Что скрывается под мантией: судья раскрывает тайны профессии

Директор Судебного департамента при Верховном суде Александр ГУСЕВ: «Люди к нам приходят просто послушать дела»

29 октября 2015 в 18:21, просмотров: 6621

Российская Фемида за последний год не раз оказывалась в центре самых разных скандалов. Вспомнить хотя бы задержание сотрудников столичного судебного департамента, которых подозревают в махинациях с выплатами переводчикам. С другой стороны, нападки на суды и судей не всегда справедливы. В конце концов, правосудие сегодня доступно и открыто так, как не было никогда в истории. Чтобы попасть в суд, истцу достаточно заплатить небольшую пошлину (от 300 рублей), а чтобы попасть в Интернет и стать звездой YouTube, судье достаточно сказать или сделать какую-то пошлость (прийти без мантии, например).

Что скрывается под мантией: судья раскрывает тайны профессии
фото: Наталия Губернаторова

Как живет-поживает в современных условиях отечественная Фемида, чего боится, а чем гордится — обо всем этом спецкору «МК» рассказал генеральный директор Судебного департамента при Верховном суде РФ Александр ГУСЕВ.

И, кстати, он одобрил революционную идею «МК»: зарплата адвоката по назначению не должна зависеть от следователя, который ведет дело.

«Суды разослали 2 миллиона эсэмэс»

— Александр Владимирович, правда, что каждый третий россиянин хоть раз в жизни побывал в суде?

— Думаю, их гораздо больше. Суды рассматривают порядка миллиона в год только уголовных дел. Не говоря уже об административных. И в каждом процессе, помимо истца и ответчика, участвуют по несколько свидетелей.

К тому же люди сейчас проявляют такую же активность, как некогда в советские годы: приходят просто послушать дела. Огромное количество ежедневно заходит на сайты судов, чтобы прочитать те или иные решения.

— А поточнее — сколько таких? Есть статистика?

— Ежемесячно количество посещений достигает 6,8 миллиона, при этом количество посетителей — 2,5 миллиона человек.

Многие стали изучать на сайтах судебную практику, чтобы понимать: каковы требования законодательства при рассмотрении тех или иных дел, как правильно оформить и подать документы для обращения в суд.

— С 15 сентября 2015 года вступил в силу закон, обязывающий вести аудиопротоколирование процессов. Это работает повсеместно?

— 68 процентов залов судебных заседаний уже оборудованы комплексами аудиофиксации «Фемида». Этого достаточно, потому что пока аудиопротоколирование обязательно только по административным делам. С 15 сентября 2016 года оно станет обязательным и по уголовным.

— А что касается видеопротоколирования?

— Суды оснащаются системами технической фиксации хода судебных заседаний (аудио-, аудио-видеозаписи) и системами видеоконференц-связи (ВКС) в рамках реализации федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы». На сегодня 1175 залов областных и арбитражных судов и более 1000 залов районных судов оборудованы соответствующим образом. Отмечу, что видеопротоколирование не носит обязательного характера. Однако некоторые участники процесса просят, чтобы оно велось. Решение о видеопротоколировании принимается на усмотрение судьи.

— В этом году многие дела рассматривались без «живого» участия обвиняемых: по видеоконференц-связи. И не все заключенные такой способ одобряют. Почему им не дается права выбора?

— Право выбора определяется статьей 389.12 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в которой сказано, что этот вопрос остается на усмотрение судьи. Видеоконференция помогает сэкономить средства, силы и время на этапирование заключенного в суд и обратно. В настоящее время большинство федеральных судов общей юрисдикции оснащены системами ВКС. Данный технологический сервис является очень востребованным. Большинство заключенных как раз просят, чтобы их не вывозили на суд из колонии.

— И все-таки некоторые считают, что если бы они видели судью не на экране, то смогли бы ему четче донести свою позицию, и, возможно, он бы их оправдал...

— Заключенный может ходатайствовать о его непосредственном присутствии в зале судебного заседания. Это право у него есть, и его никто не отменял. А насчет того, что человеку легче донести свою позицию, глядя в глаза судье, скажу так: окончательное решение о назначении наказания или оправдании суд принимает на основании совокупности исследованных доказательств в ходе судебного заседания, а не на одних показаниях подсудимого.

— А как оградить человека от возможного давления на него в СИЗО или колонии, где проходит конференц-связь?

— Оборудование в помещениях учреждений ФСИН устанавливается в соответствии с типовыми схемами. Видеокамеры располагаются так, что позволяют видеть все помещение. Судья может убедиться, что в комнате нет посторонних, что сотрудники учреждения или, например, следователь не оказывают давления на участника процесса.

— Раз уж мы заговорили о технических новшествах, скажите: правда, что суды будут принимать иски в электронном виде?

