Советские привычки

Мы так и не научились сами заниматься собственными правами

15 октября 2014 в 15:03, просмотров: 19026
Советские привычки
фото: Алексей Меринов

В Кремле под председательством Владимира Путина прошло заседание Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека. Сам президент отметил, что это не простое заседание, оно в преддверии 10-летия совета.

Тут впору начать подводить какие-то итоги этого 10-летия, однако в вопросах прав человека не бывает итогов, не бывает какого-то рубежа, какой-то границы, когда можно вздохнуть и сказать — вот они пришли, наконец, эти права. Их всегда мало, этих прав, — так кажется любому человеку. Кроме того, в любой стране есть какая-то своя точка отсчета.

К примеру, никогда не забуду, как в Америке, в штате Нью-Джерси, в маленьком городке, в местной библиотеке проходило бурное заседание городского совета по поводу посадки деревьев на местной аллее. Дискуссия длилась более двух часов, но выбрана была фирма, пообещавшая высадить не просто деревья, но такие, у которых, во-первых, осенью листья опадают не сразу, а во-вторых, отцветающие разным цветом — то есть цветовая гамма на аллее до самых холодов будет меняться. Но и зимой там будет не голо, потому что будут еще и хвойные вечнозеленые деревья.

Еще мне запомнилась подобная же дискуссия в Дании, где мучительно решался вопрос, в какой цвет будут выкрашены скамейки в маленьком парке.

Для нас подобные дискуссии — дикость. Как-то издавна решено, что такие вещи решает кто-то, но не мы, что дает нам право потом сказать, что деревья посажены не те, а скамейки выкрашены не той краской.

Это очень удобно — не брать на себя ответственность за последующее право на критику. Не себя же критиковать!

Вы спросите: а при чем тут встреча Путина с советом?

Очень даже при чем.

В ней, как в капле воды, отражена модель общения власти с обществом. В принципе встреча президента с советом — это кульминация такого общения. Не забудем, что совет создан по указанию президента — то есть президенту, видимо, нужно, чтобы кто-то объяснил ему наиболее болезненные проблемы, чтобы подсказал пути их решения. Заметим — пути решения проблем российского общества, не марсианского.

Но президент в кратком вступлении, упомянув, что денег на гражданское общество в России будет выделено больше, вдруг неожиданно переходит на Украину, обвиняет ее в массовом нарушении прав ее граждан. И создается такое ощущение, что главная проблема гражданского общества в России — это нарушения на Украине. На этом вступительная речь президента заканчивается.

Дальше все идет по регламенту, как и на прошлых встречах. К примеру, Николай Сванидзе обращает внимание президента на проблемы крымских татар — там пропадают люди, народ подвергается беспрецедентному давлению. Президент благодарит его, но говорит, что ничего об этом не знает, он не слышал об этом.

Михаил Федотов, глава совета, предлагает президенту демилитаризировать российские масс-медиа и общество, прекратить антиукраинскую пропаганду. Но президент отвечает, что власть не занимается демилитаризацией.

Знаете, когда читаешь стенограмму этого заседания, то невольно возникает вопрос: а зачем собрались?

Конечно, безмерно уважаемый мною Михаил Александрович Федотов давно объяснил мне сущность подобных мероприятий. Ну, во-первых, это совет — то есть рекомендательный орган. Он не приказывает президенту, а рекомендует, а сам президент может как учесть пожелания совета, так и проигнорировать их. А может и разогнать этот совет и набрать новый — это я уже добавляю от себя. Видимо, последнее обстоятельство и диктует осторожность многих членов совета в формулировках проблем. Однако как быть с тем, что совет рекомендует, а рекомендации практически не учитываются? «Практически» — в том смысле, что учитываются лишь те, где они не касаются принципиальных, на мой взгляд, вопросов российской политики.

Ну вот, к примеру, курс доллара (он уже за 40 рублей) — разве это не вопрос прав человека труда, потерявшего в своей зарплате уже целую треть? А вопрос запрета на импорт — почему можно лишить российского гражданина права покупать в магазине то, что он хочет? А вопрос о погибших российских военнослужащих, написавших заявления на отпуск и поехавших воевать за «Новороссию», — разве это не вопрос гражданских прав их родственников? И так далее.

Я понимаю, что вопросы мои наивны. Где большая политика — там права гражданина как-то быстро заканчиваются. И я абсолютно не в претензии, что эти вопросы на заседании совета не прозвучали — я не приглашаю членов этого уважаемого органа в клуб самоубийц. «Скажи спасибо, что хоть что-то можно сказать!» — так бы, видимо, ответили мне мои уважаемые коллеги.

Да, в вопросах прав человека жизнь сейчас предлагает довольствоваться малым. Но «малое» — не синоним «маловажного». К сожалению, практически любой шаг власти, не только политический, но и экономический, ставит граждан страны перед серьезными проблемами.

Что будет с долларом-рублем; что с платой за ЖКХ; как планирует выжить экономика России при нынешнем падении цены нефть; как «дербанятся» пенсионные накопления граждан — это только поначалу кажется, что эти вопросы для какого-то пафосного экономического форума по инвестициям. Но именно они, эти вопросы, ставят под угрозу фундаментальные права человека, конкретно — право на достойную современную жизнь.

Однако по причине, указанной выше, меньше всего мне бы хотелось укорить в отсутствии этих вопросов во время заседания совета самого Федотова и его коллег. Разовый выкрик в России малопродуктивен.

Вот сползает вниз рубль, зарплата гражданина обесценивается, но кто из нас обратился с этой проблемой к своему депутату, обещавшему на выборах золотые горы? Да никто! Потому что всем понятно, что депутат в ответ покрутит пальцем у виска и намекнет, что не он решает эти вопросы — а там, «наверху».

И эта манера общения с властью, застывшая со времен Советского Союза, прочно сидит в каждом из нас. Мы идем на выборы, с трудом различая их лица, выбираем тех, кто ближе к власти, потому что знаем: они починят крышу. Либо выбираем тех, к кому привыкли. Но это дает нам право, как в те же советские времена, потом на кухне бодро костерить «антинародную власть». Единственное, что поменялось, — сидим не на кухне, а в Фейсбуке.

В такой манере общения гражданского общества с властью нет конкретных виновных: тут все сплелось — и традиция, и постсоветский характер, и пропаганда в телевизоре.

Но как-то надо меняться, потому что сейчас главная тема комментариев о встрече президента со своим советом звучит так: какие все-таки смельчаки эти Сванидзе и Федотов!

А если бы они были не смельчаки? А если бы они заболели ангиной и не смогли бы быть на заседании — кто бы задал вопросы президенту? Да и в каком же состоянии пребывает гражданское общество в России, если просто задать вопрос, сказать президенту правду — это акт патологической смелости и отчаянного героизма.

Власть любой страны любит вить веревки из своих граждан. Она хмуро избегает отвечать на вопросы и преследует недовольных.

И тут важно осознать, что время одиночек прошло — неприятности могут настигнуть гражданское общество в любую секунду и по любому поводу — от Эболы до отсутствия газа.

И не всегда рядом будут стоять Сванидзе и Федотов.

Так, может, попробовать начать самим заниматься своими правами? На всех уровнях, сверху донизу.



Партнеры