Хроника событий "Прокуратура Путина так не работает": Саакашвили прокомментировал обыски в администрации ЕС может замедлить введение безвизового режима с Украиной и Грузией СБУ назвала законными ограничения на работу миссии ООН Напавший на жену Турчинова мужчина пытался засудить его за Майдан В Одессе декоммунизировали улицу Чапаева

Никому не нужны: украинских беженцев в России выгоняют на улицу

А вернуться на Украину они не могут

21 декабря 2015 в 17:24, просмотров: 53020

16 декабря вице-спикер Совета Федерации Юрий Воробьев заявил, что пункты временного размещения для беженцев из Украины продолжат работать в России. Правда, их число значительно сократится. Под закрытие попал и лагерь «Зеленая горка» в Подмосковье. Беженцы рискуют оказаться на улице, без крыши над головой. Они бы и рады вернуться на родину, да у одних дома разбиты, у других паспорта вдруг оказались недействительными.

Никому не нужны: украинских беженцев в России выгоняют на улицу
Семьи вынужденных переселенцев рискуют остаться без крыши над головой.

С 1 ноября ФМС изменила режим пребывания в России для граждан Украины. По новым правилам срок временного нахождения в стране не может превышать 90 дней в течение полугода. Эти нововведения касаются абсолютно всех граждан страны-соседки, будь то, к примеру, строитель из Одессы или политический деятель из Киева.

С одной стороны, ясно, что льготное пребывание отменили с целью отправить на родину тех, кто приехал в Россию, что называется, под шумок. Те же гастарбайтеры из Западной Украины, которые неплохо зарабатывают в России, а после, вернувшись на родину, продолжают обвинять РФ во всех бедах.

Один из корпусов «Зеленой горки», где проживают беженцы из Донбасса.

Правда, эти якобы благие намерения ФМС коснутся не только иждивенцев из Незалежной. Под депортацию попали как пророссийски настроенные граждане Украины, которым на родине угрожает преследование СБУ, так и беженцы с юго-востока.

«Если ФМС скажет покинуть Россию, уеду к дочери в Крым»

Измененный режим пребывания в РФ затрагивает всех без исключения граждан Украины, прибывших в Златоглавую не из зоны так называемой АТО.

Беженцам, которые ринулись в Россию не спасаясь от разрывающихся снарядов, а убегая от новой украинской власти, необходимо определиться — с каким статусом они находятся в РФ. Понятно, что каждому украинцу, несогласному с новой политикой Киева, на родине грозит тесное общение с СБУ, а это, как известно, не для всех и не всегда заканчивается хэппи-эндом. В большинстве случаев именно поэтому люди не решаются возвращаться домой. Теперь им грозит депортация.

Украинская журналистка Елена Б. бежала из Львова, опасаясь преследования СБУ.

Елена Б. — украинская журналистка, уроженка Львова. Она, как и многие другие политологи, политики и общественные деятели, бежала из Украины. Правда, сделала она это лишь минувшим летом, и то потому, что СБУ стала угрожать ее семье. Закончить жизнь, как Олесь Бузина, не входило в ее планы. Елена рассказала корреспонденту «МК», при каких обстоятельствах она покидала Украину.

— Я переехала жить и работать в Москву в августе 2015 года. Произошло это из-за того, что СБУ возбудила против меня и моего коллеги-журналиста дело по ст. 110 ч. 2 якобы «за публичные призывы к свержению власти Украины, финансирование сепаратистских мероприятий, работу на сепаратистско-террористическом медиаресурсе и сотрудничество с вражескими СМИ». Во всяком случае, именно этот бред написан в постановлении суда. После двух допросов в СБУ, не дожидаясь предъявления обвинения, я чудом успела выехать из Украины.

Спрашиваю, что она намерена делать в связи с изменением политики ФМС. «Мы находимся на территории другого государства, и надо соблюдать его законы, — отвечает Елена. — Но обращаться за помощью и поддержкой, в том числе и правовой, безусловно, нужно. Среди вынужденных беженцев немало таких, кому в случае депортации в Украину угрожает арест или реальная опасность для жизни. Я не думаю, что эти люди безропотно покинут Россию. В конце концов мы, рожденные в СССР, считаем Россию частью нашей общей Родины».