— Отдельные суды уже их принимают! Сейчас мы работаем над тем, чтобы обеспечить электронную подачу документов для арбитражных дел через портал госуслуг. В последующем этот опыт будет распространен и на суды общей юрисдикции.

— Почему эсэмэс-оповещение о судебном заседании сегодня работает не во всех регионах?

— Техническая возможность эсэмэс-оповещения обеспечена во всех судах на территории всей страны. Только в этом году уже разослано более двух миллионов сообщений. Но возник ряд проблем. Во-первых, требуется согласие гражданина на его оповещение с помощью эсэмэс. А в небольших населенных пунктах граждане зачастую отказываются от этого. Во-вторых, после принятия закона о запрете нежелательных эсэмэс-рассылок в отдельных регионах возникли технические сложности с оповещением абонентов местных (региональных) операторов мобильной связи.

Мы работаем над этим. При этом проблем с оповещением абонентов федеральных операторов нет. На сегодняшний день все вопросы с сотовыми операторами сняты.

«Из 23 убийств судей 13 остались нераскрытыми»

Справка "МК"

Штатная численность судей федеральных судов общей юрисдикции 25 433; федеральных арбитражных судов — 4142; количество федеральных судов (областных и равных им судов, районных, арбитражных и военных судов по состоянию на 30.06.2015 г. — 2529.

— В последнее время сформировался образ судьи, послушного властям и прокурорам, зависимого от политической конъюнктуры. Что делается для того, чтобы его развенчать?

— С одной стороны, это полная открытость и прозрачность судов, в том числе благодаря техническим средствам.

С другой, тщательный подбор судей и обеспечение их всем необходимым для отправления правосудия.

— В первую очередь зарплатой? Кстати, на сайтах судов о ней ничего нет. Такое ощущение, что это гостайна. Люди в мантиях действительно получают запредельно много?

— Должностные оклады судей устанавливаются в процентном отношении от оклада председателя Верховного суда Российской Федерации. В судах Москвы и Санкт-Петербурга должностные оклады судьям установлены с увеличением на пять процентов. Кроме того, есть ряд доплат. Но все равно суммы не заоблачные. Лично мое мнение, что судьи должны получать еще больше. Это станет одной из мер по борьбе с коррупцией.

— Насколько часто оказывается давление на судей?

— Угрозы поступают систематически. На сегодняшний день у нас под госзащитой находятся 60 судей. Самая большая проблема для нас — когда судьи отказываются от защиты.

— Почему они это делают?

— Кто-то из принципиальных соображений, кто-то не придает значения угрозам. Многие судьи понимают, что выкрики подсудимых могут быть всего лишь эмоциональным проявлением на объявленный приговор. Однако тут важно не ошибиться. Считаю необходимым законодательно закрепить не право, а обязанность судьи принять назначенные ему меры госзащиты. Ведь были случаи, когда судьи скрывали, что им звонят с угрозами, что за ними следят. Заканчивалось это трагично... В этом году было совершено шесть нападений на судей.

— В Европе у многих судей всегда с собой так называемая тревожная кнопка. Почему бы не выдать ее нашим служителям Фемиды?

— Уже выдаем! В настоящее время существует программа, разработанная совместно с Минкомсвязи России, об использовании мобильными устройствами тревожной сигнализации. Сигнал тревоги от судьи поступает сотрудникам внутренних дел для принятия необходимых мер государственной защиты.

— А как насчет оружия?

— Право получить оружие есть у каждого судьи. Начиная с середины 2000-х реализуется программа, по которой, по просьбе служителя Фемиды, органы МВД России организуют обучение и только после соответствующей подготовки выдают оружие. Однако воспользовались этим правом только десять процентов судей. С одной стороны, это хорошо. С другой — если преступник знает, что у человека есть при себе оружие, существует соблазн завладеть им. Был момент, когда судьи сначала массово получали оружие, а потом так же массово его сдавали.

— Сколько покушений на судей со смертельным исходом было за последнее время?

— В этом году, к счастью, ни одного. В прошлом — два. В Приморском крае судья Кировского районного суда был смертельно ранен на охоте. Также произошло убийство и.о. председателя Усольского районного суда Пермского края. В рамках расследования был задержан ранее судимый местный житель, который дал признательные показания.

Всего за период с 2007 по 2014 год были совершены убийства 23 судей федеральных судов общей юрисдикции. 13 из них не раскрыты.

— Не так давно был случай, когда судья пришла на процесс без мантии. У вас закончилась униформа для служителей Фемиды?

— Проблем с униформой не существует в принципе. Снабжение осуществляется четко по всем судам. А то, что конкретные судьи нарушают закон, — вопрос к ним. Напомню, что мантия, герб и флаг — это неотъемлемая часть отправления правосудия. При нарушении данных условий отправления правосудия судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

— Но был и другой случай, когда судьи в одном из регионов появились на процессах в мантиях из дорогого шелка, с рюшками...

