Как Верховный суд геям не дал

Разгуляться в России

13 сентября 2012 в 20:18, просмотров: 7757

Когда в четверг российское ЛГБТ-сообщество распространило новость о постановлении Верховного суда РФ о том, что «защита прав ЛГБТ и публичные мероприятия не являются пропагандой гомосексуализма», многие москвичи, придерживающиеся традиционных моральных ценностей, схватились за голову. Теперь как пойдут парадом с гордо поднятой головой официально одобренные геи, лесбиянки и лица без определенной половой принадлежности! Но, как выяснил «МК», обыватели рано испугались, а секс-меньшинства — рано возрадовались. Верховный суд всего лишь элегантно ушел от навязчивых гей-«ухаживаний», позволив себе легкое стимулирующее «кокетство» в виде обтекаемого «разъяснения».

Как Верховный суд геям не дал
фото: Владимир Чистяков

Из материалов судебного заседания ясно, что верховная судебная инстанция России оставила в силе все решения Архангельского суда о запрете гей-мероприятий, признав их соответствующими федеральному законодательству страны и законам Архангельской области о запрете так называемой пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, действующим в регионе с декабря 2011 года. Но, учитывая, что основатель московского гей-прайда Николай Алексеев подавал жалобу в Европейский суд по правам человека и в рамках дела «Алексеев против России» получил от него определение, что «проведение ЛГБТ-мероприятий не является пропагандой гомосексуализма», наша высшая судебная инстанция сочла нужным дать разъяснения — весьма удобные для толкования, как детский паззл. Судебная коллегия по административным делам Верховного суда РФ отдельно упомянула решение Европейского суда и подчеркнула, что «запрет гей-пропаганды не может использоваться в качестве предлога для запрета публичных мероприятий представителей ЛГБТ-сообщества». Но никаким «высочайшим и всеобъемлющим послаблением» ЛГБТ-сообществу в деле и не пахнет.

Но секс-меньшинства, как видно, привыкли радоваться и малому. Председатель российской ЛГБТ-сети Игорь Кочетков начал на торжественной ноте: «Верховный суд сделал то, чего мы долго добивались от авторов злополучных законов: объяснил, что же именно надо понимать под „пропагандой гомосексуализма“. Оказывается, это только прямые публичные призывы к несовершеннолетним вступать в гомосексуальные отношения. Случаев такого рода „пропаганды“ лично я не встречал». По мнению гей-активиста, Верховный суд лишь «подтвердил очевидное».

Застрельщик всеевропейской гей-тяжбы Николай Алексеев тоже поначалу нашел в решении верховной судебной инстанции ложку меда: «Отрадно видеть, что российские суды начинают ссылаться на постановление Европейского суда по моему делу и признают, что право на свободу публичных собраний является неотъемлемым правом человека».

— Николай, ну что, теперь грянут чередой публичные ЛГБТ-собрания? — поинтересовался «МК» у основателя гей-прайда Алексеева.

— Увы, у меня есть уверенность, что по сути это решение ничего не изменит в практике запрета публичных мероприятий ЛГБТ-сообщества. По сути Верховный суд — вежливо и с разъяснениями, чтобы не оскорбить Европейский суд, — отклонил все наши жалобы на запреты в Архангельске. А разъяснение по смыслу — демагогия и противоречит самому решению. То есть вроде бы признается, что «пропагандой» являются не гей-мероприятия, а только прямое вовлечение несовершеннолетних в гомосексуализм. Но при этом суд оговаривает, что российский законодатель имеет полное право защищать традиционные семейные ценности и препятствовать любым акциям, создающим у подрастающего поколения «искаженное представление о семейных ценностях». А на практике такими «искажающими акциями» и оказываются любые наши мероприятия. А не нравится — опять обращайтесь в суд. Хотите — в Европейский, хотите — в какой хотите. А потом Верховный суд снова выдаст какую-нибудь тавтологию.

— И что ЛГБТ-сообщество намерено предпринимать?

— Судиться дальше. Стучаться во все инстанции. Сейчас мы готовим новую жалобу в Европейский суд. Власти Архангельска отказали нам в проведении девяти публичных мероприятий, и каждый раз они ссылались на запрет гей-пропаганды. А в решении ВС говорится: «Запрет пропаганды гомосексуализма не препятствует реализации права получать и распространять информацию общего характера нейтрального содержания о гомосексуальности, проводить публичные дебаты о социальном статусе сексуальных меньшинств».

Не сдается и председатель российской ЛГБТ-сети Игорь Кочетков: «Отныне каждому полицейскому или чиновнику, который решит преследовать людей, поднимающих радужные флаги или просто не скрывающих свою сексуальную ориентацию, мы будем напоминать, что это он нарушает закон, а не мы!»

— А на летних Международных гей-играх-2012 в Будапеште наши гей-спортсмены завоевали 15 медалей разного достоинства — 3 золотых, 6 серебряных и 6 бронзовых, — добавляет Илья Цуриков, пресс-секретарь Федерации ЛГБТ-спорта. — Таких достижений, между прочим, не было за всю историю участия «нормальных» российских спортсменов в международных соревнованиях! Радует также, что нас все больше: российская гей-делегация была второй по численности на этих соревнованиях, Федерация ЛГБТ-спорта России организовала на месте своеобразный «Русский дом», где все участники нашей команды могли поближе познакомиться друг с другом...

В пресс-службе Верховного суда РФ нам (без тени кокетства) подтвердили худшие опасения геев:

— По сути, решение Верховного суда, о котором идет речь, оставило без изменений решения Архангельского суда, то есть жалоба была отклонена. Что касается «последствий» в плане расширения свобод геев, о которых вы спрашиваете, то в связи с данным конкретным решением их быть не может... В нашей стране право не прецедентное, то есть каждое судебное решение принимается по данному конкретному случаю, а не по аналогии. По данной конкретной жалобе было принято такое решение с разъяснением. А если другая сторона имеет какие-то претензии, милости просим обращаться в наш суд.

Итак, секс-меньшинствам снова отказали в ласке. Но на сей раз — вежливо, что тоже прогресс. Невольно вспоминается классика жанра:

«— Я совсем бедный! — шепелявил Паниковский. — Я год не был в бане. Я старый. Меня девушки не любят.

— Обратитесь во Всемирную лигу сексуальных реформ, — ответил Бендер. — Может быть, там помогут».




Партнеры