Евгений Ройзман слился с «Единой Россией»

Корреспондент "МК" наблюдал в Екатеринбурге, как гонимый политик обустраивался на ступеньке вертикали власти

27.09.2013 в 12:26, просмотров: 35550

«Я человек железный. Нас бьют, а мы крепчаем. Чиновники здесь просто скакали по граблям», - говорит главный в масштабах всей России триумфатор единого дня голосования 8 сентября. Евгений Ройзман был выбран мэром Екатеринбурга по итогам самой нервной и скандальной кампании. Такого накала страстей не было даже в Москве. Корреспондент «МК» провёл в уральской столице три дня и понаблюдал за неожиданными метаморфозами региональной политики. Ройзман, победивший благодаря протестному голосованию,  публично дистанцировался от "Гражданской платформы" и пошёл на контакт с «Единой Россией». В интервью он рассказал о связях в Администрации президента, отношении к Алексею Навальному и Михаилу Прохорову, планах по обустройству Екатеринбурга.

Евгений Ройзман слился с «Единой Россией»
фото: Игорь Кармазин
В кабинете Ройзмана пока пусто. Первым делом мэр собирается повесить картины с видами города

Это удивительно, но первым, кого я встретил на улицах Екатеринбурга, был, собственно, Евгений Ройзман. Да, я просто вышел из такси и шёл в сторону своей гостиницы по улице Малышева, а новоизбранный мэр, как будто и не занимал высокую должность, шагал навстречу. Известно, что борец с наркотиками не пользуется услугами пресс-секретаря и водителя. И обещает, что и на новом посту справится без них.

фото: Игорь Кармазин

Уральская Москва – так можно назвать полуторамиллионный Екатеринбург, хотя здесь всегда настороженно относились к федеральному центру. Сюда, так же как и в российскую столицу, съезжаются на заработки со всего региона, особенно много приезжих из загибающихся моногородов. Здесь жизнь есть, а традиционного для русской провинции уныния и безысходности нет. Города – как одежда в магазине. Ходишь, смотришь – мог бы носить эти улицы на себе? Екатеринбург носить можно.

фото: Игорь Кармазин
Агитация за единоросса Якова Силина встречается на улицах города до сих пор. Ройзман компенсировал информационную блокаду личным общением с гражданами.

Под стать общему духу города протекает и политическая жизнь. В результате скандальной кампании, приправленной обысками и сливами компромата, Ройзман набрал 33,31% голосов. Кандидат от «Единой России» вице-губернатор Яков Силин 29,71%. Третьим стал справоросс, депутат Госдумы Александр Бурков – 20,25%. Три года назад в уральской столице ввели пост сити-менеджера, который отвечает за хозяйство и финансы. Функции мэра свелись, как говорят, к «разрезанию ленточек», да председательствованию в гордуме, но ведь в русской жизни всегда на первом месте стоит личность, а не формальность.

фото: Игорь Кармазин

Борьба за пост мэра проходила на фоне уголовного преследования, что роднило кампанию Ройзмана с Алексеем Навальным. Правоохранители возбудили несколько уголовных дел, связанных с деятельностью фонда «Города без наркотиков». Это дело о гибели наркоманки Татьяны Казанцевой, дело о незаконном лишении свободы наркоманов на территории фонда и дело по статье "побои", возбужденное по заявлению человека, который проходил реабилитацию в фонде. В фонде были проведены обыски. Один из руководителей фонда Евгений Маленкин объявлен в международный розыск и заочно арестован. Широко известно о личном конфликте Ройзмана с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым.

фото: Игорь Кармазин
Оппозиционеры из "Справедливой России" и Партии пенсионеров бойкотировали заседание гордумы. Первое заявление сделал кандидат в мэры города, депутат Госдумы Александр Бурков (в центре).

Почему Ройзману дали победить? На этот счёт в Екатеринбурге циркулирует несколько версий. По одному предположению, побоялись народного гнева. Другую версию корреспонденту «МК» изложил екатеринбургский журналист Игорь Чукреев: «Традиционно за власть и ресурсы у нас идёт борьба между городскими и областными властями. Губернатор Куйвашев выдвинул в мэры своего зама Якова Силина. Ему нужен был формальный триумф, чтобы доказать Москве свою эффективность. В обмен он отдал городу депутатские кресла на выборах в Екатеринбургскую думу (они прошли одновременно с выборами мэра), согласившись провести туда лишь несколько своих людей. Власти города, видимо, на сделку пошли. Но по мере сил губернаторский план саботировали. «Серый кардинал» Екатеринбурга, руководитель аппарата администрации города Владимир Тунгусов всегда держится в стороне, но на деле - он опытный и умный кукловод. Интересы Ройзмана и Тунгусова в данный момент сошлись. Победа Ройзмана стала щелчком губернатору по носу».