— Но ведь не все же люди уехали из Украины из-за угроз. Некоторые политэмигранты бежали, не желая мириться с новыми украинскими реалиями.

- Вопрос политической эмиграции не так однозначен. Нежелание мириться с новыми реалиями — не повод для каких-либо преференций в России.

Другое дело, если люди подверглись политическим репрессиям со стороны этой «майданной» власти. Если на них реально совершались нападения, была угроза их жизни или жизни их близких, если против них возбуждены, а точнее, сфальсифицированы, уголовные дела... Такие люди, на мой взгляд, могут быть отнесены к политическим эмигрантам. Кстати, их не так уж много. Например, мои коллеги-медийщики и правозащитники, активисты общественных организаций. Вот они, на мой взгляд, должны в первую очередь получать помощь и поддержку со стороны правительства России. Чего, увы, пока нет.

— Удалось ли вам оформить все необходимые документы, дающие право на легальное проживание в РФ?

— Оформить свой статус в России пока так и не удалось. Я обратилась в Администрацию Президента РФ, поскольку имею все документальные основания для предоставления политического убежища. Однако в ФМС считают иначе, предлагая воспользоваться программой для переселенцев. Я же переселенкой себя не считаю, поскольку в отношении меня киевская власть осуществляет политическое преследование. Поэтому я вновь обратилась в АП России и жду ответа.

Несмотря на то что украинской журналистке не удалось оформить нужные бумаги, она не думает, что ее могут депортировать на Украину. Елена рассказала, что никаких извещений из ФМС с требованием скорее определиться со своим статусом ей не приходило. Женщина считает, что «в поле зрения ФМС попадают граждане Украины, ведущие здесь (в РФ) асоциальный образ жизни».

— Очевидно, в отношении их могут приниматься такие решения (о возвращении на родину). Я же, находясь здесь, работаю, — рассказывает иммигрантка. Журналистка создала в России информационный ресурс, который, по ее словам, «максимально объективно освещает как ситуацию в Украине, так и позицию России в этом вопросе».

Елену абсолютно не смущает тот факт, что занимается она незаконной деятельностью, так как документы, разрешающие трудиться на территории РФ, у нее отсутствуют. Правда, у журналистки уже есть план отступления на случай, если ФМС «попросит» ее выехать из РФ. «Если мои обращения в ФМС результата не дадут, могу уехать к дочери в Крым», — уверенно заявила беженка. А полуостров-то тоже является частью Российской Федерации. Соответственно, все изменения в законах РФ распространяются и на эту территорию.

Пункт временного размещения закрывают, беженцы уезжают?

Изучив форумы, на которых общаются беженцы с юго-востока, ужаснулась. Раздосадованные люди буквально кричат о том, что ФМС отказывается продлевать им документы. И это несмотря на то что в изменениях правил миграционной службы сказано, что жителей Донбасса нововведения не касаются. Почему люди, бежавшие от обстрелов, сталкиваются с такой несправедливостью, «МК» рассказала Татьяна Стретович, помощница главы управления ФМС по Москве:

— Скорее всего сотрудники некоторых отделений ФМС, в которых гражданам Донецкой и Луганской областей отказывают в продлении, руководствуются Минскими соглашениями. Раньше так оно и было. Сейчас, видимо, они чего-то не поняли. На сайте ФМС России ясно сказано, что исключение сделано для украинских граждан, прибывших в экстренном массовом порядке из юго-восточных областей Украины (г. Донецк, Донецкая обл., г. Луганск, Луганская обл.).

Татьяна уточнила, что граждане «особых» областей юго-востока Украины могут не опасаться депортации. Главное, человек должен быть поставлен на миграционный учет.

Постановка на учет действительно важна. Однако для прибывших из юго-восточных областей Украины беженцев, которых разместили в легальных пунктах временного размещения, не это главное. Главное — где жить? Даже при наличии полностью оформленных документов в первый день 2016 года жители одного из ПВР Подмосковья окажутся за пределами своего временного дома.

