Сирийские дипломаты готовы обменять у боевиков пленного россиянина

Но повстанцы бояться идти на переговоры с официальным Дамаском

13.07.2014 в 12:30, просмотров: 2285

Российский гражданин Константин Журавлев, захваченный в плен боевиками сирийской группировки «Лива аль-Таухид» осенью прошлого года, может быть обменян на оппозиционеров, которые находятся в руках властей Сирии. О такой возможности в разговоре с одним из друзей Журавлева заявил посол Сирии в Москве Риад Хаддад. Однако боевики, удерживающие россиянина, ведут себя очень странно: по некоторой информации, они не хотят идти на контакт с представителями официального Дамаска…

Сирийские дипломаты готовы обменять у боевиков пленного россиянина
фото: youtube.com

Прошло уже больше полугода с момента исчезновения путешественника из Томска Константина Журавлева, который, направляясь в западную часть пустыни Сахара, решил пересечь охваченную войной Сирию и попал в руки исламистской группировки «Лива аль-Таухид». Известно, что друзья и родственники Константина долгое время держали связь с пленившими россиянина повстанцами, однако никаких подвижек в вопросе его освобождения не было… Сейчас стало известно, что представители сирийских властей готовы обменять томского пленника на оппозиционеров, которые находятся в тюрьмах официального Дамаска, в том случае, если боевики объявят об этом в своих требованиях… Что на это ответили повстанцы? Об этом в интервью «МК» рассказал друг Журавлева путешественник Евгений КОВАЛЕВСКИЙ:

– Месяц назад я встречался с послом Сирии в Москве Риадом Хаддадом, и у нас был разговор, – рассказывает «МК» Ковалевский. – Я спросил: «Вы согласны обменять Костю на каких-нибудь пленников?» Он сказал: «Да, мы согласны». Я говорю: «Вам нужны консультации с Путиным и Лавровым?» Он ответил, что сделать обмен можно без всяких консультаций, если со стороны боевиков будет запрос. Я говорю: «А что нужно?» Он ответил, что необходим список их требований, потому что у него нет никаких обращений: боевики не ведут напрямую переговоры с Башаром Асадом. Посол сказал: «Если будут письменные обращения – мы обсудим». Я задал вопрос одному сирийскому оппозиционеру в Москве, есть ли у него связь с боевиками. Он ответил, что есть. Мы теперь выстроили такую схему: сирийская оппозиция может переговариваться с этим оппозиционером, который живет в Москве, он может со мной, я могу с послом, посол может с Башаром Асадом… И вот от сирийца поступила такая информация, что боевики бояться предоставить список тех, на кого можно обменять Журавлева. Якобы когда будет список – Башар Асад всех их убьет.

– Это список тех женщин, которые были задержаны официальным Дамаском и которых требует освободить оппозиция?

– Да, этих женщин, которые в плену Башара Асада. И как оппозиции дать гарантию, что никто их не тронет… Я же не могу дать им эту гарантию. У меня нет прямых связей с боевиками, я общаюсь опосредованно – через этого оппозиционера, который живет в Москве. Он говорит, что боевики боятся. Как эту боязнь изменить, если я им гарантии дать не могу… Сам этот сириец на посла не выходит, чтобы сократить цепочку. А цепочка длинная: боевики – сириец, сириец – я, я – посол, посол – Башар Асад. Нужно, чтобы пошла по этой цепочке бумага, документ, но этого до сих пор не дошло. Еще вариант: один из наших ребят вышел на депутата Александра Карелина, и мы попросили его донести всю эту историю до Путина. У меня нет уверенности, что Путин в курсе и Лавров в курсе. Из аппарата приходят отписки каждый раз, когда мы обращаемся. Таким образом, получаются две схемы. С одной стороны, мы сами пытаемся организовать какие-то переговоры, с другой – есть надежда на лидеров государства.

– Но вы просили посла дать какие-то гарантии?

– Пока еще нет, для этого мне нужно ехать в Москву, с ним встречаться.

– Тем не менее, Журавлев связывается с родными по скайпу?

– Нет. Уже полтора или два месяца никакой связи. Последняя связь была полтора или два с половиной месяца назад, когда Костя сказал, что его убьют. Эту запись я распространил в прессе, и потом – это было полтора месяца назад – он выходил на связь по инициативе этого сирийского оппозиционера и Москвы. Тогда Костя сказал: «Я тут не случайно, я хочу помочь мирному народу, я хочу помочь женщинам, детям». Я думаю, это он говорил под диктовку. Это брехня, он бы сразу уехал. После этого – все, затишье. Мать сутками не выключает скайп…

– Выходит, следующий этап – это ваш визит в Москву.

– Да, наверное. Но как получить от посла такую гарантию, я не знаю. Если они сами не идут на переговоры, потому что считают преступником Башара Асада и иже с ним, будут ли какие-то письменные заверения? Тем не менее, я попытаюсь.



Партнеры