Маленькая — три, большая — шесть

Жизнь глазами домохозяйки

31 мая 2012 в 15:53, просмотров: 5326
Маленькая — три, большая — шесть
фото: Елена Минашкина

В начале лета я всегда вспоминаю квасные бочки, теперь уже исчезнувшие из нашей жизни. В конце мая они появлялись возле магазинов и на автобусных остановках, и к ним стразу выстраивалась очередь — с бидонами и трехлитровыми банками в авоськах.

По вкусу тот квас был изумительный. И стоил тоже изумительно: маленькая кружка — три копейки, большая — шесть, литр — двенадцать.

Квас, который продается сейчас в магазинах, тоже хорош. Но он никогда не бывает таким прекрасным, как квас из бочки. Самый серьезный его недостаток: он продается в бутылках. И эти бутылки потом приходится выкидывать и засорять окружающее пространство. Губить природу помойками.

Когда помойки накроют нас с головой, мы создадим новую индустрию — по переработке бытовых отходов. Хотя дешевле и проще было подумать об этом заранее и не создавать другую индустрию — упаковочную. Не хвататься с восторогом за все эти пластиковые бутылки, пакеты, коробки, коробочки всех мастей, без которых теперь не продается абсолютно ничего, и всем уже кажется, что это правильно. А как же? Иначе не может быть.

На самом деле, может. Жили же раньше без упаковок. И нормально жили. За квасом ходили с банкой. За пивом — с бидоном. За овощами-фруктами — с хозяйственной сумкой. Пластиковые пакетики, которые сейчас выбрасывают, не глядя, стирали и сушили. Бутылки были стеклянные — для кефира, молока и прочей жидкости. Их сдавали, причем за приличные деньги: бутылка с кефиром стоила 30 копеек, а пустая — 15. Хлеб не паковали вообще, и он, между прочим, был гораздо вкуснее, чем сейчас, когда его еще теплым заворачивают в пластик.

Бытовые отходы в итоге выходили сплошь органическими. В основном, картофельные очистки да спитой чай. Из того, что не гниет, выбрасывали только консервные банки, тюбики от зубной пасты и перегоревшие лампочки. Бумагу и металлолом собирали и куда-то сдавали школьники. В хозяйстве не пропадало почти ничего: даже разноцветные крышечки из фольги от молочных бутылок собирали и тоже куда-то сдавали. И еще важно вот что: не было одноразовой посуды. Не было пластиковых тарелок, стаканов и вилок, которые один раз использовали и выбросили, и дальше они разлагаются от двухсот до тысячи лет.

С отказа от участия в этом маразме и надо начать возвращаться к истокам. Это нетрудно. Просто нужно всегда иметь при себе собственную посуду.

Приходишь в ресторан быстрого питания и требуешь, чтоб тебе положили еду не в одноразовую тарелку, а в твою собственную. А денег взяли меньше — ты ведь не покупаешь у них с едой столовый прибор.

Понятно, что рестораны будут скандалить. Но если государство учредит налоговые скидки тем, кто имеет на каждое блюдо две цены — с посудой и без — дело пойдет.

Конечно, такой образ жизни сейчас кажется дикостью. Ну как это — всегда носить с собой посуду? Куда ее класть — в карман что ли?

Но когда люди увидят, что могут реально экономить на еде приличные деньги, им уже будет не лень таскать с собой тарелку и чашку. Пускай даже в кармане.

Привыкнув к тарелкам, начнем постепенно отказываться от напитков в бутылках и даже постное масло захотим разливать в собственную тару. Будем ходить за продуктами с тряпочными сумками, захватив из дома дежурную банку для йогурта или сметаны, и, уверяю вас, это всем будет нравиться. Потому что они же будут дешевле без упаковки — все эти продукты. К тому же помимо прочих плюсов в скором времени обнаружится еще один: мусорное ведро выносить уже надо будет не каждый день, а раз в неделю.

Помойки, соответственно, начнут сокращаться. Экология улучшится. Люди поздоровеют, окрепнут.

А потом в один прекрасный день случится чудо. На улицах появятся бочки с квасом. И маленькая кружка опять будет стоить три, большая — шесть. Уже не копеек, конечно, а рублей. Но это все равно будет классно.




Партнеры