фото: Игорь Кармазин

«Договариваться буду со всеми, кроме людоедов»

В кабинете мэра пока пусто, первым делом он собирается развесить картины с видами города.

- За счет чего вы победили на выборах? Как бы вы описали своего избирателя?

- Никакой загадки в моей победе нет. Я с самого начала знал и предупреждал, что иду побеждать. У меня вопрос стоял очень серьёзно: готов ли я пять лет своей жизни провести на этом месте? Когда понял, что готов, то шагнул вперёд и выиграл. Кампанию провели без денег, СМИ, билбордов, растяжек, телевидения, радио, газет! Информационную блокаду мы перекрыли личным общением. У меня было больше 100 встреч во дворах с живыми людьми. В каждом дворе без исключения я встречал тех, кто меня лично знает: это мои бывшие реабилитанты, их родители, те, кому я когда-то помог. Ни о ком из оппонентов я не сказал ни одного плохого слова, никого не критиковал. Власть сделала ставку на убийство явки. Ни на одном щите или растяжке не упоминалось, что выборы будут 8 сентября. Мы старались явку поднять и сумели её сохранить. В последние дни перед голосованием распространялась миллионным тиражом фальшивая листовка, что я снят с выборов из-за уголовных дел и голоса за меня учитываться не будут. Грязи очень много было. Реально по всем опросам, экзит-поллам я выиграл у соперника порядка 10 процентов. Но меня и нынешние цифры устраивают. Основной избиратель у меня – интеллигенция, люди думающие, которых не сумели обмануть и испугать. Я очень благодарен Екатеринбургу, я ещё раз убедился, что здесь живут сильные люди.

фото: Игорь Кармазин

- Как бы вы оценили ваши отношения с губернатором Куйвашевым. Вы встретились с ним на «Валдайском форуме», кроме этого вы как-то общаетесь?

- На Валдае я задекларировал ему свою дружественную позицию, пригласил к сотрудничеству. Я сделал это первый, сделал это легко. Сейчас жду, что ответит он. Так как я никуда не тороплюсь, то ко всему отношусь очень спокойно. На контакт он не выходил, но уголовные дела продолжают появляться, иконы мне не отдают. У меня забрали из реставрационного отделения училища имени Шадра 115 икон, кроме того всё вывезли у реставраторов-надомников. Давление и не прекращалось. С другой стороны, я человек железный, нас бьют – мы крепчаем.

- Как вы определяете свою политическую позицию? Считаете ли себя оппозицией или нет?

- Я никогда не был в оппозиции. Я восстанавливал Никольский храм в Быньгах, восстанавливал домик в Кунаре, создал музей Невьянской иконы, создал реставрационное отделение. Создание реставрационного отделения в училище имени Шадра – это такой блестящий пример частно-государственного партнёрства. Я всегда действовал либо параллельно власти, либо с ней договаривался, либо прямо работал с властью как фонд «Город без наркотиков». Задача оппозиции – смена власти. У меня такой задачи никогда не стояло! Не знаю, может быть и надо эту власть менять.. Но у меня на это нет времени. Я буду контактировать с любыми чиновниками, если только у власти не находятся откровенные людоеды. При этом я имею свою позицию, способен говорить о ней вслух, её отстаивать.

- В ходе предвыборной кампании, после выборов в Москве с кем-то вы контактировали? Была ли связь с Администрацией президента?

- Такого контакта не было. При этом я лично знаю Вячеслава Володина, мы с ним четыре года в одном созыве в Госдуме отработали. У меня более-менее добрые отношения были с руководителем управления внутренней политики Администрации президента Олегом Морозовым. Я декларировал вслух всем: не трогайте меня, дайте мне работать, я не хочу в политику. Потом открыто стал говорить: не трогайте меня, а то загоните в мэры. Позиция Москвы была достаточно взвешенной и нейтральной. На местном уровне чиновники просто скакали по граблям. Как меня в 2003 году загнали в Государственную думу, так тем же способом загнали в мэры. Я разговаривал на уровне полпредства с людьми, которые принимают решения. Это было ещё в 2011, 2012 годах. Я говорил: послушайте, мне ничего не надо. Единственное: не трогайте фонд, немножко помогите с музеем, я готов войти в Совет по туризму, помочь поднять здесь инвестиционный климат. И мне ничего за это не надо, я никуда не пойду, меня не интересует политика. Сделали всё наоборот: начали громить фонд, громить музей, шельмовали меня в своих ручных СМИ. В результате просто затолкали в кресло мэра. Ну теперь что об этом говорить, работать надо.

