Пути выхода из кризиса российской космонавтики прописаны в Библии

На причины кризиса и на пути выхода из него указывает Святая Библия и древние пророки

19 августа 2013 в 12:49, просмотров: 5414

 Наблюдая за той сферой деятельности, за которую отвечает Роскосмос, трудно отделаться от ощущения, что не только в здании на улице Щепкина, где расположилось космическое ведомство, а в самой космонавтике наступил «мертвый сезон».

Пути выхода из кризиса российской космонавтики прописаны в Библии
фото: Александр Астафьев

События последних лет в данной отрасли, включая июльское падение «Протона», усилили впечатление, что это не очень жизнерадостное словосочетание применительно к космонавтике наполнено не переносным, а самым прямым смыслом и носит не сезонный, а хронический характер.

На первый взгляд оснований для него нет. Да, упал «Протон», но ведь такое и раньше бывало. Правда, последняя пара лет была особенно «урожайной» на разные космические неудачи. По подсчетам вице-премьера Рогозина, курирующего космическую отрасль, с декабря 2010 года это уже девятая авария. Причем, шесть из них произошли при запуске космических аппаратов в интересах государственных нужд. А самое неприятное, что все эти отказы случились не с опытными, а со штатными изделиями.

Но разве правительство не отреагировало в оперативной форме на падение «Протона», переполнившего «бочку» государственного терпения? Была тут же образована комиссия для выяснения причин аварии, которая довольно быстро эту причину установила. Как из рога изобилия посыпались предложения, в том числе ввести фото- и видеосъемку процесса сборки ракетно-космической техники с тем, чтобы эксперты могли контролировать качество этой работы. Головным предприятиям – разработчикам, изготовителям изделий ракетно-космической техники поручили провести «анализ полноты и достаточности имеющихся перечней критических элементов и особо ответственных операций», а также «разработать и согласовать с головными НИИ планы мероприятий по дополнительным проверкам и испытаниям критических элементов существующего задела изделий ракетно-космической техники».

Был даже объявлен выговор главе Роскосмоса Поповкину за «ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей». Поповкину повезло, что годом ранее не было принято предложение депутатов «Единой России» ввести смертную казнь для виновных в космических авариях. 

Однако все эти вышеперечисленные шаги как мертвому припарки.

На стене Комитета по науке, космосу и технологиям нижней палаты Конгресса США выгравирована притча 29:18 из Священного Писания: «Люди, лишенные видения, гибнут». А видение — это, прежде всего, способность разглядеть духовный, нравственный или интеллектуальный ориентир развития и идти к нему. Проще говоря, поставить цель и двигаться к ее достижению, пишет golos-ameriki.ru.

Слова из Библии относятся не только к людям, но и к сферам человеческой деятельности. Лишь та из них имеет шансы на успех, перед которой поставлена конкретная цель, стремление к которой стимулирует развитие этой деятельности. Космонавтика не исключение. Какие же цели стоят перед ней? Чтобы ответить на данный вопрос нужно заглянуть в два главных документа, определяющие развитие российской космической отрасли. Это госпрограмма «Космическая деятельность России на 2013-2020 годы» (утверждена в декабре 2012 года) и «Основные положения ОСНОВ государственной политики Российской Федерации в области космической деятельности до 2030 года и дальнейшую перспективу» (утверждены в апреле 2013 года). 

Главной целью программы до 2020 года было провозглашено «обеспечение гарантированного доступа и необходимого присутствия России в космосе». Впрочем, в программе до 2020 года подчеркивается, что этот «гарантированный доступ» будет идти рука об руку с «сохранением ведущих позиций Российской Федерации в пилотируемых полетах». Данное положение ничего, кроме крайнего изумления вызвать не может, ибо в настоящее время эти «ведущие позиции» сохраняются с помощью одноименных кораблей и ракет-носителей (РН) типа «Союз».

Что касается российских модулей для МКС, то практически все из летавших на этом комплексе космонавтов отмечают, что американские, европейские и японские модули отличаются лучшем качеством разработки и изготовления, а также более высоким комфортом для работы экипажа. 

Программа до 2030-го года имеет от программы до 2020-го года одно «радикальное» отличие. В ней в списках интересов, целей, приоритетов и задач России в области космической деятельности на первое место поставлен не просто «гарантированный доступ России в космос», а доступ именно «со своей территории».

