертах. Во-вторых, именно поэтому они стали составной частью пропаганды. В результате мир получает две версии одного и того же разговора, как правило, противоположные, а мы вынуждены заниматься гаданием по поводу их нестыковки. Для политических предсказателей это неисчерпаемый кладезь всевозможных догадок, но для простых людей — источник головной боли.

Украинский кризис с наибольшей рельефностью обнаружил эту метаморфозу «горячих линий». Как справедливо отмечают западные медиа, в переговорах Путина и Обамы по «красному телефону» можно найти лишь одно совпадение. И тот, и другой согласны в том, что происходит эскалация украинского кризиса. Дальше пути президентов расходятся.

Возьмем в качестве примера разговор, который состоялся между Обамой и Путиным в прошлый понедельник. Вечером того же дня Белый дом выдал письменный вариант этого разговора. Согласно ему, президент США прочел президенту РОссии лекцию по поводу того, как «нехорошо» поддерживать вооруженных повстанцев в Восточной Украине и потребовал, чтобы не сложили оружие и чтобы Путин воспользовался для этого своим влиянием. Было также и требование об отводе российских войск с украинской границы.

Но вот на несколько часов раньше Кремль опубликовал свой вариант беседы Обама-Путин. Согласно этому варианту, президент Путин опроверг обвинение России во вмешательстве в дела Украины и подверг резкой критике правительство Киева за притеснение русскоговорящего населения и потребовал от Обамы использовать свое влияние на Киев, чтобы тот прекратил применять силу против сепаратистов.

И так почти каждый раз. Само собой разумеется, что точное содержание таких разговоров знают только сами президенты и их помощники, которые по долгу службы прослушивают беседы своих шефов. Записи этих бесед в мировых медиа, естественно, не попадают. Для нас доходит только то, что по-английски именуют readout — тексты, предназначенные для всеобщего ознакомления. Называют их и палкой о двух концах. Вот что пишет по этому поводу экс-помощник госсекретаря Краули: «Написанные ридауты публикуются для проформы. Никаких «калорий» они не содержат. Нормальная дипломатическая практика состоит в том, чтобы преуменьшить разногласия для публики и пытаться решить их за закрытыми дверями. Конечно, это некрасиво, но никто по этому поводу не пытается прихорашиваться и красить губы». С другой стороны, по словам Краули, эти ридауты свидетельствуют об отсутствии взаимопонимания в данном случае между лидерами стран. Отсюда и резко противоречащие друг другу нарративы американской и российской сторон по поводу того, что происходит в Украине. Как пишет газета «Нью-Йорк таймс»: «Не имея общего взгляда на проблему, оба президента не столько говорят друг с другом, сколько мимо друг друга. Президент Путин играет на российское общество, а президент Обама — на американское и европейское». Но, тем не менее, оба они посылают свои мессиджи Киеву. Обама похваливает киевское правительство, рожденное Майданом, за «сдержанность», Москва резко критикует его за «неумение и нежелание» принять во внимание интересы россиян, проживающих в Украине.

Согласно неписанным правилам, обе стороны, составляя ридауты, опускают то, что «сказал другой парень». Так говорит Томми Виетор, бывший споуксмен Совета национальной безопасности Белого дома. За время существования «горячей линии» сложился «болеутоляющий язык», как форма дипломатии. Пример «болеутоляющего языка»: «Оба лидера согласились поддерживать тесные связи»…

Другой пример ридаута знаменитый разговор президента Обамы с канцлером Германии Меркель. Разговор касался того, что американское Агентство национальной безопасности подслушивало даже частные разговоры Меркель. В американской версии ридаута говорилось: «Президент заверил канцлера, что США не мониторят и не будут мониторить коммуникации канцлера Меркель». А в прошлом, когда это происходило в ридауте Обамы ни слова. Зато за этим следовало «болеутоляющий пассаж»: «США высоко ценят наше близкое сотрудничество с Германией по самому широкому кругу безопасности» (в американских СМИ это место сравнивали с понижением тона после супружеской ссоры).

Президент Обама очень часто прибегает в своих разговорах с мировыми лидерами к валерьяновым каплям. Так происходит в его диалогах с председателем КНР Си Цзиньпином, премьер-министром Израиля Нетаньяху и другими государственными деятелями. Чем деликатнее беседа, тем более завихренные ридауты. Когда США подписали временное соглашение с Ираном о ядерном оружии премьер-министр Нетаньяху пришел в бешенство и назвал это соглашение «исторической ошибкой». Президент Обама позвонил Нетаньяху и строго предупредил его не предпринимать никакого превентивного удара против Ирана». Но ридаут Белого дома по поводу этого реприманда выглядел следующим образом: «Оба лидера подтвердили, что их общей целью является недопущение обладания Ираном ядерного оружия».

Но вернемся к диалогу Обама-Путин. В марте, когда Россия вступила на территорию Крыма, Обама позвонил Путину, чтобы выразить ему свое недовольство. В ридауте Белого дома наиболее ударным считалось следующее место: «Президент Обама говорил с президентом Путиным сегодня днем в течение 90 минут», Как остроумно замечают по этому поводу Томми Виетор, «бывают времена, когда приходится втискивать в 90 минут кипения в один параграф ридаута». По словам того же Виетора, модус операнди президента Путина состоит из 5-15 минут. Против его пропаганды трудно бороться. Дело в том, что Кремль обладает способностью быстрее давать свои интерпретации телефонных разговоров Путина с Обамой причем с разницей в несколько часов». Обе страны, — продолжает Виетор, — по крайней мере, в данный момент видят политические преимущества в своем противостоянии. Но ингредиенты дипломатического решения все еще имеются, поскольку в какой-то момент тон их разговоров изменится. Но мы еще далеки от этой точки».

Скорее бы!



Партнеры