- Какие шаги на посту мэра собираетесь предпринять? Будете ли добиваться отмены должности сити-менеджера? О том, что в городе должно быть единоначалие вы говорили ещё перед выборами…

- Были внесены поправки. Они не утверждены, их должна утвердить нынешняя гордума. После того как они будут утверждены, в город вернётся единый мэр. Но вступят в силу поправки после 2018 года, после новых выборов.

фото: Игорь Кармазин
Первое заседание гордумы Екатеринбурга. Мэр слился с единороссами даже цветом костюма. Все пришли в чёрном. Парламентарии от «Гражданской платформы» (справа сидит глава фракции Константин Киселев) предпочли более яркие цвета.

- То есть вам придётся делить власть в городе…

- Не вижу в этом никаких проблем. Мне так даже больше нравится. Финансовые документы я подписывать не буду. Так мне легче. У меня и так куча уголовных дел…

- Как вы намерены, если намерены, влиять на принятие горадминистрацией решений? Финансовых рычагов у вас не будет.

- Управление городом выстроено следующим образом: решения принимает городская дума, а администрация эти решения приводит в жизнь. Город компактный, все друг друга знают, все учились в одних школах, ВУЗах, много общих знакомых. Здесь принято садиться разговаривать, договариваться. У меня нет задачи разбогатеть, заработать денег, что-то купить себе. У меня задача работать. Когда у тебя задача работать, то помешать тебе очень трудно. Пока со всеми в администрации, с кем я успел пообщаться, нормальный контакт, никакой враждебности я не встретил.

- Гипотетическая ситуация: в какой-то городской больнице не хватает оборудования. Или в каком-то доме в городе нет отопления. Вы сможете на это как-то повлиять? Намерены влиять?

- Послушайте, я всю жизнь этим занимался. Я с 2003 года до сегодняшнего дня вёл всегда личный приём населения. И какие-то механизмы мне понятны. Сейчас, конечно, ситуация изменилась, придётся работать более точечно. В ближайшее время выстрою систему личного приёма граждан. Я считаю, это обязательно для любого избранного политика. Поэтому у меня сейчас две основные задачи: костюм, галстук, ведение заседаний, канцелярская, официозная работа. Вторая задача – непосредственная работа с населением. Мой предшественник Евгений Порунов жил на одну зарплату. Машину – шестилетнюю Toyota Camry – передал мне. Никакого богатства не нажил, что вызывает уважение. Я эту традицию нарушать не буду.

- На федеральном уровне вас часто сравнивают с Алексеем Навальным. Что вы сами думаете об этом сравнении?

- Я считаю, что Алексей – хороший русский парень. Он иначе, чем я, наработал известность и рано, не по своей вине, её начал политизировать. У меня значительно больше времени прошло до политизации. В целом, с огромным уважением отношусь к Алексею, я понимаю, что он делает.

Служебный автомобиль новый мэр получил от своего предшественника.

В едином порыве с партией власти

24 сентября в Екатеринбурге состоялось первое в новом составе заседание гордумы, а также вступление Евгения Ройзмана в должность. За два часа Ройзман успел дистанцировался от «своей» партии «Гражданская платформа» и ее депутатов в думе, включая давнего соратника и идеолога его победы на выборах Константина Киселева. Зато продемонстрировал полное единодушие с той частью фракции «Единой России», что представляет интересы уже упоминавшегося «серого кардинала» мэрии Владимира Тунгусова. Другим неожиданным моментом стало появление «тайной» коалиции оппозиционеров и части «Единой России», попытавшихся дружно, но безуспешно сорвать заседание.

Началось всё с того, что лидер фракции «Гражданской платформы» Константин Киселев попытался исключить из повестки заседания вопрос о начале конкурса на замещение должности сити-менеджера, заявив, что вопрос «недостаточно проработан». Но поддержки ни у коллег, ни у своего однопартийца – Евгений Ройзман также баллотировался от ГП – не встретил.

Следующим пунктом повестки стояло избрание вице-спикера гордумы. Симпатии Ройзмана неожиданно оказались на стороне депутата-одномандатника, выдвиженца «Единой России» Виктора Тестова. Кандидатура вице-спикера считается ключевой фигурой. Именно он будет замещать действующего мэра в случае его отсутствия. Он же будет помогать новому мэру осваиваться в парламенте.

