Депутатский запрос Владимиру Ресину

В канун своего дня рождения Владимир Иосифович рассказал «МК» о своей работе в Государственной думе и на столичных стройплощадках

20 февраля 2012 в 17:58, просмотров: 3362

Свой очередной день рождения Владимир Ресин встречает в новом качестве. После 50 лет работы в столичном стройкомплексе, в том числе и 20 лет в правительстве Москвы, он стал депутатом Государственной думы. Впрочем, новая должность не изменила привычек главного прораба Москвы. Каждую неделю он обязательно бывает на стройке, встречается со строителями, участвует в заседаниях Градостроительно-земельной комиссии при мэре Москвы. Иными словами, держит руку на пульсе мегаполиса.

Депутатский запрос Владимиру Ресину
фото: Геннадий Черкасов

«В Госдуме я пока как в первом классе»

— Владимир Иосифович, в конце прошлого года вы поменяли место работы, став депутатом Госдумы шестого созыва. Каковы первые впечатления?

— Я пока как в первом классе. Очень много специфики, с которой прежде сталкиваться не приходилось. Несмотря на то что в советские времена я был депутатом разных уровней, быть профессиональным депутатом не приходилось. Поэтому я активно учусь.

— На все заседания ходите?

— На все. Знакомлюсь со всеми документами, внимательно слушаю докладчиков. Скажу, что многие люди, которых знал и раньше, открылись мне с неожиданной стороны.

— Кнопкой уже пользовались?

— Это как раз не самая сложная часть депутатской работы.

— Чем конкретно вы занимаетесь в Госдуме?

— Я возглавил экспертный совет по градостроительной деятельности, который создан при Комитете по земельным отношениям и строительству. Этот совет должен рассматривать все законодательные инициативы в области градостроительства и давать им экспертную оценку.

— Болевые точки градостроительства уже известны?

— Это в первую очередь 94-й федеральный закон о госзакупках, некоторые положения которого должны быть пересмотрены. Я знаком с практикой применения этого закона в Москве. Знаю, что аукционы на строительство социальных объектов зачастую выигрывают так называемые фирмы-однодневки, не имеющие постоянного кадрового состава, производственно-материальной базы и не несущие социальной нагрузки. Они предлагают значительное снижение сметной стоимости строительства, а потом не могут построить объект, срывают сроки, нарушают стандарты качества. Предполагается, что все эти проблемы будут решены в рамках нового закона о федеральной контрактной системе. Однако пока он проходит согласования, нужно продолжать работу над 94-м ФЗ о госзакупках и внести в него поправки, ужесточающие требования к участникам торгов.

Кроме того, необходимо проработать вопросы выкупа земельных участков для госнужд, прежде всего для строительства дорог, и внести поправки в Градостроительный кодекс, которые разделят затраты на подготовку территории и конечную стоимость проекта. Это особенно важно для инфраструктурных проектов, которыми активно занимается Москва и другие регионы РФ. В общем, работы в Думе очень много. Она сложная, но интересная.

— А с городскими властями как теперь складываются отношения?

— Я остаюсь советником на общественных началах Сергея Семеновича Собянина и буду представлять в Градостроительно-земельной комиссии (ГЗК), работающей под его началом, интересы Ассоциации инвесторов Москвы и ее членов.

— А какие у них интересы?

— Разные возникают вопросы: и организационные, и системные, и технические. Инвесторы заинтересованы в том, чтобы в Москве побыстрее были приняты Правила землепользования и застройки. Это действительно очень важный документ, даже важнее, чем Генплан. Поэтому работать над ним надо вдумчиво и без спешки, чтобы, не дай бог, не ошибиться. Скорее всего ПЗЗ в Москве появятся в конце этого года. Еще один больной вопрос — подключение к энергетическим сетям, стоимость которого доходит до 11% от стоимости жилья. Необходимо оптимизировать механизмы регулирования и контроля тарифов, генерирующих и сетевых компаний и заново отработать систему присоединения к источникам питания.

— Есть ли проблемы во взаимодействии инвесторов и властей? Складывается ли впечатление из бесед с застройщиками, что чиновники их не слышат или не хотят слышать?