Пункт временного размещения беженцев «Зеленая горка», находящийся в подмосковном Наро-Фоминске, радушно принял корреспондента «МК» весной этого года. Тогда повара лагеря вспоминали, какие вкусности готовили вынужденным переселенцам на праздничный стол, а сами беженцы радовались тому, что встретили Новый год не в бомбоубежище под вой снарядов. Второй раз я приехала в лагерь поздней осенью, и было очевидно, что настроение у жильцов совсем не предпраздничное.

Администратор лагеря рассказала, что не так давно в ПВР приезжали представители ФМС. И привезли они беженцам совсем не радостную новость. Граждан Украины предупредили, что с первого января будущего года «Зеленая горка» прекращает свое существование как пункт временного размещения. 31 декабря — накануне боя курантов — все жители лагеря обязаны покинуть его территорию.

В бывшем детском оздоровительном лагере при заводе им. Хруничева на тот момент проживали около 85 беженцев с юго-востока Украины. Многие находились там уже полтора года. Жители городка сразу меня обступили. И посыпались проблемы...

Оказалось, многие беженцы по сей день не смогли оформить документы, дающие им право законно находиться в России. Квот, дающих право на временное проживание в Московской области, давно нет. А у тех, у кого разрешение на временное пребывание есть — другие проблемы.

Как рассказали жители подмосковного лагеря, штамп ПВР ставили непосредственно во внутренний паспорт гражданина Украины. А, как известно, если в документе, удостоверяющем личность, есть лишняя отметка, он считается недействительным.

Ирина, беженка из Славянска, рассказала, что при пересечении российско-украинской границы пограничники Незалежной, увидев в паспорте штамп ПВР — пункта временного размещения, рвут документ в клочки. «Это как черная метка», — говорит женщина. Поэтому вернуться домой она все равно не может. В «Зеленой горке» она проживает уже более года. Услышав по телевизору, что в ее родном городе уже не стреляют, она решила на свой страх и риск поехать домой.

— Всех приезжих на границе Славянска украинские военные выстраивали в ряды и заставляли выворачивать карманы, — рассказывает Ирина. — Сам город полностью разрушен. Ничего не восстанавливается.

Заодно Ирина рассказала о том, что произошло с ее знакомыми. Супружеская пара также проживала в «Зеленой горке». «Когда они вернулись на Украину, их обвинили в том, что они сбежали в Россию. Их пытали. Женщине сломали ключицу. В конечном счете им удалось вернуться обратно в РФ».

С того момента как лагерь «Зеленая горка» принял первых беженцев с юго-востока Украины, три жительницы ПВР стали мамами. Новорожденные без проблем получили документ, удостоверяющий их личность.

Однако этот факт никак не упрощает родителям малышей оформление документов в России. Молодая мама рассказала, что, для того чтобы претендовать на гражданство РФ, необходимо не только сдать экзамен по русскому языку, но и пройти медицинский осмотр, который стоит 12 тысяч рублей с человека. Семья также обязана предоставить справку из банка, которая подтвердит факт наличия на счете средств в размере не менее 150 тысяч рублей.

«Откуда у нас такие средства, — сетует женщина. — Работодатели не хотят принимать мужчин на работу с иностранным паспортом и разрешением на работу. Все потому, что им придется платить повышенный налог».

Информация о том, что изменения в режиме пребывания в РФ не коснутся граждан, прибывших из зоны военного конфликта, сперва обрадовала беженцев лагеря. Но позже они узнали, что в конце 2015 года ПВР закроют. Люди задались вопросом, что же делать дальше. «Снять комнату в Верее стоит 10 тысяч рублей. Удобства, простите, находятся на улице, метрах в пяти от дома, а у нас маленькие дети», — говорит беженка.

С Татьяной Ивановной из Луганска я общалась еще прошлой весной. Тогда у нее были большие планы на будущее. Сейчас она говорит: «По всей видимости, 31 декабря мы все окажемся за забором, обрамляющим «Зеленую горку». Сбережений нет, идти нам некуда. На родине стреляют». Хороший новогодний подарок от ФМС.

Украинский кризис. Хроника событий


Партнеры