Но позвольте, ведь у России есть «гарантированный доступ в космос со своей территории»! Причем, даже без Байконура, откуда Астана, несмотря на периодически возникающие трения с Москвой из-за падения «ядовитых» «Протонов» на казахскую территорию, отнюдь не намерена «выгонять» Россию. Речь идет о Плесецке. Разве кто-нибудь ограничивает деятельность России на этом космодроме, который находится на ее территории и является одним из наиболее активно используемых в мире? Большинство пусков спутников военного назначения на носителях среднего класса производится именно с Плесецка.

Более того, оттуда должен отправиться в первый полет новая ракета-носитель «Ангара», которая призвана заменить «Протон». А есть еще космодром «Ясный» («Домбаровский») в Оренбургской области, откуда запускаются носители легкого класса и ракетный полигон «Капустин Яр». Таким образом, обозначить в программе до 2030-го года в качестве доминирующей цели обеспечение «гарантированных» запусков с российской территории, это все равно, что поставить перед российской олимпийской сборной в качестве главной цели на грядущей зимней Олимпиаде… гарантированно прибыть в феврале 2014 года на игры в Сочи. Но именно на достижение такой абсурдной по содержанию цели ориентировали российскую космонавтику ее руководители.

Впрочем, не будем спешить обвинять этих руководителей в иррациональности. Возможно, что тут они наоборот проявили утонченную дипломатичность (или правильнее сказать — хитрость?). Ведь в каждой фразе «гарантированный доступ в космос» горящими буквами проступает слово «Восточный». Именно с сооружением этого космодрома связывается обеспечение данной гарантии.

Проблемы российской космонавтики не в том, что неоткуда запускать, а в том, что нечего запускать, кроме бесконечно устаревшей техники, созданной еще во времена Главного конструктора Королева. Но «космическое» руководство России это, похоже, не волнует. Хочется верить, что по причине недостаточной компетентности в вопросах космической деятельности, иначе придется предположить, что борьба Поповкина с коррупцией в рамках космической отрасли закончилась поражением гендиректора Роскосмоса.

Строительство является одной из наиболее коррумпированных сфер деятельности в России. 8 апреля 2013 г. Роскосмос направил в правительство концепцию новой Федеральной целевой программы развития космодромов на период 2016-2025 годов, запросив ее реализацию более 900 миллиардов рублей, или $30 миллиардов на 10 лет. По словам независимого эксперта по космонавтике Вадима Лукашевича, эти $30 миллиардов просто «зароют в землю, преимущественно на космодроме Восточный, стоимость которого удивительным образом выросла почти на порядок (!) в ходе проектирования и начала строительства».

Но приправленную соусом «гарантированности» беззубость и эклектичность госпрограмм до 2020 и до 2030 годов одной лишь коррупционной составляющей не объяснишь. В «Меморандуме», подготовленном сотрудниками космического кластера фонда «Сколково», было подчеркнуто, что в данных документах «четкая, ясная миссия России в космосе» вообще не сформулирована.

По мнению авторов «Меморандума», «Государственная программа Российской Федерации в области космической деятельности до 2020 года» представляет собой «подшивку» федеральных целевых программ в области космической деятельности, не определяя бюджетных обязательств государства. Сами же программы, по сути, являются более или менее сбалансированными сборниками предложений головных предприятий ракетно-космической промышленности».

Что же касается «Основы политики… до 2030 г.», то это документ, как отмечено в «Меморандуме», также содержит «полное множество» положений, не позволяющих на основе данного документа сделать практические выводы о направлениях отечественной космической деятельности. Целей слишком много, изложены они неконкретно».

«Таким образом, — подчеркивают авторы «Меморандума», — стратегический план, который бы опирался на четко выраженную миссию страны в космосе в XXI веке, у России отсутствует».

И если Россия хочет вывыести свою космическую отрасль из кризиса, то она должна выполнить три задачи.

Первая: поставить амбициозную и инновационную цель в космосе, находящуюся на грани современных технологических возможностей человечества и с учетом тех технологий, которые будут созданы в процессе ее достижения.

Вторая: данная цель должна находиться в обозримом будущем (10-15 лет) или же процесс ее достижения должен быть разбит на отрезки, не превышающие (а лучше еще короче) этого срока, так, чтобы движение к этой цели осуществлялось под строгим и эффективным контролем со стороны высшей исполнительной и законодательной власти России.

Третья: обеспечить достижение данной цели необходимой финансовой и административной поддержкой, одновременно введя строжайшую отчетность за расход выделенных средств.



Партнеры