— Неразрешимых проблем нет. Цели совпадают, но иногда не совпадают представления о способах их достижения. Зачастую инвестор смотрит с позиции исключительно своих интересов. Ему самое главное — получить прибыль. А город должен учитывать и свои интересы, и интересы населения, и интересы инвесторов, поскольку строительная отрасль и операции с недвижимостью обеспечивают солидные налоговые поступления в бюджет. В таких ситуациях нужно искать компромиссы, и я надеюсь, что смогу быть полезным и Ассоциации инвесторов, и правительству Москвы.

— В конкурсе на проектирование Большой Москвы изъявили желание принять участие 66 коллективов, из которых будут отобраны 10. Чего вы лично ждете от этого конкурса?

— Я надеюсь, что в ближайшие 50 лет Москва станет одним из лучших мегаполисов мира. Решение о расширении границ назрело давно: без новых территорий мегаполис уже не может нормально развиваться. Поэтому в первую очередь хотелось бы получить предложения по разуплотнению застройки и созданию на присоединенных территориях комфортных условий для жизни и работы. В Большой Москве должны появиться новые центры деловой активности, в которых появятся рабочие места и которые будут притягивать к себе транспортные потоки, разгружая центр города.

«К инвестору надо относиться как к любимой женщине»

— Владимир Путин недавно опубликовал статью, в которой утверждает, что к 2020 году жилье может стать доступным для 60% россиян, а к 2030 году — для 100%. Насколько это реально, на ваш профессиональный взгляд?

— Абсолютно реально. Я целиком согласен с Владимиром Владимировичем Путиным. Доступность жилья является одним из основных критериев оценки качества жизни населения. За последние 20 лет мы в Москве построили более 80 млн. кв. м жилья. Был период, когда в среднем по России обеспеченность была 18 кв. м на человека, а у нас 22 кв. м. Потом, правда, это опережение сошло на нет, поскольку население города заметно выросло. И сейчас по сравнению с европейскими столицами, с США Москва по обеспечению населения жильем выглядит более чем скромно. Я считаю, что нужно увеличивать объемы строительства, уделять отрасли такое же большое внимание, как это делалось в 60-е годы прошлого века. Строительство — это тот локомотив, который вытянет вперед и экономику, и социальную сферу.

— Большие объемы строительства еще не гарантируют доступности жилья.

— Правильно. Нужны еще как минимум два условия. Первое — это высокая производительность труда и соответствующая ей зарплата. Второе — цены на жилье должны соответствовать этой зарплате. Любой нормально работающий человек должен иметь возможность, воспользовавшись ипотечными механизмами, приобрести квартиру. Для этого процент по кредиту должен быть невысоким, а инфляция в стране небольшая. Это возможно при развитой экономике и политической стабильности.

— Путин пишет, что стоимость современного жилья, даже в крупных городах, можно снизить на 20%, а то и на 30%. За счет чего?

— В крупных городах основная составляющая рыночной цены жилья — это земля. Значит, надо снизить стоимость земли. Участок должен передаваться под застройку со всеми коммуникациями, дорогами, иметь условия для подключения к источнику энергии. Вторая составляющая — строительные материалы. Тонна цемента у нас сейчас стоит дороже, чем если везти ее из Китая. Это ненормальная, неприемлемая ситуация. Нужно развивать промышленность строительных материалов, уходить от монополизма в этой области. Как нет дома без фундамента, так не может быть стройки без развитой производственной базы и инфраструктуры. Можно найти экономию и по другим сметным статьям. Но самое главное — дома надо строить менее материалоемкие. Надо менять технологии, ускорять темпы строительства. Убежден, что ключевая роль в развитии сегмента массового доступного жилья должна принадлежать ДСК.

— Кто должен строить дешевое жилье?

— Нужно по максимуму строить на инвестиционные средства. К инвестору надо относиться, образно говоря, как к любимой женщине. Необходимо упростить согласования, снять избыточные бюрократические барьеры. Нужно, чтобы инвестор не чувствовал себя в роли попрошайки, чтобы он был заинтересован в сотрудничестве с властями и обязательно получал какую-то прибыль. Другое дело, что эта прибыль должна использоваться не на предметы роскоши и перевод в офшоры, а направляться на дальнейшее развитие внутри страны.

