Меняю квартиру на могилу- 2

В Москве продолжают исчезать одинокие люди, продавшие свою жилплощадь

13 мая 2014 в 17:39, просмотров: 34183

Если вы продали старую квартиру и наконец решились купить новую или, не дай бог, уже начали оформлять покупку, тогда добро пожаловать к нам.

Расследования, которые публикует «МК», последние несколько лет по большей части посвящены людям, попавшим в квартирный капкан. Нам надоело писать эти материалы, а вам надоело их читать. Но это лишь до тех пор, пока вы не прислали в газету письмо со своей безвыходной историей. Вы ведь не знали, что каждая вторая московская квартира — это тонна в тротиловом эквиваленте. Радиус поражения — ваша жизнь и жизнь ваших близких.

Меняю квартиру на могилу- 2
Марина Шапкина разъехалась с отцом, Юрием Шапкиным... Фото из личного архива.

В марте 2014 года в «МК» был опубликован материал «Меняю квартиру на могилу», где речь шла о трех москвичах, которые внезапно умерли после того, как продали свои московские квартиры и оказались прописаны в поселке Болонь Клепиковского района Рязанской области. Их последний адрес: Болонь, улица Центральная, дом 14, квартира 21.

На другой день в редакцию «МК» пришло письмо, из которого выяснилось, что после внезапной смерти последнего переселенца Андрея Анискина смертоносную квартиру в Болони 25 июня 2010 года купила некая Ирина Юрьевна Федорова 1959 года рождения.

Вопрос: где сейчас находится Ирина Юрьевна?

Ответ: никто не знает.

Однако до ее исчезновения произошли странные события, в результате которых инвалид I группы Татьяна Арютина 1951 года рождения лишилась жилья и в самое ближайшее время будет выселена на улицу.

Итак, в 2010 году Ирина Федорова продала свою квартиру, которую впоследствии купили супруги Арютины. Вскоре муж умер, а Арютина неожиданно получила по почте исковое заявление, из которого узнала, что Федорова просит вернуть ей квартиру, так как в момент совершения сделки считала, что подписывает договор аренды своего жилья. И вообще, Федорова раньше лечилась в клинике неврозов и не понимала значения своих действий.

Инвалид I группы Татьяна Арютина скоро будет жить на улице. Фото из личного архива.

Как следует из материалов дела, интересы Федоровой в суде представлял некто Алексей Гуприянов (фамилия изменена. — О.Б.).

Вопрос: почему Федорова не смогла сама подать исковое заявление и ни разу не появилась в суде?

Ответ: а потому что бессонница.

Дело в том, что в конце 90-х годов Ирина Федорова трижды лечилась в клинике неврозов от депрессии и бессонницы. Обратите внимание: речь шла не о психическом расстройстве, а о нарушении сна и душевного равновесия.

Однако после продажи квартиры она, уже будучи прописана в Рязанской области, каким-то необъяснимым образом оказалась в московской областной психбольнице №9, где находилась на лечении два месяца.

Спустя две недели после выхода из этой больницы она оказалась в психбольнице имени Алексеева. Привезли ее туда знакомые, и находилась она там немногим меньше года.

И вот что удивительно: в момент пребывания в МОПБ №9, которая находится в Яхроме, московский нотариус Елена Амелькина удостоверяет доверенность, якобы выданную Федоровой господину Гуприянову.

Естественно, эксперты института Сербского признали, что Федорова не понимала значения своих действий и не руководила ими, то есть понятия не имела о том, что продает свою единственную квартиру. Из заключения судебной психиатрической комиссии экспертов №1148 от 28 декабря 2012 года: «Подэкспертная заявляет, что до 2009 года была нервнобольной, а сейчас — психически больная, совсем глупая… Отмечает, что приехала на экспертизу по суду… сообщает, что необходимо доказать, что на момент подписания документов была недееспособна…»

Решением Нагатинского суда от 5 июня 2013 года квартиру Ирине Юрьевне Федоровой вернули, в связи с чем инвалид Арютина подлежит выселению на улицу.

А Ирина Федорова пропала.

То есть после проведения психиатрической экспертизы ее больше никто не видел. И получается, что ее отбитую в суде квартиру теперь снова можно продать.

Между тем исчезнувшая Федорова до сих пор числится собственником таинственной квартиры в Болони.

* * *

Но только вы и представить себе не можете, как повезло гражданину Гуприянову. У Ирины Федоровой был родной брат Вячеслав Юрьевич Федоров 1966 года рождения.