— Судебный департамент централизованно мантии не закупает. Мы выделяем средства, которые просят региональные управления для обеспечения судей.

«Мы рискуем остаться без охраны»

— Сколько было ЧП в судах и с судьями в этом году?

— Около двухсот, включая анонимные звонки о минировании зданий судов, ДТП с участием судей, изъятие запрещенных предметов в зданиях судов, хищение личного имущества судей, а также побеги лиц из-под стражи.

— Кстати, о побегах. Как много было их и кто виноват в этом?

— В этом году было четыре таких случая. Расскажу о двух последних. В Татарстане подсудимый совершил побег после длительного ожидания конвоя, другой заключенный сбежал с территории, прилегающей к участку суда Советского района Нижнего Новгорода. За побеги из здания суда ответственность несут приставы. В случае таких ЧП направляется соответствующее обращение к руководству ФССП России.

— Как раз в суде Нижегородской области был недавно скандал после того, как мы опубликовали фото заключенных в судейских креслах. Как такое могло случиться?

— Это вопрос не к нам. За обеспечение установленного порядка деятельности судов отвечает Федеральная служба судебных приставов. Мы выступили с инициативой, чтобы приставы, отвечающие за обеспечение установленного порядка деятельности судов, стали нашими служащими. Теперь слово за правительством.

— Правда, что сейчас снимается охрана с судов?!

— Сегодня на 10 процентов сокращается штат МВД России и на 10 процентов — ФССП России. В результате начались проблемы и с охраной судов.

Те здания и сооружения судов, которые были под защитой вневедомственной охраны МВД, рискуют остаться без нее.

Процесс уже начался. К великому сожалению, прежде всего начали снимать охрану зданий мировых судов. А ведь в них рассматривается 70–80 процентов от общего числа дел в России.

— Территория судов перестанет быть безопасной зоной?!

— Не хочется в это верить, но такое может случиться. Помните, лет 7–8 назад появилась новация про 48 часов (если человека за это время суд не арестовал, то он подлежал освобождению)? После этого участились поджоги зданий судов. Пока их тушили, проходили те самые пресловутые 48 часов. Необходимо сделать все, чтобы обезопасить сегодня суды и всех участников судопроизводства.

Беда еще и в том, что сейчас МВД России начинает ликвидировать центры, на которые выводились сигналы тревоги. К сожалению, нам снова придется возвращаться к сторожевой охране. Будем ставить вопрос о том, чтобы нам передали функции по поддержанию порядка в судах. Иного выхода нет.

— Случается, людям на процессе становится плохо и судьи вынуждены вызвать «скорую», что отнимает много времени. Почему бы не открыть в каждом суде медпункт? Насколько мне известно, вы выступали с этой идеей.

— Вопрос о создании в судах медицинского пункта за счет средств обязательного медицинского страхования может быть решен по согласованию с соответствующими медицинскими организациями по месту нахождения суда. Из их штата будут привлекаться медики для работы в медицинском пункте суда.

Кроме того, необходимо учитывать, что помещение медицинского пункта должно соответствовать действующим строительным нормам и правилам (СНИП). Например, требованиям к размеру помещения по высоте, подведения водоснабжения и другим.

— А как насчет психолога, который мог бы помогать участникам процесса? Его введут в штат?

— Законодательством участие психологов в судебном заседании не предусмотрено. Поэтому в настоящее время должность психолога в штатном расписании федерального суда не предусмотрена.

— Не могу не спросить про скандал с судебными переводчиками. Арестованы сотрудники столичного управления судебного департамента, которые завышали стоимость услуг переводчиков. По-вашему, почему такое вообще случилось?

— Я сейчас не могу комментировать это уголовное дело. Но разъясню некоторые моменты. Судебное решение подлежит обязательному исполнению, в том числе и в части оплаты процессуальных издержек. В настоящее время подготовлен проект постановления Правительства РФ. Суть изменений: чтобы постановление суда об оплате процессуальных издержек выдавалось не переводчикам, а напрямую шло к нам. Напомню, что сейчас судья его выдает всем сторонам, в том числе переводчикам. И они потом предъявляют в судебный департамент для оплаты.

— Многих волнует ситуация с оплатой труда адвокатам по назначению. Она зависит от... следователей. И часто защитники так и говорят заключенным: «Если я буду писать жалобы, следователю это не понравится, и он мне не оплатит часы работы»… Как такое вообще возможно?

— Действительно, тот период времени, что адвокат работает с подзащитным до начала суда, оплачивается не нами, а следственным органом — СК, ФСКН и другими, на что выделяют соответствующие денежные средства.

Если будет соответствующий законодательный акт, то мы будем его исполнять.



Партнеры