— А арендное жилье? Как заставить инвесторов строить доходные дома для тех, кто по-прежнему не сможет или по каким-то причинам не захочет купить свое?

— Я поддерживаю предложение Путина о бесплатном предоставлении земельных участков под социальные проекты с минимальной нормой прибыли. Думаю, что его реализация привлечет к строительству арендного жилья частные компании. Кроме того, можно подумать о дополнительных льготах — например, по аренде или по техусловиям, а также дать инвесторам возможность размещать на первых этажах таких домов торговые и административные помещения. Развитие сегмента арендного жилья и другие мероприятия, направленные на решение «квартирного вопроса» в Москве, предусмотрены госпрограммой «Жилище», которая была разработана по инициативе Сергея Семеновича Собянина.

«Верить нужно, иначе жить нельзя»

— C 1994 по 2000 год вы строили храм Христа Спасителя. Сейчас являетесь куратором так называемой «программы 200», предусматривающей массовое строительство в Москве храмовых комплексов. Какой из этих проектов сложнее?

— Нынешняя программа гораздо сложнее. Сложнее подобрать земельные участки, разработать проекты, провести публичные слушания, обеспечить техническое подключение для 200 объектов, нежели организовать строительство одного, пусть даже это будет самый большой собор Русской православной церкви в столице. Не забывайте, что храм Христа Спасителя строился при поддержке государства. За ходом его строительства внимательно наблюдали из Кремля. Ельцин на стройплощадку приезжал. Это совсем другой масштаб. Нынешние 200 церквей — это программа прежде всего для конкретных районов и их жителей.

— Наверное, далеко не все жители согласны с необходимостью строительства такого количества храмов?

— Противодействия бывают, но это единичные случаи. Большинство людей позитивно относятся к программе, принимают в ней активное участие. Ни город, ни церковь не хотят воевать со своим народом: если где-то москвичи протестуют против храма, мы стараемся подобрать другой участок.

— Насколько активно идет сбор средств? Ваше личное пожертвование (как сообщалось, Ресин пожертвовал на строительство храмов 150 тыс. руб. — «МК») — это пример для других людей?

— Я делал пожертвования и на строительство храма Христа Спасителя, и на кронштадтский собор, и на другие религиозные объекты, строительством которых занимался. Когда бываю в церквях, синагогах, мечетях — тоже всегда делаю пожертвования. Бог — един. Все религии — и христианство, и ислам, и иудаизм, и буддизм — играют неоценимую роль в социальном служении, в преодолении разобщенности людей.

— Вы верующий человек?

— Верить нужно, иначе жить нельзя.

— Сколько храмов уже строится?

— Строится 20, еще по 50 площадкам ведутся проектные проработки. Его святейшество патриарх Кирилл и мэр Москвы Сергей Собянин лично занимаются этой темой. Совещания проходят в еженедельном режиме — либо в храме Христа Спасителя, либо, если присутствует святейший, в Даниловом монастыре. По субботам я проверяю состояние дел на строительных площадках.

— А если, скажем, иудеи захотят организовать строительство синагог? Или мусульмане мечетей?

— Пусть собираются, находят деньги, подают заявку на выделение земельного участка и строят. Кто им откажет? Инициатива в первую очередь должна исходить от людей. Так было и с православными храмами. Люди сами обращались в патриархию, в правительство Москвы с просьбой организовать строительство храмов. Это раньше Москва была городом «сорока сороков», а сейчас она с учетом численности населения находится на последнем месте в России по количеству церквей. Но мечети и синагоги у нас тоже строятся. За последние 20 лет были отреставрированы Хоральная синагога в Большом Спасоглинищевском переулке и синагога на Большой Бронной, построены новые: в Марьине, на Поклонной горе, в Отрадном и в ближайшем Подмосковье — в Барвихе. Крупная мечеть возводится на Олимпийском проспекте.

— То есть нет дискриминации?

— Никакой. В Москве подавляющее большинство населения православные, поэтому очевидно, что церквей нужно больше, чем мечетей и синагог. Никаких других ограничений нет.

Редакция «Московского комсомольца» поздравляет Владимира Иосифовича Ресина с днем рождения и желает долгих лет успешной работы на благо страны.



Партнеры