Вопрос: где сейчас находится Вячеслав Юрьевич?

Ответ: никто не знает.

Известно, что он был владельцем квартиры по адресу: Даниловская набережная, дом 6, корпус 5, квартира 21.

Федоров страдал психическим заболеванием, но в 1984 году был снят с учета в ПНД.

В 2010 году Федоров, как и его родная сестра, продал свою единственную квартиру и прописался к сестре в Болонь. Новые владельцы сделали в бывшей квартире Федорова ремонт и вдруг весной 2012 года получили от него исковое заявление о признании сделки недействительной.

Вопрос: кто представлял в суде интересы Федорова?

Ответ: правильно, Гуприянов. Причем исковое заявление Федорова как под копирку списано с заявления сестры.

Вопрос: кто заверил доверенность на Гуприянова?

Ответ: правильно, нотариус Амелькина. И в то время, когда Федоров находился в МОПБ №9.

Вопрос: почему Федоров сам не мог подать иск и явиться в суд?

Ответ: правильно, он в это время находился в психбольнице. Интересная подробность: Вячеслав Юрьевич в МОПБ №9 явился сам и находился там в то же время, что и его сестра. Даже выписались они в один и тот же день.

Через две недели, вместе с сестрой — следите за руками, фокус сложный — он был госпитализирован в ПБ имени Алексеева. При этом его в приемное отделение привезли дальние родственники, а сестру — знакомые.

Разумеется, эксперты признали, что в момент заключения сделки о продаже квартиры Федоров не руководил своими действиями.

В феврале 2014 года Симоновский суд вынес решение о возврате квартиры Вячеславу Федорову. Теперь предстоит зачистка квартиры от добросовестных приобретателей, и ее можно будет снова продать. Интересно, кто возьмет на себя этот труд? Ведь Федоров, как и его родная сестра, бесследно исчез.

* * *

Два друга, Дмитрий Полосухин и Александр Ширшиков, узнали, что на улице Коненкова, дом 11б, за 6 миллионов продается 3-комнатная квартира. Рыночная стоимость составляла 7 миллионов, но квартира была непригодна для жилья. Друзья решили сделать хороший ремонт и продать ее подороже.

Владельцем квартиры был Дмитрий Зарщиков. Он выдал доверенность на продажу своего жилья Элле Маляровой (имя и фамилия изменены. — О.Б.). Дабы убедиться, что Зарщиков действительно имеет намерение продать квартиру, друзья настояли на встрече с ним. Встреча состоялась, и Зарщиков сказал, что все в порядке.

Фото из личного архива.
Квартира Дмитрия Зарщикова, проданная им дважды. Фото из личного архива.

31 августа 2010 года был заключен договор купли-продажи, деньги вручили Маляровой, а документы отдали на регистрацию. А через две недели Зарщиков обращается в регистрационную палату с заявлением, где просит прекратить регистрацию договора в связи с тем, что Малярова не отдала ему деньги.

14 октября 2010 года Полосухин и Ширшиков обратились в Бутырский суд с иском к Зарщикову. Они требовали зарегистрировать договор купли-продажи квартиры. Зарщиков пришел в суд, рассказал, что никаких денег не получал, а продать квартиру его заставили какие-то сотрудники милиции.

18 марта 2011 года иск Полосухина и Ширшикова был удовлетворен заочно.

31 марта 2011 года нотариус Амелькина удостоверила доверенность от Зарщикова на имя Михаила Гадаева (фамилия изменена. —О.Б.) для обжалования заочного решения.

Вопрос: думаете, все было так же просто, как и в предыдущих историях?

Ответ: не скажите. В этом блюде появилась экзотическая специя.

29 апреля 2011 года Зарщиков неожиданно «вспоминает», что на самом деле в августе 2010 года он за 5 миллионов рублей продал свою квартиру А.Л.Серенко. И произошло это, господи помилуй, за три дня до продажи квартиры Полосухину и Ширшикову. Как можно было продать квартиру дважды в течение трех дней, я понятия не имею. Знаю только, что решение в пользу Полосухина и Ширшикова было отменено по подложному больничному листу.

И дальше все пошло по отработанной схеме: Зарщиков попадает в МОПБ №9, потом в Алексеевскую ПБ, а венчает эту операцию заключение судебно-психиатрической экспертизы о том, что ни в день заключения договора Серенко, ни в день заключения договора с Полосухиным и Ширшиковым он отчета своим действиям не отдавал.