Вторым кандидатом стал всё тот же Киселев. Его выдвижение поставило Ройзмана в затруднительное положение. «И тот мой друг, и другой. Поэтому я воздержался от голосования», – пояснил он после процедуры. Примечательно, что сам Тестов так и не смог вспомнить, когда это Ройзман успел с ним подружиться: «Мы пересекались, конечно, но я не могу сказать, что мы были друзья». Кроме того на заседании была сформирована комиссия для отбора кандидатуры на конкурс сити-менеджера. В неё вошли три представителя горадминистрации, два единоросса из гордумы и сам Ройзман.

- Мнение депутатов от «Гражданской платформы» ни разу не совпало с вашим. Есть ли какой-то раскол во фракции? – вопрос градоначальнику после заседания.

- Все люди свободные. Есть какие-то принципиальные вещи, возможно мы будем голосовать консолидировано. Я рад, что депутаты от «Гражданской платформы» озвучили важные вопросы. Многое надо выносить на обсуждение, надо об этом говорить.

- В Москве среди сторонников Михаила Прохорова ходят разговоры, что ваши с ним отношения в последнее время осложнились. Это так?

- Мы два взрослых человека, у нас отношения с ним товарищеские. У нас был сложный момент, когда я отказался просить деньги на предвыборную кампанию. Я посчитал, что в своём городе я способен сам обеспечить себе финансирование.

Интересно, что когда я попытался получить комментарий по текущей ситуации в первую очередь у губернатора области Евгения Куйвашева, у того не нашлось времени для общения. Кроме того, ни один высокопоставленный единоросс области на контакт также не пошёл. Почему? Понятно, что в первую очередь последовали бы вопросы о причинах поражения на выборах кандидата от партии власти, а также просьбы прокомментировать раскол в региональном отделении «Единой России». Вразумительного ответа на эти вопросы, видимо, не существует. Всего гордума Екатеринбурга насчитывает 36 депутатов. «Единой России» достался 21 мандат. При этом 6 депутатов молчаливо примкнули к справороссам и Партии пенсионеров, которые бойкотировали первое заседание.

Почему Ройзман достаточно легко нашёл общий язык с активной частью партии власти? «Он никогда и не был в оппозиции. Он очень ситуативен, легко общается с людьми, находит общий язык. Многим бросается в глаза его стиль общения, для нынешней России он действительно необычен. Ройзман харизматичен, не чурается простых людей, ярко говорит. При этом каких-то серьёзных идейных отличий от действующих чиновников я не вижу, он вообще не политик», - сказал корреспонденту «МК» екатеринбургский журналист Дмитрий Колезев.

Шанс для новых несистемных

В качестве резюме можно отметить, что федеральные власти применили на нынешних выборах новую тактику. Раньше на политической арене представление разыгрывали солидные функционеры в пиджаках и изображали противостояние. Разницу между условными кандидатами от ЛДПР, справороссами и единороссами простые граждане улавливали с трудом.

Закончился предыдущий этап политического спектакля митингами на Болотной площади. После них в Кремле, видимо, решили, что нужно давать выход энергии масс, но кипеть ей бы лучше в рамках действующей политической системы, работая на неё, а не против. Доступ к избирательным спискам получили такие люди как Алексей Навальный, Евгений Ройзман. Те, кто зажигает надежду на перемены в сердцах людей, но в чиновничью номенклатуру не встроен.

Их участие позволяет подогреть интерес к выборам, добавить им легитимности, сбросить коллективный стресс в обществе. При этом, пример Ройзмана показывает, что даже победа такого кандидата властной вертикали ничуть не угрожает, а наоборот укрепляет. Да, на местном уровне многие его победой недовольны, для ряда местных чиновников она стала личным поражением, но вот в Москве её восприняли спокойно.

У Ройзмана на посту мэра было по сути два пути: продолжать конфликт с областными властями и силовиками, отстаивать позиции «Гражданской платформы» в гордуме, придерживаться оппозиционной риторики. Это позволило бы держать его сторонников в тонусе. Однако, перед глазами стоит печальный пример мэра Ярославля Евгения Урлашова, действовавшего именно так и угодившего за решётку. У главы Екатеринбурга и без ярославской оголтелости немало проблем с силовиками. Мэр уральской столицы, очевидно, пошёл по другому пути: он никогда и не скрывал, что «готов к диалогу». Встраиваясь в систему, играя по действующим правилам, правда, уже проблематично их менять по-настоящему. Сам Ройзман говорит, что будет действовать точечно. Но точно также точечно действуют и нынешние представители власти, так что особой разницы и не просматривается.

Екатеринбург-Москва