Отдавал не отдавал, а в ноябре 2012 года Бутырский суд вынес решение о том, что сделка между Зарщиковым и Серенко должна быть зарегистрирована. То есть квартира досталась Серенко.

Однако Серенко недолго наслаждался своим приобретением. И в январе 2014 года в эту квартиру вселился новый собственник, А.В.Вешкин.

Вопрос: а где же Зарщиков?

Ответ: а кому он теперь нужен?

Нехорошо отвечать вопросом на вопрос. Поэтому на самом деле ответ такой: Зарщиков пропал.

* * *

Последняя история самая незатейливая.

Марина Шапкина 1972 года рождения жила с отцом в 3-комнатной квартире. В один прекрасный день они решили разъехаться. И в июне 2006 года Марина купила отцу 1-комнатную квартиру, а себе — 2-комнатную квартиру на Харьковской улице.

...и в результате мошенничества оказалась с ним в однокомнатной квартире. Фото из личного архива.

Весной 2010 года (через четыре года после заключения сделки!) Марина получила исковое заявление, из которого узнала, что продавец квартиры Игорь Зотов якобы ввел в заблуждение свою родственницу Татьяну Тарасову и под видом договора аренды подписал договор купли-продажи ее квартиры.

Угадайте, чем болеет Тарасова?

Правильно, она инвалид II группы по психическому заболеванию.

А иск ничего не напоминает?

Правильно, все по сценарию Федоровых. И доверенности, удостоверенные нотариусом Амелькиной, были выданы нашим старым знакомым — Алексею Гуприянову и Михаилу Гадаеву.

Разумеется, перед подачей искового заявления Тарасова кочевала по психиатрическим больницам, в том числе побывала и в Алексеевской ПБ. О результате судебно-психиатрической экспертизы распространяться не буду: Тарасова не отдавала отчета своим действиям, а раз так, договор купли-продажи признали недействительным, и ей вернули квартиру.

Одно неясно: зачем Тарасовой понадобилась эта несчастная квартира? Ведь с 1 июля 2011 года, когда было восстановлено ее право собственности, по май 2014, в квартире никто не жил.

В настоящее время, согласно данным Росреестра, квартира перешла в собственность семьи с ребенком. А это значит, что ее снова продали.

Интересно, кто? Ведь Татьяна Михайловна Тарасова тоже бесследно исчезла.

* * *

Если называть вещи своими именами, очевидно, что наш огромный город разделен на квадраты и опутан паутиной наблюдающих за владельцами квартир профессиональных негодяев. Обратите внимание: нападают они, как правило, на беспомощных людей — одиноких стариков, психически больных или алкоголиков. Но ведь на квартире не написано, что в ней живет одинокий человек или пьяница. Значит, кто-то поставляет информацию. А у кого она есть? У сотрудников полиции и бывших ЖЭКов. А дальше все просто. Работает завод по переработке стариков и инвалидов в конвертируемую валюту. Вы же видите: есть риелторы, нотариусы, врачи, сотрудники правоохранительных органов, есть свои люди в органах регистрации. Труд этих людей щедро оплачивается, и таким образом они превращаются в сплоченный коллектив единомышленников, где каждый знает, что должен делать, и знает точно, чего не должен. Поэтому, когда добросовестные покупатели пытаются сопротивляться, перед ними всегда вырастает глухая стена.

В нашем случае все потерпевшие обращались во все возможные инстанции, включая Администрацию Президента России. И всем отказали. Всем! Так ведь не может быть, однако это факт, из которого следует, что стена неприступна.

На публикации в газетах уже давно никто не отвечает. Я с изумлением узнала, что нашелся единственный человек, который внимательно прочитал статью «Меняю квартиру на могилу» и энергично взялся за проверку всех изложенных там обстоятельств. Этот человек — оперуполномоченный ОМВД по району Северное Тушино Алла Вадимовна Саркисова.

Прочла нашу газету и героиня статьи Ирина Павлова, генеральный директор агентства недвижимости «АвангардСервис», которое сопровождало странные сделки с квартирами. Резиденция Павловой находилась в двух шагах от входа в Росреестр на улице Большая Набережная. Мы писали о том, что она не только ударник труда, но и ответчик по многим гражданским делам по договорам займа. Так вот, после нашей публикации Павлова съехала в неизвестном направлении. И единственное, что нам сейчас известно, — это то, что, согласно данным с сайта Федеральной службы судебных приставов, ее долг увеличился почти на миллион и теперь составляет 5 миллионов 702 тысячи рублей.



Партнеры